Культура > Искусство

2236

Про Принцессу и драконов. Новогодняя сказка от "Дняпроўца"

 +

Маленькая Принцесса уже было заснула под атласным ванильно-пудровым одеялом, когда за окном вдруг завыло, зашелестело громадными крыльями, заскрипело зубами-саблями.

– Ма-а-ам? – тихонько позвала Принцесса.

– Я здесь, не бойся, – королева приоткрыла дверь в детскую.

– Что это там?

– Драконы. Не волнуйся, спи.

– Драконы?! Спать?!!

– Конечно, спать, потому что, во-первых, они слишком большие, чтобы влезть в форточку, а во-вторых, принцессам твоего возраста нечего волноваться на их счет. Поверь на слово – после этих слов мама-Королева вдруг замолчала и нахмурилась, на лбу появилась хорошо знакомая Принцессе продольная морщинка.

– А ты с ними знакома?

– Ага, приятных снов, отдохни хорошенько, ведь завтра – Новый год, бал и всё такое… – рассеяно чмокнула Королева девочку в лоб и, зашуршав многочисленными шелковыми юбками, скользнула за дверь.

 На утро случился праздник, маскарад, фейерверки и сотни подарков под пушистой ёлкой в нарядном бальном зале. Принцесса носилась туда-сюда с подружками, шалила, танцевала и веселилась от души – еще бы, Новый год! О чудовищах, что скреблись в прошлую ночь за её окном, почти не вспоминала.

Только когда уже наступил скорый зимний вечер, в пламени камина померещилась ей страшная разверзнутая пасть с треугольными зубами. Она, уже было заснувшая на коленях Короля под негромкие разговоры взрослых, вздрогнула. Папа погладил дочку по голове: «Тише, всё в порядке, это просто сон» и, взяв Принцессу на руки, отнес её в детскую.

Ночью Принцессе снились жуткие сны. Кто-то огромный, клыкастый и крылатый гнался за ней, догонял, впивался когтями и уносил высоко-высоко. А после отпускал, и она камнем летела вниз. Принцесса проснулась от собственного крика, села и глубоко дыша натянула свое ванильно-пудровое одеяло до подбородка.

– Мам! – позвала она. Тишина. – Ну, ма-а-ама! – снова тишина, торопливых шагов Королевы не слыхать. Чуть успокоившись, Принцесса высунула из атласного уюта сразу одну ногу, нашарив ею тапочек с розовым помпоном, после – вторую.

В тоненькой пижамке с рюшами, даже не накинув халат, она осторожно выглянула в длинный коридор, на стенах которого таинственно мерцали в витиеватых канделябрах свечи. Никого.

Принцесса вышла из детской и почти не дыша, как мышонок, мелкими шагами просеменила через коридор, спустилась по лестнице, освещаемой почти погасшим камином и ёлочными огоньками. Огромная двустворчатая дверь замка была открыта, и, видимо, уже давно: на паркет успело намести полоску снега. Принцесса поежилась и остановилась в нерешимости:

– Мам! – еще раз тихонечко позвала она. Опять тишина. Принцесса подошла к двери и, оставляя на снегу крохотные следы, вышла из замка.

Недалеко от крыльца стояла Королева, держа на руках серебряный поднос с кусками свежего сырого мяса, от которого еще шел пар. А перед ней… Перед ней, как две горы, возвышались два дракона с блестящей при лунном свете чешуей и кожистыми крыльями. 

– Мам, что ты делаешь!

Королева обернулась, а драконы пригнули свои продолговатые головы, их желто-зеленые продолговатые очи сузились.

– Я должна. Когда вырастешь, ты сама все поймешь.

– Но они же чудовища! Или это какое-то колдовство, и они на самом деле зачарованные жители нашего королевства, поэтому ты их кормишь, да? – Принцесса была готова заплакать от удивления и страха.

– Чудовища?! – рыкнул и ударил по полу шипастым хвостом тот из драконов, что был покрупнее. Да так, что где-то на втором этаже в серванте зазвенели бокалы. – Я – суть всего. Я начало всего и его конец! Не думать обо мне, не уважать меня – самая большая глупость, какую могут себе позволить те, кто называет себя людьми. Ты еще узнаешь меня, и если не научишься уважать, то я сожру тебя заживо – огромная пасть разверзлась, и небо осветил столп оранжевого пламени, вырывающийся из черной глотки.

Принцесса задрожала и от охватившего ужаса уже больше не смогла выдавить ни звука. Королева опустила поднос на снег и взяла холодные принцессины ладошки в свои горячие руки:

– Нет, они не зачарованы, а действительно крылатые и огнедышащие создания. Имя первого дракона – Время. Имя второго дракона – Любовь. И если в один далеко не прекрасный день я перестану заботиться о них, может случиться так, что вы с папой исчезнете из моей жизни. Но тебе не стоит их бояться, нужно просто открыться, подпустить к себе и принять. Подойди, не бойся. Принцесса помотала головой и, сжавшись, зажмурилась:

– Не могу!

– Можешь, сегодня они тебя не тронут. Сегодня они пришли ко мне, а я, уж поверь, умею с ними управляться.

Принцесса открыла глаза, выдохнула и, всё еще держась за мамину руку, осторожно подошла к тому дракону, что чуть поменьше. Протянула палец и дотронулась до сухой и жесткой чешуи на башке чудовища. Драконица Любовь (а это была она) посмотрела сквозь длинные ресницы на Принцессу, обнажив ряд острых влажных клыков в подобии улыбки.

– Кто ты?

– Я – Любовь. Крылатая и безудержная. Я способна сжечь тебя в аду очищающего, но безжалостного пламени. Есть те, кто никогда и не любил толком. Чтобы до остановки дыхания от прикосновения любимого, чтобы ревновать любимое существо ко всему миру и одновременно безропотно принимать его волю, вознося и любуясь.

Такая любовь не дается слабым духом. Кто-то готовится к ней, укрепляя и вычищая свою душу, кто-то уже рождается с пригодным для меня внутренним огнеупорным складом. Те же, кто боится, чтобы обезопаситься, принимают за меня любое слабое дуновение, задевающее их незрелые сущности. Но так даже лучше, у них бы сердце разорвалось, живи они по-другому.

Есть и другие: те, кто зовут меня, пытаются кормить, но так увлекаются, что не замечают, как уже сами хрустят на зубах. Вот у твоей мамы крепкое и отважное сердце: она много лет любит, отдавая всю себя, умея совладать с тем, чтобы я всегда была рядом, но не сожрала её.

– Почему впервые я увидела вас сегодня, ведь вы прилетали и раньше, ведь так? – спросила осмелевшая Принцесса.

– У всех знакомство с нами случается в разное время, вчера был канун года, когда ты начнешь взрослеть. И привыкать к мысли, что взрослый мир таит в себе чудищ. Поэтому мы и встретились именно сейчас.

– А почему папа не кормит вас?

– У мужчин другие задачи, свои драконы. Женщины же лучше знают цену времени и любви.

– Получается, все королевы вас кормят?

– Нет, не все. Большинство боится нас так, как и ты сейчас. Для людей слабых, малахольных нет ничего страшнее нас: они боятся стареть, боятся страдать. А ведь любви и времени без этого не бывает. Но мы приносим с собой гармонию, счастье такое, какое тем, кто никогда и не пробовал приручить нас, не снилось!

– Тебе выбирать Принцесса, – немигающие зеленые глаза дракона Время с вертикальными зрачками уставились на Принцессу.

– Только тебе выбирать, Принцесса, – вторила ему драконица Любовь.

– А теперь иди – я вернусь позже, нам еще нужно многое обсудить, – обняла Королева девочку и чуть коснулась губами её лба.

Принцесса выпустила руку матери из своих ладошек и вернулась во все еще открытую дверь замка, сквозь которую можно было разглядеть и нарядную ёлку с подарками под ней, и почти уже погасший камин – уютное теплое место, где, кажется, нет места крылатым монстрам. Она быстро захлопнула дверь, взлетела по лестнице, пронеслась по коридору, забралась под свое ванильно-пудровое одеяло и не спала до утра, всё вертясь и думая о том, что узнала этой ночью. Только под утро сон унес её, но даже там, в грезах, всё мерещились желто-зеленые глаза и разрывающий январскую ночь огонь.

***

Прошло много лет. Молодая Королева стояла у панорамного окна огромного замка, наблюдая, как в заснеженном саду играют в снежки двое маленьких принцев – её сыновей. Вот вдалеке показался всадник, Королева улыбнулась и поспешила вниз. Распахнув входную дверь, она застала как раз тот момент, когда всадник спешился, но двое сыновей уже опередили её и, что-то оживленно рассказывая, как радостные и неуклюжие щенки лабрадора, скакали вокруг него.

Молодой Король подошел к жене, у него были почти немигающие зеленые глаза. Хищной лепки лицо с высокими скулами на грани привлекательности и уродства. Глядя на него, молодая Королева всегда помнит про тех, на кого он похож. А по ночам, как водится, берет серебряный поднос и выходит в сад, освещенный лунным светом. И когда она слышит шорох четырех огромных крыльев, она улыбается, зная, что еще один день прожит так, как надо. Ведь Время и Любовь всё еще с ней.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети