Общество > Благоустройство

1948

Интернет-крестьяне: трое гомельчан спасли от вымирания деревню в Речицком районе

 1

Вырасти в центре полумиллионного города, а в 28 лет полностью изменить свою жизнь и перебраться в глухую деревню. Трое гомельчан так и сделали. Нашли пустующий поселок Красный Октябрь в Речицком районе и спасли его от исчезновения. Сегодня они единственные жители населенного пункта на берегах Днепра. Не сеют, не пашут, но и не бездельничают. Их поле — интернет. Через «всемирную паутину» они находят заказы для работы. Парни шутят, что они новый вид сельских жителей — интернет-крестьяне.

Дмитрий ЯНКОВ, Максим НОВИКОВ, Кирилл КРАВЦОВ
Дмитрий ЯНКОВ, Максим НОВИКОВ, Кирилл КРАВЦОВ

Наедине с природой — именно так можно назвать путь к поселку Красный Октябрь. Нормальная дорога в этих местах заканчивается в деревне Глушец. Дальше 5 километров распутицы. Здесь, как и 100 лет назад, лучшее время для передвижения — лето и зима. После долгих скитаний меня на вездеходе встречает местный житель Кирилл Кравцов. Немного разговоров и езды, и вот мы в прославленном через соцсети Красном Октябре. Информацию о нем в основном постит «творческая тусовка». Это модное место для летних художественных и фотопленэров. Рисовать и фиксировать в пикселях дикую природу со вписанными в нее аутентичными домиками 1920-х модно среди городских художников.

На небольшое озерцо, напротив домов, где готовятся шашлыки, меня ведет один из новооткрывателей поселка эколог Дмитрий Янков. Он создает экологические паспорта для предприятий по всей стране. Заказы ищет через интернет. Мне с увлечением рассказывает об истории «Кастрычніка» (именного так по-белорусски его здесь называют):

— Поселок создан в 1920-х годах переселенцами из соседних деревень. Здесь было две улицы, домов 30—50. В 2009-м мы с друзьями бредили идеей поиска заброшенных деревень и возрождения их как части экосистемы. То есть вернуться к историческому быту. На тот момент в Красном Октябре еще жила одна старушка. Увы, уже умерла. Стали выкупать заброшенные дома у наследников и обращаться в сельсовет для выделения построек, у которых нет хозяев. Так вот смогли спасти 6 домов. Остальные снесены силами сельсовета. Нам удалось добиться только восстановления электрификации населенного пункта. Ну и самое главное — сохранить его.

Максим НОВИКОВ у мольберта
Максим НОВИКОВ у мольберта

Глубинка и глубинка. Зачем сюда ехать? На старые срубы глазеть? Сколько таких хаток пущено под бульдозер. Облагорожена территория. Но все лето сюда тянутся вереницы городских искателей естественной природы. Они удивляются сломанному дереву или старому сараю. Радуются найденному черепу коровы и дыму из печной трубы. Будь на их месте сельский житель, уже давно думал бы, как снести старье да построить надежные кирпичные здания, распахать неудобицы за хатой, поработать грабельками и косой. Кур завести. Писал бы письма в райисполком о необходимости газификации территории и удлинения маршрута автолавки. А городские колонизаторы ходят по колено в траве, ищут вдохновения. Вздыхают: как хорошо...

Пока обед покрывается приятной жареной корочкой, геолог Максим Новиков, заядлый охотник и рыболов, рассказывает о поселковой жизни:

— Три человека живут постоянно, остальные домики пока дачные. Изначально, селясь здесь, мы рассматривали эту деревню как площадку для проведения творческих проектов. Первое — экология. Изучение флоры, фауны. Ведь в радиусе 10 километров нет, кроме нас, людей, нет дорог. Второе направление — это творческие уик-энды. Песенные вечера, поэтические выходные, художественные пленэры. Один из них как раз проходит сегодня. Художники рисуют природу и архитектурные элементы сельской жизни первой половины XX века.

Лодка в доме
Лодка в доме

Новая точка моего путешествия — дом гончара Кирилла Кравцова. Это он меня подобрал на вездеходе. Посреди комнаты настоящая лодка, на окне огромная сковорода.

— Новый сельский дизайн? — уточняю я.

Кирилл только посмеивается в ответ:

— Лодка — новая, привез зимой. Скоро на воду. Пока решил сделать частью интерьера. Прикольно ведь. Гости приезжают, удивляются. Плюс дополнительное спальное место. А вот сковородка важнее лодки — она меня кормит. Это антенна для интернет-сигнала. С ним у нас тут слабовато. Ищу заказы, регистрируюсь на выставках через интернет. Всю зиму создавал и лепил горшки, скоро в разъезды, надо зарабатывать деньги — торговать.

И правда, интернет-крестьяне на завалинке потолковали, покупателей нашли через сеть — и в город, на ярмарку. Но такой подход — один из путей спасения исчезающих населенных пунктов. Сегодня Национальный центр правовой информации собирает предложения по совершенствованию указа о пустующих и ветхих домах в сельской местности. Сегодня в Беларуси около 14 тысяч таких строений. Фермер из соседней деревни Глушец Анатолий Кириенко рассуждает о «новоселах»:

— Вы думаете, здесь осталось много коренных жителей? Вот я в 90-е приехал фермерством заниматься. Сосед через улицу приобрел дом под дачу. А местные — уже старики. Мне 62 года, но считаюсь активным и молодым. Поэтому то, что ребята спасли Красный Октябрь от исчезновения, просто здорово. Пусть сюда приезжают люди. Пусть деревня живет не только полями и фермами, но и общением, нестандартными идеями, веселыми людьми. Не всем же в Минск уезжать.

НО способна ли выжить такая деревня? По форме ведения сельского хозяйства, конечно, нет, как вид агротуризма — вполне. Ведь были популярны литературные салоны и кафе в начале ХХ века, почему бы не появиться творческим деревням в ХХI? Вдруг это спасет от распашки вымершие населенные пункты с интересной и давней историей. Плюс удаленная работа через интернет открывает множество возможностей для ценителей жизни на природе. Председатель Белоболотского сельисполкома Наталья Ломако, куда входит Красный Октябрь, рассказала о судьбе местных вымирающих населенных пунктов:

— Одну из пустующих деревень пришлось запахать, были частично проведены такие работы и в Красном Октябре. Часть домов новоселы выкупили. Даже просили еще продать, когда происходил снос. Но реально уже 5—6 лет у них по два дома на человека, и они до сих пор наводят порядок, делают ремонт. Ребята не особо торопятся. Представьте, если бы у них было по 3—4 пустующих дома. Это была бы все та же заброшенная деревня. На любое восстановление нужны деньги и силы. К нам приехали не меценаты, а обычные городские парни, которые хотят жить в глубинке, наслаждаться природой. Считаю, что они спасли поселок. Если они создадут там агроусадьбу или, как они говорят, агродеревню, это будет дополнительной изюминкой здешних мест.

СПРАВКА «СГ»: 

Красный Октябрь — поселок в составе Белоболотского сельсовета Речицкого района Гомельской области. В 0,5 км на юго-запад — устье реки Крапивня (приток Днепра). Основан в начале 1920-х годов переселенцами из соседних деревень на бывших помещичьих землях. В 1931-м здесь организован колхоз. 11 жителей поселка погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Динамика развития: 1926 год — 24 двора, 135 жителей; 1959-й — 168 жителей; 2004 год — 7 дворов, 10 жителей.

Новые сельские жители

Группа гомельчан своим примером меняет представления о жизни в деревне. Постепенно налаживают быт. Работают в городе, а живут в деревне. Своего рода дауншифтеры, но не бездельники.

Географически поселок находится недалеко от крупных городов. Километров десять южнее — через реку — расположена Речица. Если по прямой на запад — в 35 километрах Гомель. Но прямых путей здесь нет. Поселок затерялся в разливах Днепра. Его ждала судьба многих мелких деревушек, к которым уже не найти дорог. Но неожиданно сюда приехала городская молодежь. Дома выкупили, крыши отремонтировали, даже гусей и пчел развели. Привлекла городских романтиков уединенность места. Попасть сюда, особенно в весеннее половодье, чужаку практически невозможно. Вот и я, доехав на машине до Глушца (конечная точка, куда приводит дорога), натянул резиновые сапоги и отправился пешком в затерянный поселок. Однако меня ждало разочарование. Мобильник не ловил сеть, а на месте дороги разлилось озеро. И здешние жители совсем не торопились встречать приезжего журналиста. Ориентируясь по крышам за водоемом, я побрел по боковой болотистой тропе. То, что человек здесь редкость, стало ясно по отсутствию пластикового мусора вдоль пути.

На мою радость заревел мотор вездехода. Краснооктябрьцы подобрали меня и, умело преодолев водные и грязевые преграды, доставили в деревню. Первое, что встретилось, — старинная калитка без забора, колодец с журавлем, огромная береза и распустивший руки–ветви дуб...

Гончар Кирилл Кравцов со своим вездеходом
Гончар Кирилл Кравцов со своим вездеходом

Один из новых открывателей поселка — Кирилл Кравцов. Человек с богатой жизненной историей. Он и дипломированный логист, и фотограф, и путешественник. Вокруг света путешествовал с табуреткой — был такой известный международный проект. В итоге решил коренным образом изменить свою городскую жизнь. Теперь он первый и единственный в Красном Октябре гончар. Мир, как гончарный круг, вращается вокруг этого места, признается Кравцов:

— В один период я вдруг понял, что надоело сидеть в городских коробках, жить по расписанию. Захотелось единения с природой. Была идея найти домик в глубинке, фактически хутор, чтобы далеко и от городской, и от деревенской жизни. Мечта сбылась. Сейчас я — гончар, здесь у меня мастерская. Обжигаю горшки и кувшины, езжу, продаю на выставках по всей стране. Спрос есть. У меня семья: супруга и трехлетний сын. Зимой мы в городе. Весной я приезжаю сюда, потом они, когда потеплеет. Здесь летом — настоящий рай.

Получается, что Красный Октябрь пережил два рождения. Его основали в 1920–х годах переселенцы из соседних деревень. Здесь было две улицы, домов 30 — 50. Когда в 2009 году группа гомельчан затеяла переселение, в поселке еще жила одна старенькая бабушка... Энтузиасты стали выкупать заброшенные избы у наследников и обращаться в сельсовет для выделения построек, у которых нет хозяев. Таким образом сохранили 6 домов. Остальные были снесены силами сельсовета. Новым жителям удалось добиться восстановления электрификации населенного пункта. Правда, за эти годы желание осваивать глубинку у многих городских отпало. Остались трое: Кирилл, Максим и Дмитрий. Живут на земле, но не за счет нее. Например, индивидуальный предприниматель Дмитрий Янков разрабатывает экологические паспорта для предприятий. Заказы ищет через интернет, главная местная проблема — плохой сигнал, смеется мой собеседник:

— Мы живем в век глобализации. Такие деревеньки посреди леса — новый дом для программистов, копирайтеров, переводчиков. Всех, кто работает удаленно и устал от городской суеты. У меня такая же ситуация. В планах развития Красного Октября — создание здесь экодеревни: вода из колодца, рыба в пруду, еда из печи. Из новых элементов лишь электричество и гаджеты. Наша задача — не осовременить поселок, а оставить здесь такой сельский флер, который манит горожан.

Дмитрий уже разработал экологическую тропу, по которой туристы смогут пройти среди днепровских стариц, увидеть гнездования птиц, бобровые хатки, следы диких животных. Поселок — часть этой тропы. Проект уже готов к запуску. Пока местной особенностью можно назвать творческие уик–энды: летние песенные вечера, поэтические выходные, художественные пленэры. Художники рисуют природу и архитектурные элементы сельской жизни первой половины XX века.

...На прощание меня кормят настоящей сельской едой. Кухарит Максим Новиков. Ловко поддевая ухватом чугунок с картофелем и свиными ушами, он отправляет его в печь. Хватка у него хозяйская. Баньку поставил. Потолки гипсокартоном утеплил. Старую «Ниву» подшаманил. Макс рационально по–сельски добавляет:

— Вот нерест пройдет, вы к нам на рыбалку на Днепр приезжайте, без повода, без всяких пленэров.

Максим Новиков
Максим Новиков

Я прощаюсь с обитателями спасенного поселка. Меня провожают водой из местного колодца. Холодная, аж зубы сводит. Парни обступили журавль. Говорю: «Стоп! Вот это кадр! Три богатыря!» Они позируют. Городские, которые спасли деревню от исчезновения.

Вездеход Кирилла через большие лужи доставляет меня в цивилизованную местность. Возможно, подумалось мне, такой творческий дауншифтинг — это спасение для многих мелких деревушек, которые сейчас исчезают с карты страны. Вдруг идея создания эко– и агродеревень станет модным трендом для городской молодежи...

МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ

В Речицком райисполкоме о необычном поселке знают не понаслышке, рассказывает начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Светлана Кравченко:

— Ребята, выкупившие деревню, — очень интересные личности. Они там не собираются сеять, пахать, коров разводить. Им хочется творчества. Это, с одной стороны, прекрасно. Но есть и минус: они — отшельники–мечтатели. Много слов, много проектов, но нет реальной деятельности. Мы, например, обсуждали проведение в Красном Октябре этнофестиваля: выездная торговля, сцена, туристы. Ребята говорят: фестиваль хорошо, но чужие нам не нужны, пусть приезжают только наши знакомые. Если они вырастут от дачного творчества до реальной агродеревни — это будет очень интересный туристический проект. Хочу отметить, что сегодня сельское население в районе сокращается и стареет, поэтому чем больше молодых активных людей будут переезжать в деревню работать, отдыхать в выходные, реализовывать творческие проекты — тем интереснее будет сельская жизнь.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети