Общество > Благоустройство

741

Рейд по воинским захоронениям в Речице и ее окрестностях: о памяти, благоустройстве и плитах, за которыми судьбы

 +

В преддверии Дня Независимости Республики Беларусь Совет старейшин при райисполкоме проводит тщательнейшее обследование воинских захоронений и захоронений жертв войн, расположенных на территории района. «В нормальном состоянии лишь несколько мемориалов, которые на виду. По большинству же остальных памятных мест есть претензии», – констатирует председатель Совета Николай Зайцев. Результаты одного из рейдов подтверждают слова Николая Васильевича.

Помните щемящий и пронзительный фильм «А зори здесь тихие» по одноимённой повести Бориса Васильева? Про то, как старшина Васков по одной теряет своих пятерых зенитчиц. Возможно, такая же вызывающая рыжеволосая, как Женя Комелькова, или суровая и одновременно добрая, как Рита Осянина, покоится здесь у нас, неподалёку. В мае 1944 года зенитчицы 358-го отдельного зенитного дивизиона вступили в бой с немецкими налётчиками. Тогда пострадало много местных жителей: кто-то лишился жилья, получил ранения, потерял жизнь. Так рассказывает мой коллега, историк Пётр Ребенок, основываясь на воспоминаниях очевидцев. Фашистов ценою жизней девчат удалось отбить. В районе охранной зоны железнодорожного моста через Днепр на небольшом отдалении от ж/д полотна им установлены два надгробия. Под ними покой обрели восемнадцать зенитчиц (данные краеведческого музея). Закреплено захоронение за речным портом и железнодорожной станцией Речица. В момент нашего рейда было слышно, что где-то недалеко жужжал тример. Но к захоронению он явно ещё не добрался. Территория, хорошо обозреваемая из окон поездов, нуждалась в покосе.

Остановка вторая: противотуберкулёзный диспансер. Здесь в братской могиле под гранитной стелой – 265 человек. Это преимущественно умершие от ран и болезней бойцы, лечившиеся в госпитале. Захоронение добротно оформлено: полностью выложено плиткой, имеются гранитные плиты с фамилиями погребённых, бордюры побелены, красная звезда на постаменте окрашена, но… снова на клумбах сорная трава, по бокам захоронения мусор. Закреплён объект за филиалом «Речицагаз» и СШ № 8.

Если вы думаете, что братская могила на Старорусском кладбище (к её состоянию претензий не возникло) – единственное здесь захоронение времён Великой Отечественной, то ошибаетесь.

 

В череде многочисленных рядов среди других могил тут находится плита жертвам фашизма – нашим землякам, которые были замучены и убиты в гестапо (покоится 400 душ); в отдельной могилке лежат зверски расстрелянные дети Галина и Владимир Мишаковы, Георгий Старовойтов. Захоронен боец Красной Армии Борисов; старший сержант Владимир Кастакис (о них нет данных). За этими и другими захоронениями закреплён райжилкомхоз. И стоит отметить, что преимущественно все они в нормальном состоянии.

Правда, дольше всего Николай Зайцев задерживается у часовни Александра Невского. В своё время она была возведена стараниями Почётного гражданина Речицкого района, члена Совета старейшин, протоиерея Свято-Успенской церкви Петра Латушко. Рядом с часовней – гранитная плита, под которой останки неизвестного воина, погибшего в 1943 году в жесточайших сражениях под Короватичами.

Николай Васильевич хлопочет об ограждении и цветочном оформлении захоронения. «Никто не забыт, ничто не забыто» – гласит надпись на плите. И, глядя на надпись, он вздыхает:

– Смотрите, за часовней в зарослях травы стоит дубовый крест. Это сам отец Пётр поставил и в своё время завещал похоронить его именно здесь. Но потом родственники решили иначе. Петра Константиновича нет с нами всего несколько лет. А кто помнит про этот дубовый крест? Что уже говорить о воинских захоронениях? Для большинства – это просто безликие плиты. Как послушаешь современную молодёжь, рассказывающую о добрых немцах, жутко становится. А тысячи погибших солдат, жителей Речицы и района лежат молча чуть ли не повсеместно. Для меня за каждой плитой конкретные люди, их трагические судьбы. И боль. Я хорошо помню войну…

Посетив братские захоронения по улицам Сыдько, Фрунзе, Советской, в парке Победы, заканчиваем путь в лесном массиве под Речицей, что по направлению к Озерщине.

Здесь два компактных захоронения мирным жителям, участникам сопротивления и членам их семей, военнопленным, расстрелянным в 1941–1943 годах. Что интересно: на этом затерянном в лесу пятачке насчитали аж восемь больших венков. Неужто все от АП № 3, закреплённого за данным объектом?

– Приезжают сюда и родственники убитых, – рассказывает Николай Зайцев и через газету обращается ко всем, за кем закреплены подобные объекты: своевременно подкосить траву, побелить-покрасить-поштукатурить не составляет большого труда. Быть ухоженными захоронения должны постоянно, а не только ко Дню Победы и Дню Независимости.


P.S. Как рассказала старший научный сотрудник Речицкого краеведческого музея Наталья Сернова, в нашем районе по прежнему ведётся работа по увековечиванию памяти погибших. В автоматизированном банке данных «Книга Памяти» не перестают меняться цифры количества захоронений, а также солдат и командиров, жертв войн, похороненных в них, так как постоянно ведутся архивно-поисковые исследования и банк пополняется новыми данными. На сегодня в нём числится более 14 000 человек – это воины, участники сопротивления, жертвы войн. Всего на территории города и района расположено 115 учтённых воинских захоронений и захоронений жертв войн.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети