Культура

7819

В Речице украинка, которая познакомилась с мужем в Северной Корее, уже 22 года собирает и поёт белорусские народные песни

 +

Как вам такой сюжет: в Речице уже 22 года живет украинка, которая познакомилась с мужем в Северной Корее, а ее дочь переехала в пригород Чикаго? Она восстанавливает и поёт белорусские песни а-капелла и еще мимоходом занимает первые места на конкурсах разного масштаба. Накануне Дня работников культуры мы встретились с Любовью Дворак – художественным руководителем образцового фольклорного ансамбля «Азераначка». И, надо заметить, беседа вышла не без неожиданных поворотов.

– Любовь Михайловна, насколько знаю, с песней вы с пелёнок. Расскажите, из какой семьи вышли?

– Родилась я в украинском селе Берёзово, нас у родителей было десятеро – три мальчика и семь девчонок, – и все пели! Более того, в доме всегда были бубен и гармошки – батька покупал их пять-шесть, потому как родственники просили, а им нельзя отказать, а затем не возвращали – рвали на гулянках. С рождения я была самой крикливой. Петь с родными обожала: не надо было прикладывать усилия, чтобы зазвучало двух- или трёхголосие, каждый знал свой голос, тембр, подстраивался мгновенно. Пели и по праздникам, и когда рабили: в поле шли, жито жали серпиками.

Не было и мыслей о другой дороге, кроме как пение. Окончила колледж в районном центре Дубно, после поступила в Киев, в институт на народное пение и фольклор. Там проучилась пять лет, а по окончании проработала еще четыре года в украинской столице. Потом встретила будущего супруга Антона Владимировича и переехала с ним в Беларусь, откуда он родом.

– Как с мужем познакомились?

– Я приехала с коллективом на фестиваль «Апрельская весна» в Северной Корее, а он там работал геофизиком по контракту. На фестивале тогда, кстати, заняли первое место. Нас приняли горячо: концертные залы собирались по четыре-пять тысяч человек. Корейцы и на улице, если слышали нашу музыку, плясали – ну, очень любили! А гимн корейский до сих пор помню, как Отче наш, – тут Любовь Михайловна принимается петь на корейском, 22 года прошло, сотни песен выучено, а всё еще хранится в памяти такая экзотика.

– А фамилия какая была до замужества?

– Маринич. Две мои сестры, которых я забрала с собой, носят эту фамилию: Елена Маринич руководит Домом культуры в Ведриче, а Майя Маринич работает в Речицком эколого-культурном центре. Мы всё ещё любим петь вместе, выступаем вчетвером с племянницей Аней на конкурсах. Вот на Республиканском фестивале национальных культур в Гродно, который проходил в 12-ый раз, заняли первое место в своей категории. Мы каждый фестиваль занимаем там только первые места, начиная с первого. А раньше с дочкой Кристиной пели. Она поступила в БНТУ на факультет горного дела и инженерной экологии, после третьего курса переехала в Америку – выиграла грин-карту, с января живет недалеко от Чикаго. Скучаю по ней, сил нет! Обещала зимой приехать.

– Расскажите про вашу «Азераночку»?

– Как приехали в Речицкий район, я немного поработала в Заспе, а после декрета вышла на работу в Озерщину и вот уже 20 лет руковожу «Азераночкой». Сейчас у меня там 18 ребят, есть малыши совсем: мальчик и девочка пяти годков. Солисты – Ксения Астапенко и Матвей Мурашко. Горжусь ими, трудолюбивые, одаренные детки. В марте на 12 республиканском конкурсе фольклорных коллективов в рамках республиканского конкурса «Юные таланты Беларуси» мы заняли первое место среди 12. Там у нас тоже почти всегда первые места, один раз было второе.

Много, конечно, побед и сольных. Вот в этом году на IX международном конкурсе-фестивале славянской народной песни «Оптинская весна» я стала победителем отборочного этапа в Беларуси и заняла второе место в финале в Российском Козельске.

– Как находите материалы для номеров?

– Езжу по району и области с фольклорными экспедициями по деревням, записываю на диктофон, потом расшифровываю. Записали вот недавно песню «Печенае парася», как ту бытность старажытную, под шумовые инструменты: трещотки, бубенчики, колотушки. Еще из последних «Тырда-тырда», – Любовь Михайловна напевает пару строк, разбавляя интервью мелодичностью своего голоса, – Тырда-тырда-тырда-тырда-тырда-дай, и пошло дальше трехголосие.

– Как перестраивались с украинского фольклора на белорусский?

– Легко: через лес от нашего села уже была Беларусь. Песни и танцы белорусские были мне знакомы с детства. Только в одних мелодиях ускорение идет, а в других – замедление, вот и вся разница.

– Что делаете, чтобы голос беречь?

– Если предстоит грандиозное выступление (или после него), стараюсь молчать и быть в тишине. Это ж такие затраты душевные и физические, петь а капелла, ни баян, ни гитара тебя не заменяют, тянешь всё сам, напряжение сильное. После выступлений, бывает, голова болит. Иногда пью сырые яйца, но только домашние. 

– Каждого ребенка можно научить петь?

– С любовью и приложением усилий всё можно. Понятно, что, если природные данные слабенькие, солиста из ребенка не получится: для этого нужен высокий яркий голос, но чистенького вокала можно добиться у каждого. Выводчица у меня сейчас одна – Ксюша Астапенко. Вот она заводит, а за ней тянутся остальные. Сидят у меня, к примеру, пять сопрано и помогают ей – сразу чувствуется мощь. Но без неё они так не сделают.

В любом случае, у меня детки раскрываются: кто в вокале, кто в танце, кто в артистизме. Главное, подать их искриночку в лучшем свете.

– Спасибо за беседу и с праздником!

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети