Спорт > Футбол

1096

Речицкий футболист Иван Маевский: «На сравнения с Каньясом не обращаю никакого внимания»

 +

Одно из наиболее ярких приобретений «Астаны» в минувшее межсезонье — Иван Маевский. Опорный полузащитник быстрее остальных новичков столичного клуба адаптировался в новом коллективе и, несмотря на то, что в двух первых матчах нового сезона подопечные Станимира Стоилова потерпели поражения, на поле был едва ли не самым полезным. 

Вообще, в карьере Маевского было много чего интересного. Ведь началась она с работы на заводе и рынке, где молодой Иван зарабатывал первые деньги. Это история человека, который, благодаря своему упорству и любви к футболу, смог преодолеть многое — от игр во второй лиге чемпионата Беларуси до команды российской Премьер-Лиги, и теперь — казахстанской «Астаны», где он намерен вместе с товарищами по клубу пробиться в групповой этап Лиги Чемпионов УЕФА.

Корреспондент республиканского интернет-портала Sports.kz стал первым казахстанским журналистом, кому Иван Маевский согласился дать большое, обширное интервью, где рассказал о многом. О том, почему не переносит сигаретный дым, полезно ли пиво для восстановления, о встрече с Сулейманом Керимовым, сравнениях с Рохером Каньясом и многом другом.

— Иван, большое спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. Начать хотел бы с актуального... Как Вам игра Вашего соотечественника Тимофея Калачева в недавней встрече Лиги Европы с МЮ?

— Во-первых, спасибо, что захотели взять у меня интервью (Улыбается). К сожалению, матч «Ростова» с МЮ полностью посмотреть не удалось, поскольку он поздно начинался, и меня хватило только на двадцать минут, после чего я уснул. Посмотрел на следующий день обзор. Могу сказать одно: Тимофей Калачев в последних играх очень здорово выступает, переживает вторую молодость. Только рад за него. Надеюсь, что он и его команда будут только прогрессировать.

— Вы ведь знаете Тимофея Калачева давно?

— Ну, не совсем — с того момента, как начал вызываться в сборную Беларуси.

— Думали, что когда-нибудь он будет отдавать голевую передачу в игре против «Манчестер Юнайтед», ругаться, а затем очень душевно мириться с самим Жозе Моуринью?

— Знаю Тимофея как игрока, который всегда эмоционален на поле, а после игры — очень добрый человек. Такое своеобразное сочетание — лед и пламя. Поэтому, в принципе, ничего удивительного в этом нет.

— Если откровенно, то, наверное, Вы ждали более удачного старта в новой команде? Кстати, несмотря на два поражения, стоит отметить, что в обоих матчах Вы показали очень хорошее движение и работоспособность... С чем связать неудачное начало сезона для «Астаны»?

— Не знаю, с чем это можно связывать. Стараюсь жить по такому принципу: то, что было, — это уже история. Соответственно, долго переживать о неудачах нельзя. Нужно делать какие-то выводы в конкретных ситуациях, и думаю, что наш тренерский штаб и сами футболисты уже их сделали.

Если говорить об игре за Суперкубок, то я бы не сказал, что там прямо-таки у нас не получилось. Был очень напряженный матч, где-то, особенно во втором тайме, у нас не складывалась игра, но по тем же опасным моментам была более или менее равная игра. В частности, у меня был момент в конце игры, где обязан был забивать и сравнивать счет, но не вышло... «Кайрат» — молодцы, я их поздравляю с победой.

Матч с «Ордабасы» — это уже немного другой случай. Именно там, даже не знаю почему, такой получился результат. Было чувство, что где-то команда хозяев была лучше настроена, заряжена на победу. При этом у нас были свои моменты, когда мы тоже могли забивать. Даже до пропущенного мяча могли выйти вперед, и тогда была бы совсем другая игра. Но опять что-то было не нашей стороне, поэтому нужно сделать выводы, чтобы уже в ближайших играх добиваться положительных результатов.

— Станимир Стоилов после игры критически высказался о качестве поля в Шымкенте. По ходу матча это сказывалось?

— Конечно, соглашусь с этим мнением. Играть, и правда, было трудно. На сборах старались играть в пас, наигрывать какие-то комбинации, низом. Нет настроя на то, чтобы играть исключительно верхом, потому что у нас нет ярко выраженных таранных нападающих, которые бы играли только головой. Безусловно, это никак нельзя назвать оправданием, потому что обе команды были в равных условиях, должны были приспосабливаться к ним, играть на победу. Нужно забыть эти две встречи, и пора уже набирать очки.

— В первых двух играх не раз возникали ситуации, когда крайние полузащитники пытались откатывать мяч Вам под удар в центральную зону. Это некая домашняя заготовка?

— Наверное, просто я оказывался в данной позиции. Не знаю, как еще это объяснить. Есть, наверное, такая задача у опорных полузащитников — при атаке оказываться в определенном месте, где есть возможность провести удар с дальней дистанции. Скорее всего, зачастую — это стечение обстоятельств, но просто по позиции ты должен закрывать эту зону.

— Много мячей Вы забили подобным образом?

— Нет. Как-то пока у меня с голами... У меня их не особо много бывает. Что-то похожее было в польском чемпионате, где забил гол примерно так же.

— Вы где-то говорили, что у Вас есть проблема с поставленным ударом...

— Было такое. С ударом у меня всегда были сложности, и, наверное, они существуют на данный момент. Это, скажем так, не самое сильное мое качество.

 

— Поговорим непосредственно о Вашей карьере, в которой, правда, много занимательного и интересного. Расскажите, как после работы грузчиком и укладчиком-упаковщиком на заводе попали в профессиональный футбол?

— В детстве всегда любил футбол, тренировался, но в какой-то определенный период реализовать себя в футболе никак не получалось. Заканчивал школу и встал вопрос о том, что делать дальше. Поступил в университет на заочное, пошел работать.

— А какой профессии пошли обучаться, если не секрет?

— Инженер лесного хозяйства.

— Что-то связанное с вырубкой деревьев?

— Да, это инженер, который следит за вырубкой леса. В общем, дело тоже далекое от футбола. Поступил на заочное отделение института лесного хозяйства в Гомеле — это город рядом с Речицей, откуда я родом. Стоял вопрос о том, что сидеть без дела нельзя, и пошел работать на рынок. Это было примерно с сентября по июнь.

— А чем занимались на рынке?

— Работал грузчиком. Колбаса, сосиски — всякое такое (Улыбается). И потом в июне поехал на сессию, и подвернулась другая работа — на заводе. По выходным с братом, друзьями играли в футбол.

— И как удалось получить приглашение играть за профессиональную команду?

— Помог один мой хороший друг. Его отец был в очень хороших отношениях, с моим первым тренером, у которого я когда-то занимался. Они всегда говорили, убеждали меня, что я должен и могу играть в футбол. А потом так вышло, что мой первый тренер договорился о просмотре для меня в клубе второй белорусской лиги «Вертикали» из Калинковичей. Я, честно говоря, ни минуты не сомневался — сказал: да, еду. На работе взял увольнительную — и все.

— А с завода потом не звонили? Не просили вернуться?

— У меня был просмотр. Сначала я ведь уехал всего на пару дней, а дальше это затянулось, и я уже уволился с работы, хотя еще не знал точно — возьмут меня в команду или нет. Поверил в себя — и, как оказалось, не прогадал.

— Сколько в те годы платили на заводе?

— Понятно, что немного. Но мне хватало. Главное, — зарабатывал свои деньги, помогал маме. Для меня это было важно — не просить деньги у мамы, самому себе покупать, что хочешь.

— Если бы Вы остались на заводе и не поехали бы на просмотр в «Вертикаль», то, действительно, возможно, сейчас продолжали бы работать там, а по вечерам попивали бы пивко, как Вы говорили в одном из интервью?

— Ну, возможно, — да. А что еще делать в маленьких городах в таких случаях? Хотя сам — не любитель пива, но, утрируя, думаю, просто жил бы своей обычной жизнью, как и все остальные.

— Слышал, что у Вас, в принципе, негативное отношение к любому виду выпивки?

— Да, я не любитель алкоголя. Хотя, конечно, тоже могу выпить, но это бывает крайне редко — и только по большим праздникам. Наверное, это не мое увлечение.

— Но есть ведь такие примеры, как Джейми Варди, который рассказывал, что за день до игры пьет портвейн, а в день матча съедает яичницу, выпивает три банки энергетика — и потом носится по полю.

— Тоже читал об этом. Просто так пишут, но уверен, что, на самом деле, это не так. Может, он выпивает что-то определенное, но просто у меня много примеров иностранцев, которые играли со мной, рассказывали о практиках других команд. Был даже парень, кажется, из Португалии, и он говорил, что в день игры им давали выпить бокал красного вина. В нормальных пределах в европейских командах такое практикуется. Не говорю, что везде так, но такие истории я слышал.

 

— А что за история была в Польше, где футболистам подавали пиво для восстановления от нагрузок?

— Это было во время сборов в Польше. Двухразовые тренировки — и, может, раз в три дня на ужин приносили пиво, и, образно говоря, каждому можно было выпить по бокалу, по 0,5 — не больше. В принципе, считаю, что это нормально. Главный тренер «Челси» Антонио Конте в своем недавнем интервью даже сказал, что после игры разрешает футболистам выпить колы или одно пиво. Это полезно для восстановления. Но только одно — не больше. И сразу же после игры — а не через час.

— Завершая эту довольно непривычную для обсуждения тему: правда, что Вы категорически против курения и никому и никогда не разрешите закурить сигарету в своей машине?

— Это, вообще, — ни за что и никогда. Если человек захочет закурить, а на улице будет минус 50 градусов, то будет вынужден стоять на улице. Не люблю сигаретный дым как таковой вообще.


— Насколько времена, когда Вы играли в белорусском чемпионате, считаете важным этапом в карьере?

— Безусловно, это важный период. Это моя первая команда, которая дала мне дорогу в большой футбол, — минский МТЗ-РИПО, где дали шанс поиграть в Высшей лиге чемпионата Беларуси, поверили в меня. Именно там я начал играть, приобретать уверенность. Потом перешел в «Минск» и провел там три сезона. Получил очень полезный опыт и выиграл пока единственный мой трофей — Кубок Беларуси. Работал с разными тренерами, игроками. Считаю, что все этапы моей карьеры пошли мне на пользу.

— МТЗ-РИПО — клуб, в котором Вы начинали карьеру. Почему его больше не существует?

— Потому что на момент моего прихода в эту команду ее владельцем был литовский бизнесмен, у которого в холдинге на тот момент были три клуба — МТЗ-РИПО, шотландский «Хартс» и литовский «Каунас». Они в те времена здорово играли, выиграли Кубок Беларуси, были в призерах в чемпионате, но, когда наступил кризис, у владельца, видимо, начались проблемы с финансами, — ушли многие футболисты, остались одни молодые ребята.

В этот сезон мы вылетели из Высшей лиги, и потом нас отдали в «Партизан». В тот же год мы вернулись в высший дивизион, но из-за отсутствия финансирования команду расформировали, потому что клуб прекратил свое существование. Хотя, усилиями болельщиков, команда играла какое-то время во второй лиге, но, к сожалению, в итоге клуб распался.

— Как оказались в чемпионате Польши?

— Получилось интересно. Подходил к окончанию сезон, который я проводил в составе «Минска». Со мной на связь вышел один агент, хотя изначально он звонил мне, чтобы взять номер одного моего знакомого, нападающего, моего друга — Александра Макася, который, кстати, не так давно играл в чемпионате Казахстана. А в том сезоне Макась забил много голов и, видимо, заинтересовал своей игрой.

В общем, агент вышел со мной на разговор. Я сказал, что у меня есть желание уехать из Беларуси, попробовать себя в зарубежном чемпионате. Поговорили и, в конце концов, договорились, что будем на связи. На этом все, в общем-то, закончилось. Потом прошло какое-то время, и вот однажды, когда я уже был на отдыхе в Египте, поступил звонок, что есть вариант поиграть в Польше. Я сразу сказал: да, мне это интересно. Так и получилось — сразу после Нового года поехал в Польшу и остался там.

— В Польше у Вас многое сложилось весьма удачно...

— Да, там все было хорошо для меня. А для команды, к сожалению, — не очень, потому что изначально шансов было маловато: клуб долго шел на последнем месте в турнирной таблице. Мы здорово стартовали — там было восемь матчей без поражений. Начали сокращать отставание в таблице, и совсем немного не хватило, чтобы остаться. Ну, и для меня все оказалось удачно, что отмечали и польские журналисты.

Никто не понимал, как так вышло — потому что приехать и сразу заиграть удается далеко не многим. Не знаю, с чем это связать. Были очень хорошие отношения с ребятами, тренером, руководством клуба. Была семейная атмосфера в команде, что позволило проявить, зарекомендовать себя.

 

— Существует мнение, что польский чемпионат — это хороший трамплин, чтобы затем уехать в Германию, Францию или Италию...

— Здесь, на самом деле, очень много нюансов. Это возможно не за полгода. Ты должен как можно больше играть на хорошем уровне, проявлять себя, потому что даже в то время мне говорили: «Ты себя хорошо показал, но...» Скауты следят за игроком год-два, чтобы потом его куда-то взять. Если бы я там остался еще на сезон и сыграл бы хорошо, то такая вероятность была. Но, как говорят, — как есть, так и есть.


— Можно сказать, что «Анжи» — клуб, где Вам платили пока самые большие деньги в карьере?

— Однозначно. На то время это была моя самая большая зарплата. Если кто-то думает, что это были какие-то заоблачные деньги, то это точно не так. В любом случае, это был хороший вариант продолжения карьеры, так как чемпионат России считается сильной лигой, поэтому я был только рад переходу в «Анжи».

— Что осталось в «Анжи» от тех золотых времен, когда в Махачкале играли Самюэль Это′О и Роберто Карлос?

— Организация высокого уровня. Это касается всего, что нужно футболисту — быта, тренировок, условий. Футболистам ни о чем не нужно было заботиться: только прийти на тренировку, отдать свой максимум — и все. А так, больше ни о чем можно было не думать.

— В чем это заключается? Шикарные бутсы, бесплатная квартира, машина?..

— Нет, совсем не в этом — а в том, что весь персонал был внимателен к тебе, были очень хорошие тренировочные поля. То есть, — четыре поля, тренировочный зал, синтетика, все вещи, связанные с восстановлением: баня, бассейн, питание... Большинство футболистов жило на базе, и для ребят были созданы все условия. Если тебе что-то понадобилось, ты мог попросить человека — он съездит и купит тебе. У тебя голова не забита ничем, кроме футбола.

— Вы встречались с Сулейманом Керимовым?

— Один раз — в самый мой первый приезд, перед игрой с ЦСКА в Москве, мы встречались в ресторане всей командой с ним.

— Какое он произвел на Вас впечатление?

— Для меня, как для человека, которые его видел в первый раз, — честно, если бы я его встретил где-то в городе, то никогда бы не сказал, что это миллиардер. Он выглядел как обычный простой человек. То есть...

— ...недорогой костюм?

— Да, это приятно удивило. Потому что, зная, какие у него имеются деньги, он вел себя очень скромно. Пришел, поздоровался со всеми игроками, у кого-то спросил: «Как дела?». Впечатления от встречи остались приятные.

— Было ли ощущение, о котором много говорили, что Сулейману Керимову уже надоел футбол?

— Думаю, что одной встречи, чтобы это понять, недостаточно.

— Можете сравнить двух тренеров: Павла Врбу, с которым Вы работали в «Анжи», и Станимира Стоилова? Они разные?

— Я бы не сказал, что они совсем разные. В принципе, виден европейский менталитет и подход к тренировкам. Я бы даже отметил, что у них больше схожестей, чем различий.

— А в чем они разные — и в чем похожи?

— Похожи, как я уже говорил, — в организации, подходе к тренировкам. В ментальности. В каком-то мудром отношении к поражениям, если они случаются.

— Мудрость в том, что нет времени горевать, — идем дальше?

— Тренер, с которым я работал в польском чемпионате, после проигранных матчей заходил в раздевалку и прямо говорил нам: «Вы сегодня можете погоревать, но чтобы завтра я ни одного грустного лица не видел. Завтра прошедшая игра должна стать историей, и мы должны готовиться к следующему матчу.

— Многие казахстанские болельщики будут, так или иначе, сравнивать Вас с Рохером Каньяном, ушедшим в аренду в кипрский АПОЭЛ. Как Вы к этому относитесь?

— Честно говоря, совсем не обращаю на это внимания.

— Серьезно?

— Абсолютно.

— И в команде Вам об этом никто не говорит?

— Нет. Я уверен в себе, в своих игровых качествах, и не боюсь никаких сравнений. Плюс, как мне кажется, — мы игроки с разными футбольными качествами.

 

— Что Вам больше нравится: созидать или разрушать?

— Не знаю. Посмотрим.

— Другими словами: Пирло или Гаттузо?

— Даже не знаю. Наверное, будет ближе к Гаттузо. В зависимости от игр и того, с кем приходится играть. Понятно, что если мы будем играть против более сильной команды, то ты будешь Гаттузо. А когда действуем первым номером, — то можешь превращаться в Пирло.

Поэтому к сравнениям всегда отношусь спокойно. В футболе много людей и столько же мнений. Соответственно, на это ты не должен обращать внимание. Кому-то ты нравишься, а кому-то — нет.

— Кто из игроков опорной зоны является для Вас примером?

— Даниэле Де Росси. Я болею за «Рому», и этот футболист мне всегда нравился. Он, так же, как Франческо Тотти, — эталон преданности клубу. Человек, который ведет за собой команду, верен клубу всю жизнь, и футбольные его качества были всегда высокими. Понятно, что сейчас Де Росс стал старше, но раньше тот задор, с которым он всегда выходил на игры... Достаточно посмотреть матчи сборной Италии, как он поет гимн... От одного этого хочется выйти на матч и стараться порвать любую команду на поле.


— Поль Погба — самый крутой игрок, с которым приходилось встречаться на футбольном поле?

— Играл со сборной Испании — там тоже достаточно звездных футболистов.

— С кем было труднее всего?

— Для меня — против Давида Сильвы, потому что у него мяч не реально забрать. Ты вроде знаешь, что он играет только левой ногой, но настолько это быстрый, юркий игрок, что даже в моментах, когда отпускал мяч далеко, и ты думаешь, что отберешь мяч, делаешь движение, — а он тебя все равно опережает. С ним было очень трудно.

— А Погба?

— Погба другой. Он намного больше, у него немного другой стиль. Но это тоже очень сильный, одаренный футболист, с которым однозначно сложно играть.

— В Instagram Вы подписаны на Рафаэля Надаля, Ану Иванович и Марию Шарапову, что выдает в Вас теннисного болельщика...

— Я очень люблю теннис и раньше, когда был помладше, постоянно смотрел теннис по «Евроспорту». А Ана Иванович — это просто моя любимая теннисистка.

— Завидуете Бастиану Швайнштайгеру?

— Безусловно (Смеется). На самом деле, раньше я был ее ярым фанатом. В школьные годы у меня на компьютере были обои, заставки с Аной Иванович. Смотрел все ее матчи — даже ночью, когда она играла где-то в Австралии. Из теннисистов нравится Рафаэль Надаль — это человек, который всего добивается за счет своей работоспособности. Прочитал его биографию. На корте он делает большую беговую работу, и так далее. Обладает большим упорством, самоотверженностью.

— Как Вам недавняя битва Надаля с Федерером в финале Australian Open?

— Это было нечто! К сожалению, посмотреть в прямом эфире не получилось. Но потом я нашел очень полный обзор матча. Об обоих игроках я прочитал книги — про Федерера закончил совсем недавно. Самое интересное, это узнавать, что в жизни они друг с другом в очень хороших отношениях. И, вообще, биографии позволяют узнать их немного по-другому. Теннис очень люблю, даже ракетку купил. Когда приезжаю в Минск, стараюсь найти время поиграть с друзьями.

 

— Какие варианты продолжения карьеры у Вас были помимо «Астаны»?

— Были предложения, но я не вижу смысла о них сейчас говорить. Были разные варианты, но, взвесив все «за» и «против», пришел к выводу, что «Астана» — наилучший для меня.

— Если говорить чисто о финансах: перейдя в «Астану», Вы проиграли или остались в плюсе?

— По сравнению с «Анжи»?

— Да.

— Приблизительно — то же самое. Не скажу, что в «Анжи» я получал какие-то громадные деньги. Для меня куда важнее стоял вопрос, что «Астана» — это команда, которая играет в квалификации Лиги Чемпионов.

— Удивительно, но Вы еще никогда не играли в Лиге Чемпионов.

— Да, и это стало для меня большим подспорьем, потому что я мечтаю и надеюсь, что у меня это получится. Приложу все свои усилия, хоть умирать буду на поле, но очень постараюсь, чтобы «Астана» пробилась в групповую стадию Лиги Чемпионов.

— В свое время в интервью одному белорусскому изданию Вы пошутили, что привяжете себя веревками к раздевалке польской «Завиши» и будете просить, чтобы не выгоняли. Чувствуете ли Вы в «Астане» себя настолько же комфортно, и не приходили ли Вам в голову мысли о том, что, на всякий случай, нужно приобрести веревки покрепче, чтобы наверняка уже никуда не уйти?

— На данный момент мне все нравится в «Астане». Единственное, — пока есть огорчение от неудачного старта в сезоне, но я смотрю на это философски. Возьмите тот же «ПСЖ» — команда с мировым именем проиграла 1:6, а это, все-таки, нонсенс. Поэтому в будущее нужно смотреть с оптимизмом. Пока мне все нравится. Как будет дальше? Посмотрим. Если все будет отлично, то готов себя привязать и тут. 

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети