Культура > История

2014

Защищали Родину братья Янковичи

 +

В год 70-летия Великой Победы на страницах прессы публикуют множество материалов о бесстрашных воинах-освободителях – сынах Отчизны. И в этой связи хочу рассказать о своём отце и его старших братьях, четверо из них воевали на фронтах той кровопролитной войны.

У моего деда, уроженца д. Озерщины – Филиппа Ивановича, и бабушки Полины Васильевны Янковичей, с деревенской кличкой Кипшаки, родилось шестеро детей. Старшая Евдокия появилась на свет ещё в 19 веке, а сыновья – в 20-м: Иван – в 1900 году, Василий – в 1906 году, Николай – в 1910 году. Михаил – в 1912 году, и самого младшего, моего отца Александра, бабушка родила в 1918 году, когда ей было уже 46 лет. Так что к 1941году старшие четверо братьев были женаты, и каждый имел по двое -трое маленьких детей, лишь мой отец проходил срочную и должен был осенью демобилизоваться, но грянула война.

По утверждениям родственников, четверо братьев Янковичей были призваны Речицким военкоматом в разное время в действующую армию и воевали с гитлеровцами на фронтах. Только попали в разные воинские части. Судьба старшего Ивана сложилась трагически. Он пропал без вести, как и сотни тысяч наших солдат в том роковом 1941 году.

По сведениям Речицкого райвоенкомата, в первые дни войны Василий был призван в 287-й артиллерийский полк на должность ездового. Принимал участие в боевых действиях в Великую Отечественную войну. А 17 июля 1941 года он попал в плен и познал все тяготы и лишения, выпавшие на долю миллионов узников фашистских концлагерей. Но выжил.

Выжил, как он позже рассказывал, благодаря одному доброму немецкому бюргеру. Тогда немцам, владельцам небольших хозяйств, разрешалось брать пленных в помощь по хозяйству. И вот, работая у этого хозяина-немца и общаясь с ним с помощью пальцев и минимального набора слов, трудолюбивый Василий чем-то приглянулся тому Гансу. Не все же были фашистами. Когда подошёл срок возвращать пленного в лагерь, Ганс просто выкупил его у администрации концлагеря и тем сохранил жизнь моему дяде.

Когда в 60–70-е годы братья собирались у нас на какой-нибудь праздник и каждый рассказывал о своей войне, он всегда с теплотой вспоминал того немца и мечтал ещё раз побывать в Германии, узнать о его судьбе. После освобождения Германии советскими войсками дядю Васю, как и всех побывавших в немецких концлагерях, отправили «отрабатывать грехи» в лагеря, находившиеся на территории СССР. Вернулся только через несколько лет к жене и подросшим троим сыновьям.

Николаю Филипповичу в 1941 году исполнился 31 год. У них с женой Полей росли две дочери и годовалый сын Александр. (В этом году я поздравлял Сашу с 75-летием 30 мая через газету «Дняпровец»). Так получилось, что полк, в котором воевал Н. Янкович, был разбит где-то за Гомелем, и он попал в плен, но вдвоём с земляком они сумели бежать. По дороге переоделись в гражданскую одежду и скрытно подошли к мосту через Днепр. Лёжа в кустах, решали, как добраться до Озерщины: то ли идти в наглую через мост, который охраняли немцы, то ли идти вверх по течению и переплыть реку напротив деревни. Здесь их мнения разошлись. Дядя Коля выбрал первый вариант, а земляк скрылся в кустах. Подойдя к охране моста, хорошо сыграл тифозного больного, возвращавшегося из Гомельской больницы домой.

Стриженный наголо, небольшого роста, в одежде с чужого плеча, он нисколько не походил на советского солдата, а слово «тиф» отпугивало чистоплюев-немцев. Его с презрением отпустили. Так что до прихода наших, в ноябре 1943 года, он прожил с семьёй всю немецкую оккупацию.

А 18 ноября 1943 года Николай был призван в запасной полк 146-й армии. И с войсками Батова, освободившими Озерщину, ушёл воевать. Проходил службу до 9 мая 1945 года в 48-м стрелковом полку. Дошёл до Германии. Вернулся с орденом Красной Звезды (февраль 1945 г.) и медалями «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». После войны пытался узнать о судьбе того земляка, с которым бежал из плена, но люди ничего не слышали о нём, а Днепр умеет хранить тайны.  

Дяде Мише, когда началась война, пошёл тридцатый год. Срочную службу служил в середине тридцатых. В ноябре 1934 года он признан не годным к военной службе и зачислен в запас. Сохранилась его фото, где он сидит с другом в шинелях и будёновках. Демобилизовавшись, сразу женился, и к 1941 году они с тётей Полей растили двоих дочерей. Пережили немецкую оккупацию.

Мой отец, Александр Филиппович, самый младший из братьев (Кипшаков), 20 февраля 1940 года призван в 73-й стрелковый полк, служил связистом, затем в 215-м полку.

Отец встретил войну в первой линии обороны. Немцы захватили Гродно на второй день войны, а в Волковыске 73-й полк оказал достойное сопротивление, но, чтобы не оказаться в окружении, отошли. До августа месяца они трижды попадали в окружения и с боями прорывались; а в августе дивизия вела уже наступательные бои в районе Холм – Великие Луки.
12 августа А. Янкович был тяжело ранен в правую височную часть головы во время бомбёжки немецкой авиацией переправы через реку Ловать.

Солдат пришёл в сознание только через три месяца, в ноябре 1941 года далеко в тылу, в госпитале, в Казани. Большой осколок хирург, майор-литовец, проводивший операцию, удалил, а два маленьких остались. Когда, уже подлечившись, он спросил у хирурга, можно ли удалить и те два, на что мудрый врач сказал: «А ты брось эти маленькие осколки в горшок с кашей, а потом найди их, но голова не горшок с кашей. Так что живи сколько Бог даст!» И Бог дал прожить фронтовику с таким ранением ещё 60 лет.

Кто его вынес и спас на той переправе, он так и не узнал, но мы, его дети, (нас четверо: три брата и сестра) безмерно благодарны той неизвестной медсестре или санитару, которые вынесли отца с поля боя и отправили в санбат. Светлая им память.

Отец говорил, что от 33 дивизий и трёх его полков, а это около 12 000 солдат и офицеров, к середине сентября в живых осталось всего 500 человек – разведрота, командование и несколько обеспечивающих подразделений. У отца на память о том трагическом августе осталась глубокая ямка на правом виске, размером с пятак. Когда мы, неискушенные малыши, спрашивали его, мол, почему так мало у него медалей, он с грустью отвечал, что в 1941 году наград не давали,
а убить могли. Вот такая была война у моего отца, Александра Филипповича, и его старших братьев, озерщинских Янковичей (Кипшаков). Светлая им память.

Давайте помнить прошлое, ведь у тех, кто не помнит прошлого, – нет будущего.


Когда материал уже был подготовлен к печати, на сайте «Подвиг народа» мы нашли сведения о том, что «Янкович Николай Филиппович, 1910 г.р., уроженец д. Озерщины Речицкого района Гомельской области, награждён орденом Отечественной войны II степени».

 

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети