Культура > История

1247

1942 год. Василевичская подпольная организация

 +

1942 год – самый трагический за все время оккупации Василевичей. Противостояние нарастало. Если в 1941 году немцам удалось относительно легко рассеять не имеющих опыта борьбы партизанские отряды, то с 1942-го они начинают возрождаться как боевые соединения.

Уцелевшие в 1941 году патриоты стали активными участниками создания Домановичско-Василевичской подпольной организации. К сожалению, об её истории нельзя найти материалы даже в энциклопедических изданиях, хотя она являлась одной из крупнейших подпольных организаций Беларуси. К весне 1942 года в зону её охвата входило около 30 населенных пунктов, в которых действовало 13 подпольно-патриотических групп (свыше 100 человек). В мае 1942 года на базе этого подполья создается Домановичский партизанский отряд. Командир – Павел Кашеваров, комиссар – Надежда Денисович.

Растет численность Василевичской подпольной организации. К весне 1942 года она достигла 30 человек. Для сравнения: оккупантов в Василевичах в то время было около трех тысяч. Почему так много? Потому что немцы ввели новое административное деление на оккупированных территориях. Василевичский гебитскомиссариат руководил деятельностью Василевичского, Хойницкого, Речицкого и Комаринского районов и в свою очередь входил в состав рейхскомиссариата Украины.

Что подполье успело сделать за отведенные им судьбой полгода? Легализовали свое положение. Тихона Астапенко бургомистр Ионас пригласил на должность старшины волости. Л. Курганская стала секретарем Ионаса. В их руки попадала информация о передвижении полицаев, графики отправления людей на работу в Германию. Все это передавалось в Домановичский отряд, и партизаны устраивали засады. Собирали оружие, боеприпасы, медикаменты для партизан. Инсценировали ограбление кассы и собранный с населения налог передали партизанам. Через руки Курганской проходили пропуска (аусвайсы). Это было слабым звеном в конспирации. Если бы нашли у убитого партизана аусвайс, это сразу же привело бы к Л. Курганской.

Удалось устроить Миланович Ларису уборщицей в леспромхоз. После работы и в выходные она могла печатать листовки на местной пишущей машинке (это тоже было слабым звеном в конспирации, ведь каждая машинка имеет свой почерк). Листовки вывешивал младший брат Ларисы Игорь с двумя друзьями. За их чтение и распространение полагалась смертная казнь, поэтому ребята вешали листовки на дома полицаев. Напротив жандармерии, через улицу, находилось здание клуба. На его стене немцы повесили карту европейской части СССР и на ней шнурком отмечали линию фронта, показывая, что они захватили уже и Москву, и Ленинград. Кто-то по ночам отгонял шнурок на запад. Дело дошло до того, что немцы поставили возле карты часового. На той же стене находилась и доска объявлений, на которой немцы вывешивали свои распоряжения. Вот здесь можно было поместить информацию и от Совинформбюро.

Погубило подполье не слабая конспирация, а предательство, подлое и наглое. Сделала это Кузьменко Броня. Она была ровесницей Трофимовой Марии и Миланович Ларисы и так же, как Лариса, до войны работала старшей пионервожатой в Золотушской школе. Была не просто комсомолкой, а членом бюро райкома комсомола. Как такой не доверять!? На фронт не рвалась, в подполье тоже. С приходом немцев пошла работать машинисткой в гебитскомиссариат. Наверное, знала немецкий, легко общалась с немцами. На квартиру устроилась к Милановичам. Девушки стали подругами. Они ели за одним столом, спали на одной кровати, делились своими секретами, вместе ходили в клуб. Подпольная группа была в Броне заинтересована. Она, работая в гебитскомиссариате, много знала и, видно, как-то помогала подполью, доставала писчую бумагу, ленту. Может быть, сообщала какую-то информацию. Когда ей поручили отравить пищу в офицерской столовой, вот этого она уже сделать не могла. Как объясняла, ей было жалко немцев, они к ней хорошо относились. Броня делает свой выбор: сдает подпольщиков и делает это совершенно хладнокровно. Подождала, когда Лариса принесла очередную партию листовок, привела эсэсовцев. Чтобы облегчить им обыск, показала, где спрятаны листовки. В результате в Василевичах и окружающих селах было арестовано 37 человек. Первый день её использовали как подсадную утку, тоже допрашивали, проводили очные ставки, на одном из допросов Лариса сказала Броне: «Я погибну как честная дочь Родины, а ты погибнешь как собака». На что Броня ответила: «Ты уже погибла, а я буду жить». Два дня их допрашивали и пытали. Жуковскую Антонину избили так, что она не могла говорить. Курганская была вся черная от побоев. Якову Астапенко сломали шейные позвонки. 14 июля 1942 года их расстреляли в урочище Рубаники. Вместе с подпольщиками расстреляли и их детей. Семерых детей Якова Астапенко от 3-х до 17 лет. Племянницу Н. Денисович – Миру Буракову (14 лет), Игоря Милановича (14 лет). Двоих детей Курганской: дочь Инну (4 года), сына Валерика (2 года). Двоих детей Елены Юрченко: сына Геннадия (7 лет), дочь Зою (2 года). Как вы думаете, почему матери перед расстрелом брали детей на руки? Чтобы пуля попала в ребенка и он не мучился. Немцы жалели патронов для детей и сбрасывали их в могилу живыми. При вскрытии могил в 1944 году мать Курганской опознала тело дочери, у неё были выбиты зубы, сломаны руки. На телах внуков пулевых ранений не было.

За проявленную бдительность Броня получила 1 000 марок премии, взяла все, что ей понравилось из вещей Миланович. Кроме того, выдавала себя за спасительницу Василевичей: если бы она вовремя не остановила этих «бандитов», то немцы сожгли или утопили бы в крови Василевичи. Насколько безграничен человеческий героизм, настолько бездонна человеческая подлость. Нашли Броню в 1950 году. В 1953-м был суд, приговорили к расстрелу.

Несли потери и оккупанты, и их пособники. Партизаны устраивали засады на дорогах, пускали под откос эшелоны с техникой и живой силой противника. Громили полицейские гарнизоны.

Требовалось пополнение в ряды полиции. Добровольцев уже не было, особенно после разгрома немцев под Москвой. И тогда появляется новый тип полицая – полицай по принуждению. Служить в полиции принуждали под страхом смертной казни самого или членов семьи. Это уже совсем другой полицай. Это они в 1943 году массово уйдут в партизаны. Так было и в Василевичах. Весной 1943-го из василевичского гарнизона в партизаны ушло, прихватив с собой оружие, более 20 полицаев. Немцы отправили их жен вернуть мужей назад, а заложниками оставили детей. Когда ни полицаи, ни их жены не вернулись, все дети и те, кто оказался на тот момент с ними: соседка, родственница, крестная – всех под конвоем завели на городское кладбище, где и расстреляли.

В январе 1942 года старшеклассники василевичской школы создают подпольную комсомольскую организацию «За Родину». Их никто не организовывал и не направлял. Они сами пришли к мысли: чтобы приблизить победу, надо участвовать в борьбе. Руководил организацией Анисим Белый.

Внешний облик Анисима, его характер можно представить по описанию Сергея Амельченко в романе Ивана Науменко «Сосна при дороге», прототипом которого был Анисим. Ни одной фотографии Анисима не сохранилось.

Когда началась война, он добровольно ушел в истребительный батальон, потом в партизанский отряд. Когда отряд рассеяли, вернулся в Василевичи. Участвовал в создании подпольной группы. Как более опытного, его избирают руководителем. Главные задачи группы: любыми способами достать оружие, установить связь с партизанским отрядом, работать среди населения. Анисим во всем принимал самое активное участие. В доме сестры Ольги под видом вечеринки устраивались встречи группы. В мае 1942 года принял участие в диверсии на жел. дороге. Установил связь с партизанами через сестру Анастасию. После расстрела подпольщиков и партизан 14 июля 1942 года ему было поручено совершить акт возмездия – убить гебитскомиссара Орличка. Для этой цели партизаны передали Анисиму наган и две гранаты. Но осуществить это задание он не успел: его включили в списки для отправки в Германию. Группа решила, что он должен уйти в лес. Буквально за день до этого Анисим совершает оплошность: доверяется Федору Донковскому, который выдавал себя за военнопленного, желающего уйти в партизаны. Кто такой Федор Донковский, как он оказался в Василевичах, не знает никто. Возможно, он принадлежал еще к одному типу полицаев – это узники лагерей смерти. У них была единственная возможность выжить – согласиться сотрудничать с немцами. Это они становились агентами, пополняли ряды РОА, различные трудовые отряды. Может быть, Донковский и был таким агентом. Во всяком случае, в тот же вечер он донес в жандармерию на Анисима, и рано утром Анисима и его сестру Ольгу арестовали. Нашли и наган, и гранаты.

Пытали Анисима долго. Он много знал. Били березовыми палками, пока сами палачи не уставали, приволакивали в камеру за ноги. Через неделю пыток он не мог ни стоять, ни сидеть, ни говорить. Расстреляли его 1 августа 1942 года. Он считал себя неудачником, так как многого не успел сделать, но свой Подвиг он совершил: он спас товарищей, заплатив за это своей жизнью. Посмертно награжден медалью «За отвагу». Было ему 18 лет.

После гибели Анисима подполье возглавил Николай Белый. Когда создавалась подпольная группа и надо было добыть оружие, ребята решили, что проще всего это сделать, если кто-то из них пойдет в полицию. Выбор пал на Николая. Это было непростое решение, Николай знал, на что шел, но согласился. Да, он получил ружье. Он свободно приходил в мастерскую, где мог взять патроны, запчасти. Полазив в развалинах здания районной газеты, нашел типографский шрифт. В сарае истребительного отряда нашел мешок со взрывчаткой. Он мог общаться с арестованными, знал о передвижении полицаев. Относился к самому маленькому по численности типу полицаев: к тем, кто работал в полиции по заданию. Служба его продолжалась недолго, около полугода. В августе 1942 года пытался обезвредить мину, и она взорвалась у него в руках – оторвало кисть правой руки. Борьба продолжалась. Ребята связались с диверсионной группой капитана Манзиенко и до освобождения Василевичей действовали под его руководством.

После войны Николай Белый окончил пединститут и работал учителем в Брагинском районе. Последний раз мы встречались с ним в 80-е годы. Он помогал нам в сборе материала по комсомольской подпольной группе «За Родину». Проходя по улице, мог слышать сказанное за спиной: «Полицай пошел». Он не обижался. Он знал, что народ люто ненавидел полицаев, и было за что. А как кто оказывался в рядах полиции, мало кого интересовало.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети