Культура > История

1831

О военных преступлениях в деревнях Речицкого района. И расстреляли Первомайск…

 +

В Речицком районе две деревни, называющиеся Первомайском, хотя некогда именовались по-иному. Во время Великой Отечественной войны пострадали обе, однако то, что довелось пережить Кобылево (ныне Первомайск Короватичского сельского Совета), выходит за рамки любого логического объяснения. По причине чрезвычайной жестокости, превосходящей здравый смысл. Ведь в данном населенном пункте, как считается, от рук карателей (расстреляны, замучены, сожжены живыми) погибло свыше тысячи мирных жителей (в основном дети, женщины, старики). Скорбно-юбилейная дата названной выше трагедии – 13 мая: исполлось 75 лет дикой расправы.

…Зимой 1942 г. из Кобылево гитлеровцы отправили на принудительные работы в Германию 40 юношей и девушек. Это стало первым серьезным напоминанием о грядущей беде.

28 января 1942 г. в Кобылево нагрянул карательный отряд численностью до 200 человек (немцы и полицаи). Отряд оставался здесь, зверствуя, на протяжении двух недель. Жертвами произвола стали 42 человека. В основном члены семей Ивана Яковлевича Близнеца, Михаила Филипповича Емельяненко и Степана Федоровича Сыча.

Подавляющая часть местного населения, не глядя на зиму, потянулась в лес. И, несмотря на смертельную опасность, люди возвращались домой, лишь чтобы взять продукты или же похоронить несчастных.

Оккупантам стало известно: многие сельчане не только поддерживают связь с партизанами, но и сами уходят к ним, беря в руки оружие.

13 мая 1943 г. каратели устроили в окрестных лесах облаву. 12 сельчан, захваченных у своих куреней, были расстреляны, остальным объявлено: возвращайтесь домой; тем, кто по-прежнему останется проживать в лесу, также расстрел.

Конечно же, основная масса жителей Кобылево рассудила в пользу возвращения, надеясь на слово-обязательство, полученное от давным-давно потерявших совесть.

На следующий день, 14 мая 1943 г., Кобылево оказалось в окружении отряда СС и полиции (до 300 человек).

В акте жителей деревни и представителей 9-го гвардейского стрелкового корпуса, составленном 28 ноября 1943 г., констатировано: «…Началась дикая расправа. Сначала были отобраны мужчины, загнаны в дома и на глазах их жен, матерей и детей расстреляны и сожжены. После этого немецкие злодеи приступили к уничтожению остальных. Престарелых старух, женщин с грудными младенцами и подростков загоняли по 20–30 человек в отдельные дома, бросали в них гранаты и поджигали. Стон, плач и душераздирающие крики стояли над деревней Кобылево 14 мая 1943 г. Матери падали на землю, целовали извергам сапоги и молили пощадить их детей. Но с хладнокровием садистов немецкие солдаты разбивали прикладами головы беззащитных людей, бросали в огонь детей, прикалывали штыками ползающих раненых».

Конечно же, в строках, приведенных выше, общая «картина» случившейся трагедии. Но ее ощущение еще острее при конкретности тех, которым посчастливилось остаться живыми.

Так, Наталья Халимоненко на момент расстрела имела 35 лет. Получила тяжелейшее ранение: пуля вошла сзади уха и вышла через правый глаз. Несмотря на это, с опаленной головой, женщина нашла силы отползти от горящего дома. Упала в бочку с водой, закопанную в землю на случай пожара. Пролежала там до прихода кого-либо из сельчан (уже после того, как населенный пункт покинули каратели).

12-летний Павлик Скакун в числе 25 человек оказался в избе Федора Белого. Каратели бросили туда гранату, после чего заперли дверь жилища. Те, кто находились в доме, были убиты или ранены.

Через минуту-другую строение вспыхнуло. Оглушенный взрывом гранаты, подросток очнулся. Выскочил в окно. Благодаря недалекой канаве, не был замечен карателями. Смог доползти до моста, где и спрятался. Его же родители сгорели в огне.

Воспоминания Павла Скакуна и Ольги Фоминичны Гайдаш вошли в книгу Алеся Адамовича, Янки Бриля и Владимира Колесника «Я з вогненнай вёскі…» (Минск, издательство «Мастацкая літаратура», 1983 г.)

Воинами 9-го гвардейского стрелкового корпуса Красной Армии в ноябре 1943 г. была проведена большая работа по поиску и учету могил погибших жителей Кобылево. Сложность состояла в том, что жертвы кровавой расправы (май 1943 г.) хоронились разрозненно. В основном там, где их находили.

Однако в районе местного кладбища в одной из могил были обнаружены девять трупов. Оказалось, это Михаил Емельянов (Емельяненко, 48 лет), его жена Мария (40 лет), их сын Иван (19 лет, сельский учитель), сын Василий (16 лет), дочь Нина (5 лет), Аксинья Емельянова (60 лет, мать главы семейства), а также Анна Сыч (40 лет) с сыном Александром (12 лет) и дочушкой Юлией, которой было лишь четыре годика. Все трупы имели следы огнестрельных ран, были в обгоревшей одежде.

На восточной окраине деревни во вскрытой могиле находились 16 трупов. Узнать удалось лишь двоих: 20-летнего Андрея Порфирьевича Сыча и Матрену Белую (36 лет). Остальные изуродованы огнем до неузнаваемости.

На месте дома Ивана Ефимовича Сыча в развалинах пожарища было множество человеческих костей. Оказалось, что это останки 15 человек.

25 человеческих тел покоились на месте бывшего дома Федора Белого. 20 женщин, детей и стариков нашли страшную смерть в доме Онуфрия Луцко…

В акте, названном выше, и следующие строки: «За все время немецкой оккупации… в деревне Кобылево расстреляно и сожжено 1 118 человек, из них до 200 мужчин, до 300 женщин и более 600 детей. Угнано в Германию 18 юношей и 22 девушки. Взято до 35 лошадей, 300 коров, 1 тыс. овец, 2 тыс. кур. Сожжено 276 домов. Разграблено имущество 266 семей.

Цветущая колхозная деревня превращена немецкими оккупантами в груды развалин, заросла бурьяном, покрылась сотнями могил, взывающих к мщению и священной борьбе советского народа против немецких извергов».

Да, мщение было. На протяжении всего периода Великой Отечественной войны. Данная борьба унесла жизни многих и многих жителей Кобылево, сражавшихся с врагом на фронтах и в составе партизанских отрядов. Согласно списку книги «ПАМЯЦЬ. Рэчыцкі раён», таких 99. Однако, скорее всего, их, таких воинов и партизан, намного больше. Ведь точный учет просто невозможен в силу разных причин. Ибо Кобылево, получившее новое название – Первомайск, отстраивалось практически с нуля. Поэтому многие из оставшихся в живых посчитали за лучшее искать новое место жительства. И похоронки нередко приходили как бы в никуда…

До Великой Отечественной войны местный колхоз назывался «ХI Октябрь». Данное название сохранил и в послевоенный период. Свое существование прекратил в связи с укрупнением (вошел в состав колхоза «Оборона страны»), являясь комплексной бригадой.

…В свое время (период подготовки к изданию книги «ПАМЯЦЬ. Рэчыцкі раён» довелось побывать в Первомайске, ставя целью сверить списки и внести новые фамилии (жертвы фашистско-оккупационного режима, погибшие и пропавшие без вести на фронтах Великой Отечественной). Тягостной оказалась та встреча с местным населением. Ведь и после десятков лет боль трагедии 1943-го продолжала висеть над всеми, кто пришел к памятнику страшных жертв.

Не удалось записать фамилии многих и многих. Эти сведения, как оказалось, покоились, замурованные в бетон, у подножия памятника…

Смотри также: О военных преступлениях в деревнях Речицкого района. Вначале был Горваль…

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети