Культура > История

1254

Письма жителям Речицы и района из далёкого 1944-го…

 +

…Когда в ноябре 1943-го день освобождения пришел и на речицкую землю, фронтовую почту стали с трепетом ожидать тысячи семей Речицы и района. Вот и Евдокия Арсентьевна ЧЕРЕДНИК, одна из лучших тружениц местного колхоза им. Калинина (д. Горивода), всякий раз с замиранием сердца следила из окна избы, как на улице показывался почтальон. Боялась, что, остановившись, тот достанет из объемисто-брезентовой сумки серый треугольник, после чего завернет и на ее двор.

Опасения не напрасны. Ведь на фронт Евдокия Арсентьевна отправила четверых сыновей. И вот теперь…

В середине февраля 1944-го и она раскрыла дрожащими руками не листок, а целых три, в которых, наплывая строка на строку, стояло:

«Уважаемая Евдокия Арсентьевна!

Ваш сын, Чередник Александр Захарович, стал на защиту Родины с первых дней Отечественной войны. Как верный патриот, он отдал все свои силы и знания большому делу – борьбе с ненавистным врагом. В 1941 году он с честью защищал колыбель Великой Октябрьской революции – Ленинград. В 1942 году Александр оборонял славный город Сталинград, где за мужество и героизм награжден медалью «За оборону Сталинграда». В красноармейской книжке ему записаны две БЛАГОДАРНОСТИ от Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища СТАЛИНА.

Ваш сын является участником величайшей битвы летом 1943 года. Он участвовал в освобождении от гитлеровских банд тысяч сел и десятков городов.

Советское правительство высоко оценило боевые заслуги Вашего сына. Он награжден орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». За отличное знание своего оружия и мастерство в бою он награжден значком «Отличный артиллерист». Как лучший и преданный патриот Родины, Александр принят в ряды большевистской партии.

Уважаемая Евдокия Арсентьевна! Командование и партийная организация подразделения, в котором служит Ваш сын, уверены, что и в последующих боях он будет с еще большей жесткостью громить подлых немецко-фашистских захватчиков.

Мы гордимся Вашим сыном Александром. Им гордится наша советская страна. Мы гордимся Вами, что Вы вырастили такого стойкого и преданного патриота нашей Родины.

Желаем Вам успехов в жизни и отличного здоровья.

С уважением, командир батареи, старший лейтенант, ордено-носец и медаленосец БИРЮКОВ.

Парторг батареи и дважды медаленосец СТОЛБОВ».

Конечно же, письмо с фронта во многом пропагандистское. Зная это, Е. А. Чередник сразу же отправилась в Пересвятое. В сельском Совете был составлен ответ, предназначенный для всех жителей Речицкого района:

«Человек я старый. За всю свою жизнь только при советской власти я увидела счастье. Жила в достатке, на радость росли мои дети, учились, становились специалистами.

Но на счастье, которое прочно вошло в нашу семью, напал проклятый Гитлер. Захотел он захватить наше богатство, а нас сделать рабами. Весь народ наш поднялся на войну. Отправляя четверых своих сыновей в Красную Армию, я им дала строгий наказ – бить лютого немца, который захотел ввергнуть нас в неволю.

Мой наказ сыновья выполняют. Недавно я получила письмо от командования подразделения, где служит мой сын Саша. Они благодарят за хорошего сына, который смело и беспощадно бьет фашистов, являясь примерным воином за наше счастье, за великую нашу Родину.

Я горжусь своими сыновьями, очень довольна, что они оправдывают надежды.

Е. А. ЧЕРЕДНИК, д. Горивода Пересвятовского сельсовета».

Вернулись с фронта три сына Евдокии Арсентьевны. Затерялась на войне душа сына Константина (р. в 1911 г.).

… В мае 1944-го письмо с фронта получил Яков Константинович Стрижак, труженик заспенского колхоза «Советская Белоруссия». Командир воинской части сообщал: «Уважаемый Яков Константинович!

Ваш сын, Михаил Яковлевич, за время службы во вверенной мне части показал себя преданным защитником Родины. За образцовое выполнение боевых заданий командования он награжден правительственной наградой – орденом Красной Звезды».

Яков Константинович отправил на фронт свой «лист» с призывом к сыну и его боевым товарищам «еще крепче бить ненавистного врага, чтобы скорее разгромить его в его логове».

Речичанину же, бывшему партизану Игнату Васильевичу Веремейчику написал племянник Данила Филиппович Марьевский, уроженец деревни Унорицы (Озерщинский сельский Совет). Сообщал: на его боевом счету (капитан-артиллерист) около четырехсот уничтоженных фашистов, за что удостоен высокой боевой награды.

Далее строки следующие: «Из Вашего письма я узнал, как много вреда совершили немецкие мерзавцы на моей родине. Еще большая злость вскипела в моем сердце, когда я узнал, что от руки подлых убийц погиб Ваш сын Шурик. Воспитанный советской властью, в тяжелое и суровое время Шурик стал на благородный путь борьбы за свою родную советскую власть. Его больше нет. Но не забудет наш народ, наша молодежь имя юного патриота, народного мстителя.

Обещаю Вам, дорогой дядя, жестоко отомстить за кровь и жизнь Шурика и своего брата Феди. Ни один снаряд, выпущенный из моих пушек, не минет фашистских голов.

Желаю Вам наилучших успехов в работе и доброго здоровья».

Кого же упоминал офицер Марьевский, называя Шуриком? Александра Игнатьевича Веремейчика, связного Речицкого партизанского отряда им. К. Е. Ворошилова, который погиб в 1942 г. в возрасте 17 лет.

В конце октября 1944-го скорбный лист с фронта нашел речичанку Ульяну Даниловну Закревскую: ее сын, Борис Титович Закревский, 1923 г. р., являясь младшим лейтенантом и командиром взвода 1138-го стрелкового полка 338-ой стрелковой дивизии 5-й Армии, показав мужество и героизм, пал в бою за свободу и независимость социалистической Родины.

Трудно передать горе матери, сердце которой разрывалось от мыслей о судьбе сына младшего. Он, Александр, с 17 лет мужественно боролся с немецко-фашистскими оккупантами в составе партизанского отряда им. Сергея Лазо бригады им. Чапаева. После освобождения Речицы и района стал под знамя 74-го гвардейского стрелкового полка 27-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й Армии.

И вот теперь был скупо-краток. Зная о смерти старшего брата, писал: «Надо воевать, надо отдавать все силы, чтобы помочь Красной Армии разгромить врага». Ставил в известность, что письма от него будут приходить нечасто, «ибо обстоятельства очень напряженные». Конечно же, «обстоятельства» не назывались.

И действительно, почтальон в дом Ульяны Даниловны стал заглядывать лишь для того, чтобы передать сообщение об уплате налога на землю или сообщить о льготе в связи с гибелью Бориса.

В первой половине марта 1945 г. он, почтальон, остановился у калитки Закревских в том коротком раздумье, что Ульяна Даниловна догадалась о неладном. Взяв дрожащими руками письмо, написанное не сыном, стала всматриваться в строки. Они наплывали, застилаемые материнскими слезами: «Я – солдат, такой же, как и Ваш сын, я был с ним вместе в городе Познань по уничтожению фашистской группировки. Во время боев в центре города, днем, Ваш сын был убит немецкой гадиной. Снайпер ударил в левую грудь пулей, он даже не успел ничего мне сказать. После смерти Вашего сына мы, сыны Родины, гвардейцы, стали мстить проклятому гаду за смерть Вашего сына, и на сегодняшний день мы закончили группировку в г. Познань и сейчас перешли на р. Одер добивать немецкую гадину в его берлоге. Находимся сейчас в 60 км от Берлина. И мы, гвардейцы, заверяем Вас, что за Вашего сына отомстим, за одного уничтожим сотни немцев. С Вашим сыном в тот день погиб командир части ст. лейтенант. Мы их похоронили в г. Познань около церкви».

В общем-то, казенно-патриотические слова. Ульяна Даниловна, как и тысячи иных жителей Речицы и района, их восприняла как горе, свалившееся не столько на социалистическую Родину, как на нее лично. А горе это надо было пережить и, выстояв, взяться за восстановление порушенного войной…

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети