Культура > История

870

Пишут речичане. Они сражались за Родину ради жизни настоящих и будущих поколений

 +

В своем очерке я хочу рассказать читателям газеты «Дняпровец» о том, как сложилась бы жизнь наших дедов, родителей и нас, если бы наши деды и прадеды в 1941–1945-х годах прошлого столетия не стали грудью на защиту нашей Родины от фашистской чумы.

Некоторые скептики сегодня говорят и пишут: «Если бы советские люди не сражались с врагом, мы бы жили по-другому и намного богаче». Сразу хочу заметить: может, кто-то и жил бы богаче, но только не мы, нынешнего поколения вообще не было бы. В оккупированных районах гитлеровцы вели массовое истребление невинных людей, повсеместно проводился геноцид еврейского населения, сколько их было расстреляно в Речице, в н. п. Горваль, Холмеч нашего района. В деревне Щедрин Жлобинского района 8 марта 1942 года фашисты расстреляли более тысячи местных евреев. Сжигались деревни, поселки, города. В нашем районе за время оккупации было сожжено 67 деревень и 17 поселков. Сколько детей, женщин, стариков были убиты и замучены в лагерях смерти, в таких как Озаричи, Тростенец и других. За что их убивали? Разве они были партизанами, диверсантами?

Да, победа далась нам нелегко, каждый третий житель нашей республики погиб в той войне. Читая книгу «Память. Речицкий район», мы узнаем, сколько людей не вернулось домой с войны. Из моей близкой сердцу деревни Макановичи по книге «Память» погибло на войне более 100 человек, а сколько было убито и расстреляно фашистами на оккупированной территории. В 1942 году фашисты полностью сожгли деревню Крынки, где было 315 хозяйств и проживало 1 050 жителей. Сожжено в огне и расстреляно было 276 жителей, в том числе свыше 90 детей. В январе 1944 года была полностью сожжена деревня Ола Светлогорского района, где в огне погибло 1 758 человек, из них 508 женщин и 950 детей.

Я еще раз хочу задать вопрос тем скептикам: «За что убили детей, в чем их вина?» Дети не осознавали и не понимали, за что их убивают и что они больше не увидят и не испытают счастья на этом свете, а такое было. Другой пример: по деревне Первомайск (ранее Кобылево) 1 118 человек, в т. ч. женщины, старики и 600 детей, были заживо сожжены и убиты. Оставшаяся в живых Вольга Фоминична Гайдаш в книге Алеся Адамовича «Я из огненной деревни» вспоминает, что ее маленькая доченька, которой было четыре годика, осталась с бабушкой в деревне. Когда пришли фашисты в дом, она сказала: «Дяди, не берите мяне с бабулей, я вам спою песеньку «Пасею агурочки». Она спела им, стоячи на подоконнике, а они ее забрали и застрелили...» В прошлом году 14 мая исполнилось 75 лет той страшной трагедии.               

Сколько таких деревенек было сожжено, сколько убито невинных людей по республике, и народ от мала до велика поднялся на борьбу с ненавистным врагом.         

Из семьи моего прадеда Михаила Семеновича Назаренко на фронтах Великой Отечественной войны с врагом сражалось семь человек: трое сыновей – Андрей, Даниил и Иван, три зятя – Филипп, Павел, Василий, и старший внук Алексей Филиппович. Так случилось, что самый младший из сыновей Иван, мой дед, когда началась война, проходил срочную службу в Красной Армии в Прибалтике. Дивизия, в которой служил дед, вела тяжелые бои, неся потери, отступала, вплоть до Ленинграда. На Пулковских высотах была дана команда окопаться и стоять насмерть до последнего солдата. Преодолевая трудности, нехватку боеприпасов и хлеба, солдаты держали оборону, вели бои и понимали: Ленинград в блокаде и ему нужна поддержка. За время боев дед был дважды ранен. В 1943 году его, с четырьмя классами образования, но имеющего опыт службы в Армии и борьбы с врагом, направили на кратковременные курсы младших командиров, после окончания которых в звании младшего лейтенанта он уже командовал взводом станковых пулеметов 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии. После прорыва блокады Ленинграда в апреле 1944 года был награжден медалью «За отвагу», а в январе 1945 года приказом командующего 22-й Армией за успешное выполнение боевой задачи, способствующей успешному продвижению наших войск с наименьшими потерями на запад, награжден орденом Александра Невского, а в феврале приказом командира дивизии за личное мужество и успешное решение поставленных задач взводом награжден орденом Красной Звезды. Вернулся дед с войны в 1946 году, впоследствии награжден орденом Отечественной войны первой степени и медалью «Ветеран труда».

Старший брат деда Андрей на фронте был с начала войны, в конце 1941 года пропал без вести, а средний брат Даниил сражался с врагом на Юго-Западном фронте наводчиком орудия истребительной противотанковой батареи 54-й танковой бригады. В конце 1942 года в течение двух месяцев защищал Сталинград, был награжден медалью «За оборону Сталинграда» и орденом Отечественной войны второй степени. Погиб Даниил в августе 1944 года в Литве в результате налета и бомбежки немецкой авиации. В родные Макановичи на имя родителей Михаила Семеновича и Ефросиньи Васильевны командир части прислал письмо, а также орден Отечественной войны и медаль «За оборону Сталинграда».

Старший зять, Филипп Иванович Телеш, муж Ульяны, старшей дочери моего прадеда Михаила Семеновича, принимал участие в крупнейшей операции «Багратион» по освобождению Белоруссии, которая, по оценке военных экспертов, является беспримерной как по своим масштабам, так и по ее осуществлению. Погиб Филипп Иванович в 1944 году на территории Светлогорского района. На месте выбывшего отца в 1945 году в войне уже участвовал его сын Алексей, который до конца войны сражался с врагом в десантных войсках, после Победы жил и работал лесником в Макановичах, награжден медалью «За победу над Германией» и орденом Отечественной войны второй степени.

Второй зять, муж дочери Анастасии Василий Васильевич Гриценко, также принимал участие в освобождении Белоруссии, в январе 1944 года был ранен, осколок находился рядом с сердцем, поэтому его не оперировали, и он так продолжал сражаться с врагом, в октябре 1944 года приказом командира 137-й стрелковой Бобруйской дивизии 48-й Армии награжден орденом Красной Звезды. В представлении командир 409-го стрелкового полка подполковник Васильев писал, что в бою за деревню Михалево Бобруйского района В. В. Гриценко одним из первых форсировал реку Ола, огнем из автомата уничтожил минометный расчет, при этом захватил в плен двух офицеров и пять солдат противника. При отражении контратаки зашел с фланга, действуя смело и решительно, пленил еще двадцать солдат противника. После войны жил и работал в сельском хозяйстве в деревне Макановичи, однако фашистский осколок сделал свое дело: в возрасте 47 лет его не стало.

Третий зять, Павел Михайлович Гриценко, муж средней дочери моего прадеда Ганны Михайловны, также сражался с врагом на фронтах Великой Отечественной войны.

Из семи человек, принимавших участие в той страшной кровопролитной войне, трое погибли как герои на полях сражений. Они защищали свою землю, свой народ, свою Родину и были преданы ей до конца, положив свою жизнь на алтарь Отечества во имя жизни своих детей, внуков и будущих поколений. Величайшие жертвы, понесенные нашим народом в войне, были не напрасными. Наша задача, не оскорбляя гордости, относиться к погибшим и живым чутко и уважительно. Это будет очень маленькой платой за все то, что они сделали для нас в 1941–45 годах прошлого столетия.

Николай КАЛИНОВСКИЙ, инженер НГДУ «Речицанефть», внук Ивана Михайловича Назаренко, младшего сына Михаила Семёновича и Ефросиньи Васильевны Назаренко

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети