Экономика > Промышленность

2085

К юбилею предприятия. От первого фонтана: «Белоруснефти» – 50!

 +

Привычно расшифровывая аббревиатуру «Белоруснефть» – белорусская нефть, вдруг начинаешь понимать, что созданное для освоения полесских недр предприятие эту самую нефть добывало и добывает не только на территории страны. А здесь еще череда знаковых дат и событий: в апреле 2015 года свое 50-летие отметил коллектив НГДУ «Речицанефть», в октябре добыли 130-миллионную тонну нефти, а 25 февраля 2016 года уже объединение «Белоруснефть» перешагнуло свой 50-летний рубеж. Вот и захотелось, не претендуя на максимальный исторический охват, вспомнить, где, когда и как добывала черное золото компания «Белоруснефть», постаравшись вывести суммарную добычу, – в цифрах, регионах и воспоминаниях очевидцев.

Год 1964-й, когда на территории Белорусской ССР открыли первую промышленную нефть, начинался с напряженного ожидания. К этому времени в Советском Союзе уже были открыты «нефтяные» Башкирия, Татария, Поволжье, и добыча углеводородного сырья в стране стала одним из главных направлений в экономике. Мощная индустриальная держава сама испытывала потребность в нефти и понимала востребованность этого ресурса на мировом рынке. Поэтому нефть в СССР искали везде, где только она могла залегать. С особой надеждой ученые глядели в сторону Беларуси: здесь на протяжении почти двух десятилетий поиски черного золота радовали перспективой, но огорчали отсутствием практического результата. Нефтепроявления на Кореневской площади и первые фонтаны в Ельском районе только дразнили первопроходцев, а настоящей нефти не давали. Уставшие ждать белорусской нефтеотдачи,  республиканские и союзные чиновники готовы были поставить крест на Полесском регионе. И их можно было понять: каждый год на разведку недр выделялись огромные средства, а результата все не было. Над Припятским прогибом, где сосредоточились основные поиски, повисло зловещее: «Здесь нефти нет!». С формулировкой «за отсутствием целесообразности» все работы готовы были свернуть, но обстоятельства в кои-то веки сложились в пользу белорусских нефтеразведчиков. Проблема с приростом запасов в «нефтеносных» Баку и Грозном, пики добычи в Татарии и Башкирии обернулись еще одним шансом для тех, кто верил в нефть Беларуси. Все их усилия сосредоточились в районе небольшого местечка Речица.

Первая, белорусская

В нескольких километрах от Речицы на трассе Гомель – Калинковичи стоит огромная стела. На мозаичном панно – три фигуры у развернутой карты: геолог, буровик и нефтедобытчик. Это собирательный образ тех сотен и тысяч, кого мы сегодня называем первопроходцами. Если присмотреться, то справа, на заднем фоне, можно увидеть силуэты двух буровых вышек: Р-8 и Р-6. Именно они подарили стране первую настоящую белорусскую нефть…

20 августа 1964 г. на скважине Р-8 выдался совершенно обычным рабочим днем. На буровой каждый был занят привычной работой, а мастер Валентин Зайцев изучал образцы поднятой с глубины породы. Впервые за долгое время они показали признаки нефти. Но наученные «сюрпризами» буровики на вкрапление нефти в керне отреагировали спокойно, тем более что следующие образцы пород снова ничего не показали. Бригада уже была готова махнуть рукой на «обманку», но сверху пришла разнарядка – приступить к испытанию в открытом стволе.

В книге Алексея Ерошенко «Белорусская нефть: люди и время» буровой мастер Валентин Зайцев рассказывал о долгожданной встрече людей и нефти:

«…Подняли хлопцы одну трубу, вторую, и вдруг с грохотом под самые палати хлестнул примерно тридцатиметровый бурый фонтан. Нас из будки будто вихрем вынесло. Я на мгновение даже оробел. Хотя и впервые встретился с таким фейерверком, но интуитивно представлял, что он может натворить. Одной искры хватило бы, чтобы все превратить в факел. Кинулся глушить дизели. А хлопцы, опомнившись, пустились в пляс под густым маслянистым ливнем…».

Суточный приток скважины-первооткрывательницы оказался 126 т. С одной стороны, цифра убедительная, чтобы говорить о том, что нефть в Припятском прогибе есть. Но с другой, ее промышленные запасы нужно было подтверждать. Это сделала бригада бурового мастера Владимира Галки, которая 17 октября 1964 г. на скважине Р-8 получила фонтанный приток с дебетом 600 т в сутки. Белорусская нефть, которая уже много лет казалась миражом, не дающимся в руки, наконец, была найдена.

Кризис понимания

После первых белорусских нефтяных открытий в центр полетели победные реляции. Еще никто толком не мог сказать, сколько черного золота хранят полесские недра, но все сходились во мнении, что его МНОГО. Именно так, большими буквами! Вокруг белорусской нефти создавался ореол мировой сенсации, республику назвали вторым       Кувейтом. Говорят, что в телевизионном интервью то ли в шутку, то ли всерьез один из чиновников заявил, что нефти в Беларуси будет не меньше, чем картошки. Такой подход в скором времени сыграл с белорусской нефтедобычей злую шутку.

Первый белорусский нефтепромысел открывает первый секретарь  ЦК КПБ Пётр Машеров
Первый белорусский нефтепромысел открывает первый секретарь ЦК КПБ Пётр Машеров

А пока новое месторождение активно осваивалось и обустраивалось. 16 января 1965 г. ВСНХ СССР принимает постановление под № 7, которое промышленному освоению Речицкого нефтяного месторождения придает важнейшее народнохозяйственное значение. По сути, этот документ дал начало освоению белорусской «нефтяной» целины. Уже в марте со всех концов огромного Советского Союза в  Речицу стали приходить буровые станки, оборудование для разработки недр и добычи нефти, мощная техника и строительные материалы. Руководство будущим нефтепромыслом поручили Борису Минееву и Дмитрию Миронову. Времени на раздумья и раскачку новым руководителям не оставили: Речицкий укрупненный нефтепромысел должен был дать первую промышленную нефть к началу мая – в канун праздника всех трудящихся и 20-летия Победы над немецко-фашистскими захватчиками.

Даже в богатой на трудовые подвиги истории нефтяной промышленности СССР редко встретишь еще такой случай, когда спустя два месяца после приказа о создании нефтепромысла он уже дал первую продукцию. Ровно в намеченный день – 29 апреля 1965 года – первый секретарь Коммунистической партии Белоруссии Петр Машеров перерезал красную ленту и включил установку по подаче нефти в магистральный трубопровод «Дружба».

Первопроходцы белорусской нефтедобычи потом еще не раз удивляли страну своими трудовыми свершениями. Спустя два года после зарождения нефтяной отрасли в Белоруссии здесь уже был получен первый миллион тонн черного золота. К тому времени производственная база Речицкого укрупненного нефтепромысла стала основой для создания государственного нефтегазодобывающего объединения «Белоруснефть». А нефтяную перспективность Припятского прогиба подтвердили открытия Осташковичского, Тишковского, Вишанского и Давыдов- ского месторождений.

В 1969-м на нефтепромысле внедрили инновационные по тем временам системы автоматики и телемеханики, построили и запустили в эксплуатацию установку подготовки нефти. В этом же году нефтепромысел обрел и свое нынешнее название – НГДУ «Речицанефть» и уже в новом статусе рапортовал стране о пяти миллионах тонн добытой нефти. В 1972 г., к 50-летию образования Союза Советских Социалистических республик, белорусские нефтяники вышли на рубеж в 20 млн т. А спустя три года очередная веха в истории предприятия – 40 млн и годовая добыча черного золота на уровне в 7 млн 950 тыс. т. До «круглых» 8 млн не дотянули всего ничего, но даже не эта отметка была ориентиром. 10 млн т в год – такими виделись прогнозы белорусской нефтедобычи в ближайшие годы.

Из воспоминаний об этом времени Валентина Щербатова, (с 1975 по 1998 гг. он работал главным инженером НГДУ «Речицанефть»):

«Перед тем, как в январе 1975 года меня назначили главным инженером НГДУ «Речицанефть», я поездил по нефтепромыслам Советского Союза, но такой дерзости что ли нигде не видел. Брать из недр не то, что возможно, а все, что удается. Такое отношение к добыче нефти навязывалось сверху, и мы на местах не могли противостоять административному нажиму. 1975 год для отечественной нефтедобычи стал рекордным – чуть-чуть не дотянули до круглой отметки – 8 миллионов тонн. Кстати, союзным проектом тогда даже предусматривалось открытие второго нефтедобывающего управления в Светлогорске. Но мы-то понимали, что это все, предел, максимальная добыча. Количество запасов белорусской нефти, о котором говорили ученые, не подтвердилось…».

Именно 1975 г. стал для молодой отрасли переломным, когда ожидание и реальность пошли своим путем. Темпы, взятые в начале освоения нефти, подорвали силы белорусских месторождений: дальнейшее падение добычи стало сложным временем испытаний для коллектива белорусских нефтяников.

Продолжение читать здесь

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети