Экономика > Промышленность

3373

Речники на мели. И в поисках фарватера

 2

В речном порту Речица журналисты «Дняпроўца» были почти три года назад. Информационный повод – замечательный: после многолетнего перерыва нашим корабелам удалось получить и выполнить заказ непосредственно по профилю – судостроению. На воду торжественно была спущена понтонная переправа для перевозки грузов и людей. Настроение царило приподнятое. Грусть по поводу былой мощи речицкого судостроения перемежалась с надеждами… В эмоциональном плане и сейчас в порту нескучно. Внутренние резервы направлены на борьбу с апатией. Кто кого?

Объективная реальность

Ещё лет тридцать назад Днепр невозможно было представить без речного транспорта, рассказывают старожилы. Теплоходы со щебнем, рудой, лесом, стройматериалами шли безостановочно. У причалов буксиры-толкачи, рудовозы (баржи) выстраивались в длинные очереди. Излюбленным отдыхом для речичан было «слетать» по реке за киевским тортом в сам Киев на скоростной «Ракете» – судне на воздушных крыльях. В соответствующем режиме работало и судостроение. К примеру, Речицкий судостроительный- судоремонтный завод выпускал по 24 рудовоза в год. На предприятии была одна из самых привлекательных зарплат.

Увы, всё это в прошлом.

Железная дорога, появившиеся большегрузные автомобили своей ценовой политикой выдавили речной транспорт с рынка. В настоящее время его доля в общих перевозках ничтожна – на уровне процента, сообщает Минтранс.

Выгрузка – отпуск песка. Приезжайте – берите
Выгрузка – отпуск песка. Приезжайте – берите
Не первый год речники выживают за счёт добычи и продажи строительного песка. Случаются перевозки местного назначения. Но здесь другая проблема набирает актуальность: реки мельчают, груженые баржи не везде проходят. Судостроители в отсутствие заказов по профилю берутся за изготовление любых металлоконструкций.

Это – объективная картина, характерная для всей республики. В средствах массовой информации периодически появляются комментарии высокопоставленных руководителей по поводу того, что хватит заниматься ностальгией, сравнивать работу отрасли с советскими восьмидесятыми. Рынок тогда был гигантский, но он рухнул. Арбузы баржами из Херсона – «уже историческая байка седого капитана для молодых моряков». Что ж, не будем о прошлом. Поговорим о дне сегодняшнем.

Оптимизировали численность, сохранили имущество

В числе прочих речной порт Речица имеет свою особенность: в его составе уже шесть лет бывший судостроительный-судоремонтный завод.

– Что сделано? За последние три года на предприятии проведена серьёзная оптимизация, это раз, –
рассказывает директор речного порта Речица Игорь Демиденко. – Мера – непопулярная, но вынужденная. Из более чем 200 работающих осталось 104. Вместо трёх заместителей и главного инженера осталось два руководителя. Сейчас администрация находится в одном здании. Высвободившееся после объединения с ССРЗ продано на аукционе. В два раза сокращена численность охраны. Из четырёх электриков работают два, из пяти слесарей – один и так далее. Продолжать оптимизацию нельзя. Не с кем будет работать.

В цехе металлоконструкций
В цехе металлоконструкций

В цехе металлоконструкций у нас не конвейерное, а разовое производство, постоянно новые чертежи. Нужны квалифицированные сварщики, судостроители. В прошлом году, к примеру, мы делали четыре вышки по 70 и 90 метров для Белорусского радиотелевизионного передающего центра. Если на первом ярусе ошибиться хотя бы на несколько сантиметров, представляете, какая погрешность будет на девяностометровой высоте. Заказ выполнен, у нас очень хорошие отзывы. Такую работу мимоходом на коленке не сделаешь.

Во-вторых, всё имущество, которое в ведении порта, мы не проели, не сдали на металлолом, оно сохраняется, поддерживается в рабочем состоянии. У нас три плавкрана, три теплохода. Для добычи песка достаточно одного крана. В работе же – все. Разбазарить имущество – проще простого.

Штапеля для строительства судов приспособлены для производства пожарно-наблюдательных вышек
Штапеля для строительства судов приспособлены для производства пожарно-наблюдательных вышек

Копейка, вторая…

Да, сейчас положение на предприятии сложное, открыто признаёт Игорь Павлович. Нет заказов. Зимой платили зарплату, потому что ремонтировали металлоконструкции дорожно-строительному тресту № 8 города Минска. Затем занимались судоремонтом, перевезли лес из Комарина на завод МДФ «Гомельдрев», намывали песок.

Экономику демонстрируют цифры. За три прошедших месяца к уровню прошлого года выручка по всем видам деятельности составила 73 процента, добыча и продажа песка – на уровне 47,8 процента. Снизилась и зарплата: с 4 миллионов 433 тысяч в среднем по предприятию до 4 миллионов 154 тысяч рублей. Почему?

Детали пожарно-наблюдательной вышки
Детали пожарно-наблюдательной вышки

Упала цена металлоконструкций на рынке, поясняет директор. Снижают объёмы закупок песка дорожники, строители, нефтяники. Если в 2013 году только ДРСУ-114 было отгружено 60 тысяч тонн песка, то в 2015 – всего 15 тысяч тонн. Бывали месяцы, когда песка порт реализовывал на миллиард рублей в месяц. Сейчас же счёт на несколько десятков миллионов.

С песком порт работает в Речице, а также Рогачеве и Жлобине. За счёт новых покупателей, в том числе частных лиц, и планируется восполнить столь необходимые для нормальной жизни предприятия объёмы.

Арки для комбината хлебопродуктов
Арки для комбината хлебопродуктов

Прямых заказов в порту нет, вся надежда на тендеры. А здесь – свои нюансы, жёсткая конкуренция. К примеру, тендер на поставку песка в агрокомбинат «Холмеч» на строящийся свинокомплекс наши речники проиграли. Неудачное место добычи досталось, убеждён Игорь Павлович:

– Река – живой организм, мы не можем копать там, где вздумается. Место производства работ согласовывается с предприятием Белводпуть, институтом природопользования. Нам разрешили копать достаточно далеко от места выгрузки. Плюс ко всему Белводпуть, который выиграл тендер, намывает песок прямым способом: земмашина с пульпопроводом подаёт его сразу на берег. Мы же выполняем три операции: добываем, перевозим и выгружаем.

– Что же мешает порту добывать песок прямым способом?

– Занимаемся этим вопросом. Из Микашевичского порта нам передали земмашину, делаем её капитальный ремонт. Рассчитываем ввести в эксплуатацию в нынешнем году, крайний срок – следующая навигация. Машина небольшая, мобильная, делаем так, чтобы можно было её перевозить к карьерам автотранспортом.

А порт встречает тишиной

Идем по территории речного порта. Видно, что здесь стараются для поддержания основных фондов делать хоть что-то: заливают пешеходные дорожки, у цеха металлоконструкций – новая отмостка, меняются старые оконные рамы на пластиковые. Здесь чисто, ухоженно и… тихо.

На открытой площадке стоят рудовозы: свои и из других портов. Судоремонтом занято несколько человек.

В огромном цехе бывшего ССРЗ с тремя 25-тонными кранами на ходу, где можно построить 900-тонное судно, рабочие варят металлическую ёмкость под мусор для кладбища в Озерщине. Вот, собственно, и всё движение.

– Не всё, – уточняет заместитель директора по производству Игорь Броздецкий. – В настоящее время в работе две 35-метровые пожарно-наблюдательные вышки для Гомельского лесхоза, причём мы производим вышки и сами же их устанавливаем. Делаем складские арки для КХП, есть ещё несколько мелких заказов.

Речной порт вот-вот должен получить сертификат на производство стальных металлических изделий. Это дополнительные баллы на торгах. А так – все надежды на тендеры. С отечественными и зарубежными строителями. Например, из Туркмении.

Земмашина, с помощью которой возможна добыча песка прямым способом, на капремонте
Земмашина, с помощью которой возможна добыча песка прямым способом, на капремонте

– Какие перспективы у предприятия? Будете ли продолжать оптимизацию? Сокращать производство? – вопросы напрашиваются сами собой.

– Нет. Настрой только на работу, – отвечает Игорь Демиденко. – Добыча песка, металлоконструкции – оба направления перспективны. Их и будем развивать.

Будут заказы, – не сдаётся Игорь Павлович. – Уже не привыкать выживать не благодаря, а вопреки. По качеству выполняемых работ и цене мы конкурентоспособны. Состоится хорошая сделка, ещё набирать людей придётся.

Что тут скажешь? Очень хочется верить, что так тому и быть…


Виктор Лопато, электросварщик:

– В судостроении я уже более тридцати лет. Начинал здесь учеником и вот сейчас вернулся. Перспективы у отрасли? На мой взгляд, есть. Можно плоскодонки делать, будут ходить по Днепру – только в путь; рудовозы, рассчитанные на малые глубины. Почему нет развития, однозначно сказать сложно. А так предприятие хорошее, большое, есть свой бортовой слип (устройство для подъёма, строительства и ремонта судов. – Прим. авт.) в отличном состоянии. Надо развиваться. Зарплата? Не будут платить здесь, придётся зарабатывать в другом месте.

Николай Радченко, инженер-механик по транспорту:

– За тридцать лет работы на предприятии бывали разные времена. Сейчас сложно, тендеры, конкуренция, но мы ищем заказы, крутимся. Есть предприятия, где ситуация хуже.
Верю ли я в светлое будущее? А как же без этого. Девяностые годы побороли и с нынешними трудностями справимся.

 

Валерий Мундяло, токарь:

– В порту работаю уже шесть лет, как переехал из Слонима. Лично я занят постоянно. В прошлом месяце получил 4 миллиона 800 тысяч рублей на руки. По сравнению с прошлым годом зарплата стала меньше, но незначительно. Меня, в принципе, устраивает.

Новая весовая
Новая весовая
Антиквариат: станок со времён войны, с ним в своё время очень любили фотографироваться голландцы
Антиквариат: станок со времён войны, с ним в своё время очень любили фотографироваться голландцы
Цех металлоконструкций. Фасад
Цех металлоконструкций. Фасад
 
Оборудование, признанное пароходством негодным к эксплуатации, разбирается на металлолом
Оборудование, признанное пароходством негодным к эксплуатации, разбирается на металлолом
 
Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети