Экономика > Промышленность

941

Владелец буровой компании «Дельта» рассказал, в решении каких проблем заинтересован наш бизнес, работающий за рубежом

 +

ОАО «Буровая компания «Дельта» находится в небольшой деревеньке Борщевка в Речицком районе. Хотя само предприятие уже известно за пределами страны. Несколько раз оно было признано лучшей строительной организацией и лучшим экспортером года, становилось лауреатом международных профессиональных конкурсов. Руководитель «Дельты» Николай Черношей рассказал «Рэспублiцы», чем занимается компания сегодня и в решении каких проблем заинтересован наш бизнес, работающий за рубежом.

Николай ЧЕРНОШЕЙ — почетный гражданин Речицкого района, кавалер ордена Отечества III степени
Николай ЧЕРНОШЕЙ — почетный гражданин Речицкого района, кавалер ордена Отечества III степени

В кабинете директора висит памятный снимок: вручение награды из рук Президента. Николай Черношей удостоен ордена Отечества III степени. Среди множества дипломов, грамот и сертификатов внимание привлекает флаг ВДВ и благодарность от командира дивизии, полученная в армии.

Характер десантника проявился и в бизнесе, который начинался в 1990 году. Постепенно малое предприятие, бурившее скважины для водозаборных колонок на частных подворьях, превратилось в компанию численностью 500 человек. Когда же дома стало тесно, Николай Черношей организовал собственный десант — «Дельта» высадилась на внешнем рынке.

Сегодня компания активно работает на нефтяных и газовых месторождениях Сибири,  участвовала в строительстве крупных объектов в России и Казахстане, имеет представительство в Туркменистане. А в настоящее время также выходит на рынок в Персидском заливе. В Катаре — одном из крупнейших мировых экспортеров нефти и газа — зарегистрирована дочерняя фирма. После доставки техники «Дельта» начнет участвовать в тендерах.

Несмотря на продвижение за рубежом, компания остается чистокровным белорусским предприятием. Это — принципиальная позиция Черношея. О том, что никакой «эмиграции» не планируется, свидетельствует и обустройство базы. Проводя экскурсию, Николай Васильевич показывает недавно построенный административный корпус, где едва начались отделочные работы. Однако размах заметен уже сейчас.

— Здесь у нас диспетчерская будет, здесь — учебный кабинет по технике безопасности, вот там — столовая, — бизнесмен представляет одно помещение за другим. — Когда все это доделаем, не знаю. Хочется ведь не халтуру, а чтобы все красиво и качественно. Денег не хватает. Да их всем сейчас не хватает. Но, думаю, скоро будут.

Автопарк предприятия насчитывает более 200 единиц техники
Автопарк предприятия насчитывает более 200 единиц техники

Буровая спецтехника «Дельты» находится на нескольких площадках. И это лишь та, которая проходит текущий ремонт. Или готовится для отправки в дальнюю командировку. Остальные машины на объектах за тысячи километров.

Вернувшись в кабинет, за чашкой кофе обсуждаем сложности, с которыми сталкиваются компании, работающие на внешнем рынке. Часть из них, сетует бизнесмен, не решается на протяжении многих лет. Из-за чего белорусские экспортеры оказываются в неравном положении с конкурентами. Таких проблем немного, однако каждая носит системный характер:

— У нас более жесткое законодательство, чем в Российской Федерации. Первое требование — оплата налогов, зарплаты, основные платежи. Наш бизнес приучен к дисциплине и это, конечно же, правильно. С другой стороны, мы работаем в России, где свои законы, порядки, подходы к ведению дел. Поэтому порою оказываешься между двух огней. Самый элементарный пример. В соответствии с Указом Президента № 178 «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций» мы должны осуществлять возврат валютной выручки максимум в течение 90 дней.

Проблема в том, что этого срока не хватает. Как правило, такой же период оплаты за выполненные работы прописывается в наших контрактах с партнерами. Однако часто по различным причинам оплата вовремя не производится и, соответственно, деньги не поступают. Объективно нашей вины здесь нет. Но это, мягко говоря, никого не волнует. Нас наказывают за нарушение финансовой дисциплины.

В прошлом году Госконтроль применил штрафные санкции на 2,7 миллиарда неденоминированных рублей. Причем даже сам инспектор признал: «Вижу, что это не ваша вина, но ничего не могу поделать». Разве это правильно? Ведь я, как никто иной, заинтересован, чтобы выбить свои деньги. Мне нужно погашать кредиты, платить зарплату, исполнять другие финансовые обязательства, включая реализацию 20% валютной выручки Нацбанку. И все это я выполню — государство ничего не потеряет.

Зачем же наказывать за то, в чем нет ни нашей вины, ни какого-то криминального умысла? Думаю, увеличение нормативного срока хотя бы до 150 дней поможет решить проблему. 

Нуждается в корректировке и нынешний механизм регулирования порядка оплаты текущих расходов за рубежом. Государственный контроль осуществляется для того, чтобы валюта не выводилась за пределы страны. Цель вполне понятна, однако не обошлось без перекосов.

— Я всегда привожу простейший пример, — иллюстрирует проблему Николай Черношей. — Работаем мы в Тюмени. На одной из машин порвался трос. Казалось бы, купили новый — и все. Но поскольку товар не ввозится в Беларусь, я должен сперва обратиться в Гомельский облисполком, затем — в Нацбанк, чтобы получить разрешение. Вся эта процедура заведомо отнимет уйму времени. Есть, конечно, иной путь. Выписать фиктивный путевой лист, якобы привезти трос из Тюмени, а затем обратно. На это меня толкает нынешняя система.

То же касается противоположной ситуации. Допустим, на объекте понадобился бетон. Не отсюда же мне его везти в Сибирь — за десять тысяч километров. Процедура та же: облисполком, Нацбанк. Представляете, сколько на все это тратится сил и времени? А если возникнут задержки или по каким-то причинам вдруг вообще не разрешат — что тогда? Простои, срыв сроков, невыполнение условий контракта — кто с  нами после этого иметь дело станет? Когда же мы рассказываем про все эти нюансы партнерам, нас не хотят слушать. Иногда говорят прямо: «Если у вас такие законы — у себя дома по ним и работайте». Притом что в целом белорусов ценят — за порядочность, трудолюбие, хорошую профессиональную школу, которая у нас сохранилась.

Компания, вышедшая на международный уровень, начиналась с небольшой фирмы по бурению скважин для водозаборных колонок в частных подворьях.
Компания, вышедшая на международный уровень, начиналась с небольшой фирмы по бурению скважин для водозаборных колонок в частных подворьях.

Также возникают сложности с перевозками грузов по территории России. Если они выполняются собственным транспортом белорусской компании, то признаются каботажем. А это влечет серьезные штрафные санкции. Есть нюансы, касающиеся требований промышленной безопасности. Притом что между странами официально действует режим единого экономического пространства. Искать решения подобных проблем, считает Черношей, должны структуры, которые занимаются интеграцией по линии ЕАЭС, Таможенного союза и Союзного государства. Пока же этого не происходит, бизнесмены ищут обходные пути:

— Знаете, как мои коллеги поступают? Открывают фирму в России: деньги вращаются через нее, и никто не задает никаких вопросов. Но я хочу работать под белорусским флагом, ничего не скрывая и не придумывая никаких схем. У меня нет цели вывести деньги или как-то еще схимичить. Я заинтересован получать прибыль, платить налоги и зарплату своим работникам. Нельзя же во всех бизнесменах видеть мошенников, для препятствования которым создается такое жесткое регулирование.

Саму идею либерализации условий для ведения бизнеса Николай Черношей считает своевременной. Однако при этом обращает внимание на расстановку приоритетов и называет некоторые проблемы преувеличенными:

— Заметил, что много лет муссируется один и тот же вопрос — упрощение порядка создания и ликвидации предприятий. На мой взгляд, это мелочь. Сосредоточиться надо на глобальных вопросах. А этот актуален разве что для фирм, которые изначально создаются, чтобы срубить денег и быстро уйти в тень.

Теперь что касается проверок. Конечно, было бы неплохо упорядочить контрольную деятельность. Возможно, стоит создать некий единый орган по образцу Следственного комитета. Или передать все контрольные функции налоговой инспекции, где есть компетентные специалисты. Однако в целом, по-моему, краски сгущены.

За 26 лет никто не влезал в мою деятельность, не пытался как-то давить, вымогать. Я нормально развивался и даже получил субсидию на создание новых рабочих мест, которая в свое время здорово помогла. Это эффективная форма господдержки — ее необходимо сохранять и приумножить.

Ведь бизнес не должен крутиться исключительно в сфере перепродаж и посреднических услуг. Прежде всего, нам нужно развивать производство и экспорт. Это и поступление валюты в казну, и развитие экономики страны, и ее престиж на международном рынке.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети