Общество > Закон и порядок

1051

Алкоголики, тунеядцы, стройся! Рабочая группа побывала в трёх сельсоветах Речицкого района

 +

Рабочая группа по организации профилактической работы с гражданами, ведущими антиобщественный образ жизни, на этот раз побывала в трёх сельисполкомах – Озерщинском, Глыбовском и Заходовском, куда были приглашены на обстоятельную беседу граждане соответствующей категории.

Честно говоря, впечатления от таких встреч остаются очень непростые. Видишь людей, которые в угоду зелёному змию кладут на его алтарь ни много ни мало – собственные жизни и судьбы, а зачастую и судьбы своих детей, родных и близких. Конечно, есть разные степени алкогольной зависимости, но в крайних её проявлениях хорошо заметно, как человек, одержимый выпивкой, теряет самого себя. Такие алкоголики похожи на безвольных амёб, не имеющих внутреннего стержня, характера и даже почти души. Это можно назвать полным разложением личности, когда о силе воли уже не может идти и речи, всё отдано в откуп алкогольным демонам. Я смотрела на одного парня из этой когорты, которому нет и 40 лет, и понимала, что это уже практически конец для человека. Его физическая оболочка держится так или иначе, а внутри – ничего, пустота, которую не зальёт уже никакая выпивка. Там всё вымерло. Это страшно. Так человек, дав слабину в какой-то момент, постепенно доходит до тех границ, откуда уже возврата нет.

Однако есть и те, кто ещё способен стать на путь истинный.
И, если хотя бы кто-то из них сможет это, значит, не все еще потеряно и можно хоть сколько-то поднять, восстановить загубленную жизнь.

Итак, вот несколько историй.

55-летний мужчина живёт один в пустом доме. Внутри в комнатах – беспорядок и грязь. Тихий пьяница не работает официально с 1993 (!) года. Трижды успел побывать в ЛТП и толку чуть. Как живёт? Чем питается? Собирает вторсырьё, выполняет разовые работы. По имеющимся вакансиям трудоустраиваться отказывается, в управлении по труду, занятости и социальной защите райисполкома в последний раз был в 2010 г. На вопросы, чем же он будет питаться зимой и кто поможет, если он вдруг заболеет, мужчина отвечает: «На виселицу пойду». А ведь был водителем, и неплохим. Что ж, судя по всему, его ожидает новый заход в ЛТП.

Ещё один 43-летний водитель в прошлом ныне ищет утешение в бутылке. Был уволен по статье, и этим мотивирует невозможность устроиться на работу: «Мне бы за руль сесть, и я выйду из транса». Гражданин с ярким фонарём под глазом всячески убеждает, что выпившим он машину не поведёт, на что ему резонно замечают: так он же всё время выпивший, потому за руль и не садится. В итоге мужчине предлагается выполнять дорожные работы, на что он бодро соглашается. Что ж, участковый держит его на заметке и, если снова всё не заладится, быстро поможет гражданину прийти в себя в ЛТП.

Следующий мужчина, тоже 43-х лет от роду, проживает в практически аварийном доме, который вполне может рухнуть при очередных погодных условиях оранжевого уровня опасности. Крыша – на подпорках, в комнатах – чернота и грязь. Ведёт себя тихо, также тихо употребляет и спиртное. Был уволен с фермы за выпивку. Насчёт своего пищевого рациона без раздумий отвечает: «Воды попью, и нормально». Его давно хотят забрать к себе родственницы, дело за малым – переехать к ним. Ведь, если не сделать этого, очень велика вероятность просто погибнуть или от пожара, вызванного курением в постели, или от рухнувшей крыши.

Ещё одна история вообще касается целой семьи. Мать, два сына и дочь. Мать недавно попала в больницу, упав с лестницы 2-го этажа, дочь 25-ти лет – инвалид 3-й группы, но по всему нуждается во второй, так как не может ухаживать даже за собой. Оба сына пьют. И если старший, которому 37 лет, уже практически потерял себя, то младший, 30-летний, ещё стремится как-то поддерживать семью. Оба они ездят на заработки в Москву, однако куда утекают зарплаты, нетрудно догадаться. Старший уже кодировался, и это ему требуется снова. Теперь нужно досматривать не только сестру, но и мать, когда та вернётся из больницы.
И встаёт вопрос: кто из них на это способен? Только младший сын? Ему и нужно теперь трудоустраиваться по месту жительства.

Ещё один мужчина 38 лет уже два года, как вышел из ЛТП, не имеет постоянной работы. Когда его спросили, как он будет жить в преклонном возрасте, не имея стажа для начисления пенсии, тот спокойно ответил: «Может, не доживу до пенсии». Ему поставлено условие – определиться на работу в две недели, если нет – снова в ЛТП.

Другой, 48-летний мужчина, бодро вышел перед группой. Видно было, что стремится произвести хорошее впечатление, одевшись в белые рубашку и брюки. Держался уверенно и достаточно спокойно. Рассказывал, что осенью собирается переехать в другую деревню, где его берут на работу в хозяйство. Что ж, до осени ещё далеко, мужчине поставлено условие – трудоустроиться в двухнедельный срок. А что по осени – время покажет.

Очень трудно было наблюдать за историями семей, где муж и жена пьют, а страдают в итоге дети.

Так, в одной из подобных ячеек общества – трое детей. Первой начала спиваться мать, прогуливать работу. За ней подтягивается отец и в итоге остаётся без работы, а теперь ему светит уже и два года «химии». Начинаются скандалы, рукоприкладство. Жена на заседание рабочей группы пришла с солидным синяком под глазом. Оба готовы закодироваться, но пеняют, что не имеют на это денег. Таким образом, ставится вопрос: останутся ли дети в такой семье? На что их отец в сердцах бросает: «Отберёте – я вздёрнусь!» – и выскакивает из зала. Рабочая группа находит вариант для кодирования мужа и жены. Далее – дело за ними. Смогут взять себя в руки, семья сохранится и дети останутся с родителями.

Людские судьбы искорёженные и страшные. Видеть такое тяжело, но это часть нашего мира. И потому делается всё возможное для таких граждан. А как будет дальше складываться жизнь, зависит только от их выбора – пить или не пить.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети