Общество > Нам пишут

1652

Случай из жизни. Знакомство с горами

 +

Всё, описываемое мною, произошло в далёком 1964 году. Наши родственники (мамина сестра с мужем) получили в г. Междуреченске квартиру и пригласили нас на новоселье. И мы на весенних каникулах (в марте) отважились на поездку.

Ехали мы из своего посёлка Чулым вместе с рабочими в теплушке, которую тянул мотовоз. Впереди двигался снегоочиститель, а за ним – железнодорожный кран. Железную дорогу замело (слой снега – под 2 м), снег превратился в наст, снегоочиститель попытался «взять» его, но сошёл с рельсов и тут же был поднят краном. Пришлось в дело вступать рабочим. Они шли впереди снегоочистителя, ножовками резали снег и скидывали его глыбы на заборное устройство снегоочистителя. Худо-бедно ли, но добрались мы до станции Каштан, где сели на нужный нам поезд. Поездом я ехал впервые и сразу же буквально прилип к окну: всё мне было интересно. Наш попутчик по просьбе мамы показал мне, как пользоваться туалетом в вагоне.

Родственники нас встречали на такси и приняли хорошо. Через пару дней я заскучал и отпросился погулять в город. Меня отпустили без всяких оговорок, ведь никто не мог подумать, что я могу «учудить». А я решил поглядеть вблизи горы, к которым и отправился через р. Томь. Решил подняться вверх насколько смогу. Наподнимался, насмотрелся и стал спускаться вниз. Уклон горы градусов 60. Добрался до снега и дальше решил съехать на спине. Набрал приличную скорость, меня вдавило в снег, а там (под снегом) оказались брёвна, в которые я упираюсь ногами, меня по инерции переворачивает, и дальше я уже скольжу головой, а не ногами вперёд. После чего внезапно появилась боль в руке, которая тут же опухла… Всё, приехали… И тут я понял, что Бог меня миловал. А если бы я потерял сознание? Замёрз бы. А если бы попал в полынью на Томи, никто бы и не знал, где искать меня. Сообразил назад переходить реку по своим следам. А на дамбу со своей рукой подняться не могу, пришлось выкатываться лёжа, боком.

Дома получил словесную взбучку. Пришлось распороть рукав пальто, чтобы вынуть мою руку. В понедельник отправились в поликлинику, а там мир людей. Хирург отправил меня на рентген, по снимку определил закрытый перелом и отправил на гипс. А тут и гипс закончился. Пришлось ждать, пока привезут. Сделали мне гипсовую повязку, месяц руку не мыть, не мочить. Дядя пообещал на летних каникулах сводить меня в горы, но я подумал: «Хватит с меня и одного знакомства». Потом, учась в Красноярске, даже на Столбы не ходил.

Дядя отправил с нами по железной дороге маминому брату в подарок мотовелосипед (дефицитную в то время вещь), он был поэтом (учился заочно в литературном институте в Москве). Печатался и мог себе с гонораров позволить такой жест. Дядя и меня подговаривал поступать в литинститут, но мама сказала: «В педагогический и литературный – только через мой труп».

На обратном пути от ст. Каштан до своего Чулыма мы ехали на мотовозе. Внутри нам места не досталось, и мы стояли снаружи кабины на площадке. Рядом со мной стоял мужичонка («метр с кепкой») и всё что-то пытался рассказывать, периодически трогая мою руку на перевязи. Мама сказала ему: «Мужчина, вы поосторожнее, я везу ребёнка из больницы». Тот удивлённо поглядел на неё: шутит, мол, баба, где тут ребёнок, стоит парень ростом за метр 70… А меня смех разбирал от их перепалки. Вот такая немного грустноватая, но поучительная история. И я согласен с маминым братом, который в таких случаях говорил: «Мы, мужики, частенько сначала делаем, а потом думаем задним числом».

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети