Общество > Персоналии

1361

Говорите "спасибо" своим матерям. Есть ещё время...

 +
Нина Ивановна Будовских
Нина Ивановна Будовских

Моя мама – Нина Ивановна Будовских. Она была всегда рядом, и ничего необычного в этом я не видела, а вернее, не осознавала. Это что-то такое само собой разумеющееся – наличие мамы в нашей жизни. Обычно звонить по утрам и спрашивать, как она спала, что собирается делать днем, как она себя чувствует. Вопросы простые, ответы осторожные, чтобы меня ничем не обеспокоить. Я теперь это понимаю.

Мама родилась в 1935 году, за шесть лет до начала войны. Ее отец, мой дедушка, на которого я, по словам мамы, очень похожа, ушел на войну в первые дни и больше не вернулся, погиб. Сохранилась фотография бабушки и троих детей: мамы, ее брата и сестры, младше ее. Снимок специально сделали перед уходом дедушки на фронт, чтобы родные люди всегда были с ним рядом. Говорят, это многим помогало выжить там, на этой страшной войне. Перед своим отъездом дедушка приказывал особенно беречь старую железную кровать. Бабушка все недоумевала, почему именно эту вещь. А если эвакуация, куда же она денется с железной кроватью и тремя малыми детьми? Как потом оказалось, в одной из стоек, которые были полыми, хранилась пара золотых монет, старых, царских. Как ими распорядились, могу только догадываться – война, все шло на продукты.

Слева направо: Аня (4 года), бабушка Дарья Дедова, Витя (2 года) и Нина (6 лет). 1941 год.
Слева направо: Аня (4 года), бабушка Дарья Дедова, Витя (2 года) и Нина (6 лет). 1941 год.

Хлеб во время войны – об этом можно писать бесконечно. И еще соль. За хлеб и соль отдавали бриллианты и норковые шубы. У моих родных такого богатства не было. Мама, будучи еще ребенком, запомнила, как получала по карточкам конфеты, занимала ночью очередь в магазин и меняла конфеты (это и было для ребенка драгоценностью) на хлеб.

Воронеж оккупировали немцы, и пришлось бежать из города. Рассказывала, как по дороге бомбили, как бабушка собою накрывала при взрывах своих детей. Очень было страшно!

Дедушка прислал письмо, что его ранило и он лежит в госпитале. Затеплилась надежда, что вернется домой. Но из госпиталя он ушел опять на фронт, а потом и погиб. Осталась семья без кормильца.

После войны бабушка работала на механическом заводе. Дети учились в школе. Мама очень хотела стать юристом, но вынуждена была бросить учебу, не окончив полный курс, и пойти на работу, на тот же завод. Ее взяли рентгенологом. Завод выпускает детали к самолетам, и каждую нужно просветить, чтобы не дай бог не было какой-то трещины. Со временем мама окончила вечернюю школу, стала старшей смены, но учиться дальше не стала. Судьба спасла ее на этой работе от страшных последствий, а две близкие подруги – Света-беленькая и Света-черненькая, как я их звала – умерли от облучения, что-то все-таки было не до конца предусмотрено на этом предприятии, да и не просто так на пенсию рентгенологи уходят в 45 лет.

Мама рассказывала, как трудно было жить в послевоенное время, но люди были добрые, помогали друг другу. У мамы была подруга, у которой отец – сапожник. Так они на танцы менялись вещами: у подруги были красивые туфли, а мама шила платья, вышивала. Таким образом и туфли, и платья у них были что надо, на зависть другим.

Кавалеров выбирала по своему принципу: жадный или нет. Один купит конфет, положит в карман и выдает по одной. Нет, этот никуда не годится. А мой отец купил кулек и весь отдал – вот это другое дело, можно и замуж! Да и выбора особо не было, в войну мало родилось детей, кто-то ее не пережил, а кто постарше – погиб.

1958 г.
1958 г.

А потом родилась я. Мама есть мама. Она бросилась устраивать мою судьбу: и на скрипке я играла, и на домре, школу музыкальную окончила, что было очень престижно в то время. Она так гордилась мною, когда я поступила в Гомельское музыкальное училище. Они посоветовались с отцом и решили, что надо переехать из Воронежа в Гомель, поскольку я могла остаться скорее всего в Беларуси. Так и случилось.

Конец 60-х гг.
Конец 60-х гг.

Со временем я вышла замуж, окончила университет и пришла работать в школу. И опять мама с большим уважением всем рассказывала, что ее дочь – учительница. Она была рада, что во мне осуществились ее мечты об образовании.

После смерти отца мама осталась одна в трехкомнатной квартире. Я не могла жить с ней, у меня семья. Она у нас очень самостоятельная и тоже не хотела перейти жить к нам. Мы решили продать ее квартиру и купить поближе, и это удалось. На разницу приобрели квартиру старшему сыну в соседнем подъезде. Когда маму спрашивали, где теперь она живет, она со смехом отвечала: «Эта курица всех собрала под свое крыло».

Слава Богу, мама еще чувствует себя неплохо, только зрение стало сдавать. Она приходит к нам каждый день, иногда и сходит за хлебом, когда мы все на работе. Ей так хочется быть нужной нам.

Наступил день моего рождения в этом году. Я встала рано, вышла по привычке на балкон посмотреть, как там погодка. На скамейке возле нашего подъезда сидела моя мама. Я удивилась и спросила, что она там делает так рано и почему не заходит в дом. «Я не хотела вас будить, решила, что подожду, когда проснетесь, и поздравлю тебя с днем рождения». Я чуть не заплакала.

Что можно к этому добавить? Я счастлива, что моя мама еще жива, что я на сегодняшний день еще дочь. Берегите своих матерей.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети