Общество > Персоналии

1512

Навсегда в памяти нашего земляка Анатолия Реуцкого тяжкое бремя концлагеря "Озаричи" (окончание)

 +

Окончание. Начало читать здесь

«Нас спас мёд»

Кто-то из односельчан умер по пути в концлагерь или обратно от голода и холода, кого-то убили фашисты, кого-то сразил тиф. Вернулись после концлагеря 42 поредевшие семьи. По территории деревни прошли бои, но почти все землянки сохранились. Перво-наперво жители начали откапывать свой скарб, припоминая, где он зарыт. Не всё, правда, нашли: немцы штыками испороли землю и кое-что откопали, разбросали, уничтожили.

Например, во дворе Реуцких стояла пасека, её немцы разворовали и уничтожили. Одну кадку (32 килограмма) Ефросиния с дедом закопала под грушей. Она уцелела. Женщина откопала её, но оттуда не доставала: мол, постоянная температура. Это было хорошей новостью для сельчан. Обессиленные, они приходили, спрашивали разрешения. Мать никому не отказывала: «Идите, берите!» И удивительно, что люди брали по совести, немного, оставляя продукт и другим. Его хватило до лета. В ту весну он спасал от болезней.

У деда Степана (покойного) и других сельчан были ульи-колоды, которые стояли в лесу и вдоль речки Тремли. Они сохранились, а на следующую зиму запаслись мёдом и другие семьи.

Выжить во что бы то ни стало

Стали думать бабы, как выжить да зиму зимовать. Собрались женщины на совет и решили, что без коров им туго придётся. Среди откопанных вещей и утвари нашли и припрятанные ими золотые монеты. 11 женщин оставили своих детей под присмотром соседей и отправились в Брестскую область покупать коров. Больше десяти дней шли. Набрели на хутор, где купили 11 коров и пригнали их оттуда. Женщины были неграмотны и не знали, сколько золотых они потратили и как дорого их купили, однако радовались: коровы-кормилицы спасут от голода их семьи!

Враг народа

Стали возвращаться в освобождённые районы мужики с войны: кто без руки, кто без ноги, имея другие тяжёлые ранения. В 1947 году в деревню вернулся Антон Сергеевич Ягур. У фронтовика в Озаричах погибли жена и дочь, о второй дочери тоже не было известий. Женщины отпаивали молодого ветерана молоком. Среди многих вдов он почему-то обратил внимание на Ефросинию, которая уже знала о гибели своего мужа, да как-то незаметно и перебрался к ней.

Ефросиния и Антон Ягур
Ефросиния и Антон Ягур

Она была жизнерадостной женщиной. «Как заиграет музыка в другом конце деревни, она и побежала на танцы, – рассказывает мой собеседник. – Отчим говорил мне: «Твоя мама рано вышла замуж, не нагулялась. Пускай идёт, потанцует…»

Он конюх и кладовщик, брат Вася был бригадиром, мама вместе со всеми жала рожь. Зерно помолотили, просушили, высеяли. И тут – ревизия. Не хватило 16 килограммов. Так отчима объявили врагом народа. Его арестовали.

Мать варила каждый день пять картошин, и Анатолий носил ему еду за 25 километров. Однажды парень подслушал, как отчим говорил следователю: «Будь я нечестным, я этих 16 килограммов намёл бы веником!»

Назавтра Антон Сергеевич попросил принести учебник истории: «Помнишь, ты мне читал, Толя!» Какие доводы приводил арестованный с книгой в руках, неизвестно, но после очередного допроса следователь прекратил дело. «До конца своей жизни отчим считал, что я его спас от тюрьмы», – рассказывает А. Реуцкий.

«Едь, учись!»

В школе Анатолий учился очень хорошо: хотелось всё знать, да и учёба давалась легко. Отчиму нравилось стремление парня. «Вот тебе три рубля, едь, учись», – сказал он, когда парень закончил Колковскую семилетку. Брат Вася склепал деревянный чемодан, мама насыпала шесть стаканов мака, сушеной картошки, и отчим отвёз ребят (его и ещё двух друзей) в Калинковичи на вокзал. А куда ехать? Билет до Гомеля стоил 2 рубля 10 копеек, а до Речицы – 1 рубль 40 копеек.

Анатолий Николаевич и Эмма Николаевна  с сыновьями
Анатолий Николаевич и Эмма Николаевна с сыновьями

Три одноклассника ходили в школу пешком. Как-то по пути встретили человека на узкоколейке, который смотрел в странный прибор. Все трое захотели стать как он. Разузнали у учительницы, что это теодолит, и техникум такой есть в Речице.

…Вышли на станции и пошли искать землеустроительный техникум, который располагался в здании бывшего горисполкома (ныне снесено). Это было в 1952 году. Четыре года учёбы. Сразу получал 14 рублей стипендии, потом –17 (с отличием окончил техникум). На эти деньги умудрялись прожить месяц. Квартировали у речичан. Помнится, как хозяйка готовила каждому в отдельном чугунке. Домой на каникулы ехали на крыше поезда: не хотелось платить за билет, а так – бесплатно. В техникуме повстречал девчонку Эмму Казачук, на которой женился.

Сейчас Эмма Николаевна – педагог с 36-летним стажем – находится на заслуженном отдыхе. Супруги вырастили двоих сыновей, идут рука об руку уже 60 лет. Кстати, старший сын Александр Анатольевич возглавляет школу-сад № 1 в Речице, а младший Николай – офицер Российской армии.

На хозяйственной и советской работе

Дипломированного специалиста Анатолия Реуцкого направили в Гродненское облсельхозуправление, где проработал девять лет. Затем – Новогрудский райисполком, специалист по оргработе. Окончил Гродненский сельскохозяйственный институт. Трудился экономистом в колхозе «Великий Октябрь», избран заместителем председателя этого же колхоза. Спустя время назначен на должность директора совхоза «Кемелишки» Островецкого района.

Потом семья Реуцких возвратилась на родину жены. Анатолий Николаевич устроился в СМУ мелиорации (д. Озерщина). На протяжении 13 лет избирался председателем Озерщинского сельисполкома. Ушёл на заслуженный отдых и ещё 6 лет работал в ПМК-73 треста Гомельводстрой.

Анализируя свой трудовой путь, Анатолий Николаевич подчеркнул, что старался жить по совести, делая людям добро. И это не голые слова: до сих пор к нему приезжают в гости бывшие коллеги-специалисты, с кем работал на Гродненщине.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети