Общество > Персоналии

1730

Сегодня – День памяти воинов-интернационалистов. Речичанин Валерий Куприянчик: «Боевое братство бесценно»

 +

Война. Никто не скажет, что это нестрашно. Война несёт разрушения, смерть, жестокость, боль, слёзы. И в какой бы стране, на каком бы континенте она ни происходила – это страшно, это чудовищно.

Афганистан. Даже спустя 28 лет не угасла боль родителей, чьи сыновья не вернулись из той далёкой страны, не зарубцевались душевные раны тех, кто в составе ограниченного контингента советских войск честно выполнял свой интернациональный долг. Тяжёлые воспоминания воинов-интернационалистов, словно эхо огненных гор, время от времени будоражат их память и души. Даже у скупых на слёзы мужественных парней ком в горле прерывает рассказ.

Валерий Куприянчик окончил Жмуровскую среднюю школу в 1983 году. Мечтал о мирной профессии, поэтому и поступил в училище № 86 нефтяников, осваивал специальность «дизелист-моторист буровых установок». Весной уже проходил практику в одной из бригад на территории района. 15 апреля был призван в армию. Сразу юноша попал в Фергану (Узбекская ССР) в военно-десантные войска, в учебный полк. Серьёзной была парашютно-десантная подготовка, затем прыжки с самолёта, тактические занятия в горной местности.

Валерий четыре месяца находился в учебке. Однажды, вскорости после Дня военно-воздушных сил, он оказался в числе наиболее подготовленных бойцов на борту самолёта, взявшего курс на Афганистан. Приземлились в аэропорту Кабула. Там же недалеко от города стояла 103-я воздушно-десантная дивизия.

Курс молодого бойца и служба в 317 парашютно-десантном полку.

– Какие первые впечатления от той страны?

– Растительности никакой, пыль, песок, горы и… знойное солнце. По быту и уровню жизни местного населения казалось, что мы попали лет эдак на 200 назад… Но эти горы стреляли из современного оружия.

Выполняли самые различные задания. Десантники – самые мобильные. Где-то просочились бандформирования, где-то нужно было помочь своим сопровождать колонну, оказать помощь при завязавшемся бое, – рассказывает Валерий Иванович, – нас поднимали и кого-то на броне, кого-то на вертолётах доставляли на задание.

В составе боевого подразделения принимал участие в ряде боевых операций: «Логар», «Пагман», «Чарикар», осуществлял сопровождение транспортных колонн через перевал Саланг, Кабул – Хайратон до границы СССР. Стратегическая дорога из Кабула. Паншер, Кандагар. Те направления, откуда постоянно шла контрабанда, караваны с оружием, особенно контролировали. Логарская зелёнка. Часто там стояли в засадах. Забрасывали на три дня, а иногда боевое подразделение там находилось по неделе-полторы. Главное – замаскироваться и спокойно ждать. Иногда заканчивалась еда, на исходе была и вода. Но нельзя было обнаружить себя ничем. Ни вздремнуть, ни расслабиться: всё время на стрёме. В зависимости от проходимости местности духи использовали ишаков, ослов, автомобили и т. д. Однажды ждали злосчастный караван две недели. Дождались всё-таки и отбили его.

– И что там было?

– Мины-тальянки, автоматы, пулемёты, боекомплекты.

– Что было самым страшным?

– Потеря боевых друзей, товарищей. К этому нельзя привыкнуть. Эта боль не проходит с годами… Служили вместе русские, белорусы, украинцы. Это был славянский монолит: один – за всех, и все – за одного. К тому же десантники своих не бросают. Без пафоса.

– Хоть что-то положительное увидели, встретили в той стране: цветы, горы? – пытаюсь разговорить собеседника.

Воин-интернационалист улыбнулся на мой наивный вопрос и сказал:

– Это было, но так малозначаще… Бесценное – это боевое братство... Краюха хлеба делилась на всех, глоток воды тоже. Кстати, вода при 40-градусной жаре на вес золота.

Закончив срочную службу, Валерий летел домой: до Киева самолётом, а здесь – рукой подать.

– А как вновь оказались в Афганистане?

– Жизнь такая сложная штука… Тогда я не думал, что вновь окажусь в там. Но приехав домой, узнал, что умер дядя в Гомеле. Мы с братом сели в дизель и отправились в Гомель. По дороге мне стало нечем дышать. Меня сняли с поезда, так оказался в областной больнице. Врачи констатировали: сбой произошёл от резкой смены климата. За десять проведённых в больнице дней принял решение: продолжить службу. Попал в свою дивизию.

Начался вывод ограниченного контингента советский войск. Валерий покинул ДРА в декабре 1988 года.

Валерий Куприянчик награждён медалями: «Саурской революции», «От афганского народа», «Ветеран боевых действий», юбилейными медалями «10, 15, 25 лет со дня вывода войск из Афганистана», грамотой Президиума Верховного Совета СССР за мужество и воинскую доблесть.

Вернулся в родную Казазаевку. Сначала устроился водолазом на спасательную станцию. Получил права категорий «В» и «С» в автошколе и с 90-х проходил службу в отделе внутренних дел в должности милиционера-водителя, младшего инспектора ОБЭП. В настоящее время работает в отделе охраны.

– Выполняя свой воинский долг, Вы попали в Афганистан. Многие сетуют на недальновидность решений того политического руководства страны, бессмысленность той войны. У Вас такое же мнение?

– Я бы не сказал, что это было бессмысленное решение для огромной державы, какой был СССР. Возможно, совершенно по-иному (не по лучшему сценарию) развивались бы события, и неизвестно, какие военные базы стояли бы в непосредственной близости от наших границ. Мы, советские военнослужащие, были в той стране, но защищали интересы нашей Родины.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети