Общество > Персоналии

1885

Люди земли Речицкой: девять десятков лет в честности и справедливости

 +

Отметившая в конце декабря свое 90-летие, Анна Ивановна ЧЕРНОШЕЙ, несмотря на почтенный возраст, по хозяйству по-прежнему старается справляться собственными силами. Огород в порядок привести, закатки на зиму сделать, да и к юбилею стол накрыть, чтобы стыдно не было – со всем этим она справляется сама. Дети и внуки, разумеется, не забывают дорогу к дому по улице Калинина, где живет самый почитаемый член семьи, всячески окружая Анну Ивановну заботой и теплом своей души.

Анна Черношей с сыновьями Владимиром (слева) и Николаем
Анна Черношей с сыновьями Владимиром (слева) и Николаем

Родилась Анна Черношей 27 декабря 1927 в деревне Гостивель Заспенского сельсовета. Когда же начали ускоренными темпами организовываться колхозы, семья, в которой воспитывались три дочки, переехала в поселок Городище, располагавшийся неподалеку.

Работала Анна Черношей с детства, причем в буквальном смысле. Уже со второго класса летом присматривала в колхозных яслях за маленькими детьми. На пятерых младшеклассниц приходилось до 200 малышей.

Когда же Анна закончила четвертый класс, началась война. На том вся её учеба и закончилась. Анна Ивановна, бывшая в то время уже подростком, и сейчас с ужасом вспоминает зверства фашистов. Как расстреливали мирных жителей без суда и следствия, как топили в болоте за поселком молодых девушек. Отчетливо помнит она, как немцы сбили советский самолет и схватили выпрыгнувшего с парашютом молодого лейтенанта. Наведывались в деревню и партизаны. И те, кто под партизан маскировался. Однажды выбрали все подчистую. Забрали и одежду, и валенки, и сало, припрятанное на черный день. Предводителя этих псевдопартизан потом расстреляли в поселке Стражинский.

Немцы расстреляли и родную сестру Анны Ивановны с четырьмя детьми (пятому удалось сбежать, он жив до сих пор).

После войны, когда восстанавливались колхозы, было трудно. Мужчин в деревне практически не осталось. Кто-то сложил свои головы на полях сражений, кто-то вернулся домой инвалидом. Приходилось женщинам и девушкам самим впрягаться в плуг и на себе распахивать землю. Несмотря на сложную жизнь, люди были честнейшими. И никто от работы не отказывался. Работали за себя и за погибшего на фронте сына, отца и брата. «Мой отец был бригадиром, так он даже жмени колхозного зерна ни разу домой не принес, – вспоминает Анна Черношей. – Жили с приусадебного участка».

Анна Ивановна вышла замуж за парня из поселка Храбрый в 1949 году. Свадьба состоялась накануне ухода избранника Анны Ивановны в армию – уж очень он боялся, что после службы все девушки уже разобраны будут. И вскоре мужа призвали в армию в город Гвардейск Псковской области. Отслужил достойно и вернулся. А в год смерти Сталина, в 1953-м, вместе с мужем отправилась на лесозаготовки в Карелию. «Там хоть вдоволь макарон и сахара поели, тут же ничего не было», – делится воспоминаниями Анна Черношей. Пять лет отработали там. Муж возил лес на заготовки. Жена убирала помещения в мужском общежитии и клубе, топила баню. Там же родились двое детей.

Однажды Анна Ивановна чудом осталась жива. Переходила ранней весной реку Свирь, по которой сплавляли лес в Петрозаводск, Мурманск, и лёд треснул. Оказалась Анна Черношей на оторвавшейся льдине одна против стихии. Шесть часов носило её по реке. «Всю молитву «Отче наш» тогда прочитала, – рассказывает она. – Подплыла льдина к пилораме, увидели меня люди, и один моряк, Саша его звали, как был в одежде, прыгнул в воду и спас меня. Весь намок. Так какая-то женщина отдала ему костюм, две рубашки, кепку. Говорит: «Забирай, мой мужик все равно на фронте погиб». Вот так, только благодаря судьбе, и осталась жива».

Вернулись в 1958 году в поселок Храбрый. Зарабатывали в Карелии неплохо, но климат оказался неподходящим: молодая женщина часто болела, поэтому и было решено вернуться на родину. Вначале жили в старой хате, но вскоре колхоз и лесничество начали выдавать лес для строительства новых домов.

Анна Ивановна пошла на работу в колхоз им. Дзержинского. Трудилась поначалу в полеводческой бригаде, а затем перешла работать на ферму дояркой. И телят досматривала. Благодарностей и грамот не счесть. А ферма располагалась между поселками Стражинским и Храбрым. Все женщины из Храброго работали там –
благо расстояние было всего ничего: десять минут пешим ходом. Муж водителем в колхоз устроился. А затем, когда ухудшилось здоровье, начал работать скотоводом.

Пять детей, четыре сына и дочь, вырастила и воспитала Анна Ивановна и её муж. С детства приучены были сыновья и дочь к сельскому труду. И людьми выросли достойными, и в обществе уважаемыми. Все сыновья отслужили в армии – это дополнительный повод для гордости. И медали Анне Ивановне Черношей вручали. За материнство и за труд. Девять внуков у нее, пятнадцать правнуков. «Слава Богу, все дети, внуки живы-здоровы. И все приходят, приезжают, не забывают», – удовлетворенно констатирует юбилярша.

 В 1983 году Анна Ивановна с мужем переехали жить в Речицу, в дом, где жила её сестра, незадолго до этого скоропостижно скончавшаяся. «Почему переехали в город? Тяжело было в поселке. Дорог нормальных не было, с дровами проблемы», – объясняет она свое решение.

В Речице Анна Ивановна работала уборщиком помещений в «Чабатке», а муж её – рабочим в 12-м цехе ПДО. С супругом прожили 48 лет. Он умер в 1996 году от инсульта.

«Ничего, кроме работы, наша мама в жизни не видела, – констатируют активно участвовавшие в беседе сыновья Николай Николаевич и Владимир Николаевич. – Ни санаториев, ни отпусков. Всю жизнь отработала. В деревне раньше можно было выжить, только если держать коров, свиней, кур, овец. Вот мать каждое воскресенье возила яйца, молоко, масло, сметану в Речицу на базар. А с вырученных денег нам покупали штаны, ботинки к учебному году. Жили достаточно скромно».

– Наша мама всегда была очень честная и порядочная, – закругляют сыновья Анны Ивановны нашу беседу. – Никогда никого не обманула. Готова была отдать последнее. Всех, кто заходил в гости, ждал полный стол. Голодный из дома никто не выходил. Никогда ни с кем не скандалила. Послушная по жизни была. Греха на душе точно нет. Может, поэтому Бог и отмерил ей столько лет?

Мать Анны Ивановны прожила 101 год. Пусть судьба отмерит Анне Черношей как минимум не меньше.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети