Общество > Персоналии

1799

И сибиряк, и речичанин. Анатолий Плесовских: «Нужно всегда стремиться быть лучшим»

 +

Полковник запаса Анатолий Плесовских – служивший с 1991 по 2005 год начальником 2271-й базы инженерных боеприпасов Вооруженных Сил в Речице – человек с ярким послужным списком. Но иначе, наверное, и быть не может у того, кто всегда готов работать 24 часа в сутки, полон энергии и желания идти вперед без страха и сомнений в любом деле. О нём наш небольшой рассказ.

Крылатая мечта и «Толян, выручай!»

Анатолий Иванович – коренной сибиряк – родился 3 февраля 1957 года в Тюмени. Всё детство мечтал стать военным летчиком: по примеру дальнего родственника, который служил в Одессе. Он-то и «заразил» рассказами о военной жизни да о лётной романтике. Но, чтобы освоить заманчивую профессию, нужно было поступать в авиационно-техническое училище в Ачинске, который находился более чем за полторы тысячи километров.

В родную же Тюмень съезжались молодые люди со всего Союза, чтобы поступить в военно-инженерное командное училище. Там же учились и многие старшие товарищи юного Толи, который, кстати, мечтая о «крыльях», серьезно готовился: занимался легкой атлетикой, биатлоном, бегал на лыжах.

– В старших классах у меня не было выходных: тренировки, сборы, соревнования. Один раз зимой думал вот хоть раз высплюсь! Утром звонок в дверь: «Толян, выручай!» – на пороге физрук. Оказывается, в тот день проходило первенство города по лыжам среди учителей, так и накрылся мой единственный выходной, – вспоминает не без удовольствия Анатолий Иванович.

В десятом классе друзья все-таки убедили Толю посмотреть, что же там за учеба в этом училище. Посмотрел и понравилось! Тем более что спортсменов, как он узнал, там очень уважали.

Так было принято решение. В 1974-м Анатолий подал документы в учебное заведение, а затем сдал, как и ожидалось, нормативы по физической культуре с самым высоким результатом среди абитуриентов того года. Учитывая союзное значение училища, конкурс был серьезный: 6–8 человек на место. Зачислен был наш герой на факультет инженерно-саперного дела.

«Хочу на Сахалин, в Германию или в Белоруссию!»

За четыре года учебы курсант выполнил норматив кандидата в мастера спорта, получил множество разрядов. Когда пришло время выпускаться, выяснилось, что из 400 выпускников 48 будут направлены для прохождения службы за границу. Потому как Анатолий был выдающимся спортсменом училища, да и учился хорошо, ему предоставили выбор, попросив назвать три места, в которые бы он хотел отправится. «Хочу на Сахалин, в Германию или в Белоруссию!» – выдал парень, продумавший заранее свой лист желаний. Почему именно эти направления? Анатолий Иванович объясняет:

– В те годы на Сахалине служба шла год за два, то же и с зарубежьем: Польшей, Германией, Венгрией, Чехословакией. Поэтому все туда и рвались. Почему выбор пал и на тогдашнюю Белорусскую ССР? Белорусский военный округ в те временя считался хорошо оснащенным и был достаточно многочисленным, что многих тоже прельщало.

Тем не менее в 1978 году, вместе с другими двенадцатью выпускниками, Анатолий оказался в Германии. В Беларусь же, как понимает читатель, наш герой попал уже после. Но об этом чуть позже.

«Ваша задача меня научить, даю срок месяц…»

В ГДР Анатолий Иванович был зачислен командиром взвода в 27-й Апполенсдорфский понтонный полк, который базировался на Эльбе. Задачей полка было обеспечение советских войск переправой через водные преграды: они должны были наводить паромы и переправлять технику.

– Почему я попал именно в понтонный полк, я так и не узнал. А ведь у нас в училище была такая отдельная специальность, которую мне, как саперу, читали почти факультативно. Но что поделать? Пришлось переучиваться! А учитывая мое правило по жизни – нужно всегда стремиться быть лучшим в том, за что берешься – я решил идти ва-банк.

Взвод молодого лейтенанта насчитывал 48 человек, восемь из которых были старше него, старше были и все сержанты. Видя расклад, Анатолий созвал этих самых «дембелей» и признался: «Ребята, говорю честно, я понтонное дело не знаю, учил только косвенно. Ваша задача меня научить, даю срок месяц! Вы мне показываете всё на практике, а теорию я сам учу ночью». Так и порешили: днем лейтенант выезжал с полком на Эльбу, где его знакомили с механизмами и техникой, по ночам же он корпел над учебниками. И снова, как в школьные годы, ни отдыха, ни выходных. Как и уславливались, в месяц уложились.

За год службы, помня свое правило всегда быть лучшим, амбициозный сибиряк привел свой взвод к званию «Лучший» в полку. Звание давалось по совокупной оценке физической и строевой подготовки личного состава, воинской дисциплины и другим показателям.

Бетонка для маршала и мост за три часа

Спустя два года службы – с 1978-го по 1980-й – Анатолия переводят в Бранденбург в 1-ю гвардейскую инженерно-саперную бригаду. И снова молодому офицеру пришлось осваивать новую специальность – строительство дорог для военных нужд.

Выпало ему строить и бетонную дорогу для Министра обороны СССР, маршала Дмитрия Устинова. По ней тот проезжал с вертолетной площадки на главную смотровую площадку региона с наблюдательной вышкой.

– Чтобы проложить эти два километра бетонки, работали 24 часа в сутки. При нормативе километр в месяц мы сделали два километра за две недели. А требования были, чтобы при скорости в 60 километров машину не качнуло ни разу, – вспоминает с улыбкой полковник запаса.

После лейтенанту, там же в Бранденбурге, пришлось осваивать строительство деревянных мостов на свайных опорах. По собственной, кстати, инициативе: пришел он как-то к командиру бригады и говорит: «Товарищ полковник, в роте есть мостостроительный взвод, а мосты строить ему не доводилось. Давайте проведем учения, вдруг пригодится?» Полковник, по словам Анатолия Ивановича, от него отмахнулся, но роту со взводом-таки направил в мостостроительный городок на реке Ахафель, где была материальная база: сваи, блоки – строй – не хочу!

Пытливый юноша снова засел за учебники. После сам же преподавал солдатам, объясняя всё на пальцах: чтобы возвести деревянный мост, сразу собирался паром, после забивались четыре сваи, на которые клался готовый деревянный пролет, затем следующий, следующий – и так до другого берега. На всё про всё такой мост по нормативу следовало собирать за 2–3 часа. Как только по нему проходила техника, мост следовало разбирать.

Но поучиться как следует взводу Анатолия была не судьба: с проверкой пожаловал большой чин – начальник боевой подготовки группы Советских войск в Германии. Встретив лейтенанта Плесовских на берегу, он поинтересовался, что тот здесь делает. «Учусь строить мост!» – отрапортовал наш герой. «Хорошо, вот завтра ты мне его и построишь, покажешь, чему научился», – бросил проверяющий и отбыл в штаб бригады в город.

К вечеру к месту дислокации взвода слетелось всё бригадное начальство: «Ты чего с этим мостом полез? Бригаде 37 лет, мы его ни разу не строили и жили нормально! А сейчас придется отдуваться!» На что Анатолий их успокоил: «Мост будет, не переживайте».

Снова бессонная ночь (какая уже по счету?), обучение сержантов и солдат, тренировка на берегу, распределение ролей. Наступило утро. Всё начальство выстроилось на берегу…

– Мост мы построили, еле-еле уложились в три часа, получили отметку «три» из пяти. УАЗик по нему туда и обратно проехал – всё нормально. Но для первого раза это был прорыв, руководство было в экстазе, – смеется Анатолий Иванович, вспоминая авантюру.

Но у истории было продолжение… Начальник, принявший мост, приехал и доложил своему руководству об оперативном мостостроительном взводе. На что получил ответ: «Ставьте им два и пусть переделывают. Пока на пять баллов не сдадут, мост не принимать!»

– Начальство мое снова закручинилось. И строили мы этот мост еще дважды… Второй раз на четверку, а третий уже на отлично – сколько было радости! Вот только осенью приехала московская проверка. Мы-то уже были тренированные: построили без проблем и снова получили пятерку. А вот у другого взвода нашей бригады дела были совсем плохи. И вот комбриг зовет меня к себе: «Чтобы завтра построили мост. Только не на пятерку, как себе, а на троечку, чтобы им поверили». Так я построил свой пятый мост, а бригада прошла проверку.

Учения «Братство по оружию – 80» и ложная переправа «весом» в две медали

Осенью 1980 года в ГДР прошли учения Объединенных Вооруженных Сил государств-участников Варшавского договора под условным названием «Братство по оружию – 80». В них приняли участие около 40 тысяч военнослужащих. В том числе и наш герой.

– Мы первые разбили огромный лагерь на берегу Эльбы, а вокруг нас были немцы, поляки, болгары, чехи, венгры…

Среди прочих, перед Плесовских была поставлена задача организовать ложную переправу через Эльбу, которую бы условный противник с воздуха принял за настоящую. Устройство было такое: ставились столбы, на них крепились «бегущие» фонари, которые периодически мигали, создавая иллюзию движения автомобилей.

– И вот на берегу стоят два генерала: один из них наш – Владимир Гребенюк (тот, который заставил взвод пересдавать строительство моста на пятерку), другой – немецкий, и спорят: примет ли немецкий летчик нашу ложную переправу за настоящую при разведке или нет. Немецкий обращается ко мне: «Если примет – с меня медаль!». Гребенюк подхватывает: мол, с него тоже. Летит самолет-разведчик, освещает всё лучом, делает фотографии. Пролетел круг, второй… Ждем. И слышим по рации: «Зафиксировали переправу». Так я получил сразу две медали: вот немецкая, – Анатолий Иванович указывает на награду с солдатом в каске на своем кителе, – а вот эта – советская, она от нашего генерала.

Знаки судьбы, или С Эльбы на Днепр

После пяти лет службы в ГДР, пришло время следующего направления. Учитывая без преувеличения блестящую службу Плесовских, судьба в виде руководства снова предоставила ему выбор: «Куда тебя направить и как отблагодарить за работу?» На что офицер ответил, что хотел бы получить талоны на машину, которые тогда выдавались Министерством обороны в качестве поощрения, и замениться в хороший округ: в Белорусский или Одесский.

Так Анатолий Иванович стал обладателем синих жигулей и был направлен приказом в Белорусский военный округ. И вновь везение – офицеру снова предлагается выбор, в каком городе обосноваться.

Здесь стоит сделать небольшое отступление и рассказать, что к моменту перевода наш Анатолий был уже женат. Его избранницей стала тюменская девушка из семьи военных Ирина, с которой он дружил еще со второго курса училища. После свадьбы в 1980 году и окончания учебы на филологическом факультете университета Ирина отправилась за мужем в ГДР.

И пока четой рассматривались варианты – Гродно, Могилев, Уручье (тогда еще бывшее за чертой Минска) – супруга …выбрала Речицу. Вот как всё было: Плесовских жили в гостинице напротив стадиона «Динамо», и, когда пришло время ехать с ответом к руководству, мимо пары, вышедшей из отеля, прокурсировал автобус «Минск–Речица».

– Жена меня спрашивает: «Нам куда предложили: в Уручье или в Речицу?» Я говорю, что вроде в Уручье. А она мне: «Какое красивое название – Речица…» Ну, и приезжаем мы в Министерство, жена остается внизу в холле, я же поднимаюсь к генералу. На его вопрос честно отвечаю, что еще ничего не решил. Ни к чему, что успел посмотреть, душа не лежит… И объясняю, что с удовольствием переехал бы в какой-нибудь районный центр – устал от больших городов. Чтобы в том райцентре была речка и природа красивая. Он же подводит меня к карте и показывает пальцем на юг Беларуси: «Есть у нас часть в небольшом городке Речица на Днепре, поедешь?» Я от удивления рассмеялся: «Говорю, вот сюда точно поеду – судьба!» – и рассказал про автобус. Нужно ли говорить, что супруга обомлела, когда узнала о том, что мы всё-таки едем в Речицу? – вспоминает с теплотой в глазах Анатолий Иванович.

Речицкая эра

В Речицу Плесовских прибыл начальником одного из отделов на базу инженерных боеприпасов. Через год (в 1984-м) был назначен начальником контрольно-испытательной лаборатории Белорусского военного округа. Его задачей было организовывать проверку боеприпасов, у которых истекал срок годности: допускать ли их до дальнейшего хранения, либо уничтожать. На речицких полигонах переиспытывались противотанковые и противопехотные мины.

После развала СССР перед тогда уже капитаном Плесовских встал выбор: вернуться в Тюмень, перебраться в другой российский город или остаться в Беларуси. На семейном совете было решено остаться. Тем более что семья уже успела не только обустроиться в Речице, но и прирасти двумя сыновьями.

В 1991-м он стал начальником базы. Как делится, время тогда было непростое. Начался вывод войск из ГДР, Чехословакии, других стран. Естественно, выводили не только людей, но вывозили и боеприпасы. А куда их направить? Решили, что самый ближний округ – Белорусский.

– К нам приходило по 40 вагонов за сутки. Мы должны были всё принять, разгрузить, построить новые хранилища. К разгрузке из-за нехватки рабочих рук привлекали солдат из других частей и гражданских – около 200 человек, в том числе женщин – более 60. А ящики были по 56 килограммов… И замы, и командир – все разгружали, ведь нужно было успевать до прихода следующих эшелонов.

В 2003 году Беларусь взяла на себя международные обязательства по Оттавской конвенции, в рамках которой должна была уничтожить противопехотные мины типа ПФМ-1.

Во время службы Анатолий Иванович организовал уничтожение восьми миллионов мин. Всего же на базе в Речице были уничтожены 3,4 миллиона тонн мин – последние весной 2017 года. Специально для этого на территории базы был создан Центр утилизации противопехотных мин – результат сотрудничества Беларуси и Евросоюза, который выделил на это четыре миллиона евро.

– Конечно, ко мне тогда зачастили комиссии из ООН с проверками. Дело-то было серьезное, международное. И Президент Беларуси, когда вручал мне медаль «За отличие в воинской службе», это подчеркнул: «Ты хранишь боеприпасы, а это уже политика, и спрашивать с тебя буду, как с политика», на что я ответил: «Так точно, товарищ главнокомандующий!»

* * *

Уйдя на пенсию в 2005 году, Анатолий Иванович продолжает работать – сейчас трудится в Речицкой ЦРБ. Всё также, как и в школьные годы, увлекается спортом: ходит в бассейн трижды в неделю, уважает вместе с супругой и лыжи. Сыновья с отличием окончили школу, живут в Гомеле, у старшего есть сын.

Наш герой любит гулять с собакой по набережной – эрдельтерьером Айрой (пёс, как в фильме «Электроник»), отгадывать кроссворды. Вместе с сыновьями заканчивает строить на даче баню. «У нас там водоем, я рыбу развожу, участок – 21 сотка около Ведрича», – с гордостью отмечает полковник запаса. Дома же, как признается, у них с супругой равноправие, «командуют парадом» вдвоем.

В завершение беседы задаю ему вопрос: каким все-таки должен быть мужчина? И не только 23 февраля, а всегда. Вот что слышу в ответ:

– Мужчину определяет цель, добиваться которой он обязан любыми путями! А еще ему непременно нужен спорт, чтобы развивать тело и дух. И если приходится быть жёстким, то всё равно следует оставаться справедливым.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети