Общество > Персоналии

524

Люди земли Речицкой. Петр Павленок: детство, юность, зрелость. Воспоминания накануне 85-летнего юбилея

 +

О том, как мальчик из Степановки исполнил мечту и стал учителем математики и физики, а после – директором школы, начальником районо и более 20 лет занимал должность заместителя председателя райисполкома, курируя социальную тематику и всё то же, любимое с детства, образование, но уже в масштабах района.

Родился Петр Никифорович 18 апреля 1933 года в Степановке Заспенского сельского Совета. Отец заведовал фермой, мама работала дояркой. В семье кроме маленького Пети было еще трое братьев и сестра Наталья. Все без исключения дети работящих родителей получили хорошее образование, работали на уважаемых должностях.

Младший брат – Семен Никифорович – в свое время окончил университет транспорта в Гомеле. Трудился управляющим областным трестом водоканала. Когда случилась чернобыльская трагедия, Семен Никифорович ночевал и дневал в зоне: занимался бурением скважин для добычи воды. После развала Союза он поехал по обмену опытом с делегацией в литовский Вильнюс, где стал жаловаться на сердце. В клинике, в которую его направили на ЭКГ, его встретила профессор из Беларуси, уже пенсионерка. «Сразу его на стол, включила аппаратуру, а там тромб уже идет к сердцу. Оставили брата на десять дней реабилитации. Начальник вильнюсского треста с женой его навещали, а мы не могли: тогда уже это было другое государство. Семён получил инвалидность, поехал в Ченки в санаторий на отдых. И в воскресенье, когда никого не было в комнате, так один и умер, облокотившись на кровать. Его потом медсестра обнаружила…» – с грустью делится мой собеседник.

Второй брат – Григорий Никифорович – окончил политехнический институт в Минске и работал главным энергетиком на «Речица-древе». Старший брат Владимир Никифорович – его тоже, к сожалению, уже нет в живых – окончил кооперативный техникум в Гомеле, работал в потребкооперации. Сестра – Наталья Никифоровна – окончила химико-биологический факультет, в Речице в третьей школе была завучем и преподавала химию, после перешла в зооветеринарный техникум, откуда и ушла на пенсию.

На вопрос, как удалось отцу и матери, даже несмотря на лихие военные и голодные послевоенные годы, воспитать таких целеустремленных и достойных людей, Петр Никифорович отвечает:

– У нас в семье всегда очень ценился труд. Все работали сообща, никто не отлынивал.

«Мы все тогда были переростки»

Война застала восьмилетнего Петю в первом классе. Его семью из дома выгнали немцы, которые заняли Степановку. Жили в землянке между Ямполем и Степановкой, в месте, которое в народе называлось Чертово болото. После мама с пятерыми детьми перебралась в поселок. Ели картошку, которую предварительно спрятали. Перед войной закапывали также и зерно. Но немцы проверяли землю штыками и многие мешки находили.

Младшая школа в Степановке, в которой учился Петя и еще 70 ребят со всей округи с первого по четвертый класс, была закрыта, в ней немцы сделали пищеблок.

Согласно воспоминаниям Петра Никифоровича, отец вернулся не сразу после победы, а уже к осени: поддерживал восстание подполья в Праге. Как рассказывал, отправили солдат прямиком из бани, даже не дали забрать одежду-котомки: выдали форму – и вперед. Начинал он войну как кавалерист, закончил пулеметчиком.

Спустя четыре военных года Петя снова пошел в школу, во второй класс. Рассказывая о том времени, герой публикации смеется: «Мы все тогда были переростки». В пятом классе настал черед переходить в Заспенскую школу, которая была за пять километров от Степановки. Преодолевали ученики этот путь в любую погоду пешком.

– Тогда мы и чернила с собой носили, а зимой они постоянно замерзали. Бывало, волки неподалеку бегали, – делится Петр Никифорович.

Когда же я спрашиваю, во что он любил играть в детстве и как проводить свободное время, наш герой задумывается… А было ли оно, то свободное время?

Тогда же – в школе – зародилась любовь к точным наукам: если в классе Петя Павленок и еще один мальчишка из другого посёлка не могли решить задачку, то учительница другим её не задавала: если лучшие не смогли, то кто сможет?..

Начало большого пути: в карьере и семье

Любовь к математике была перенесена и во взрослую жизнь: молодой Петр поступил на физико-математический факультет Гомельского педагогического института. Там же начали оформляться и лидерские задатки:

– Первый курс я окончил с отличием, поэтому меня избрали председателем институтского
профсоюза. Мне даже платили зарплату в 70 рублей, что для студента, конечно, отличные деньги: я тогда себе и костюмчик купил, мог уже кое-что позволить, – вспоминает Петр Павленок.

Через год в этот же институт, только на химико-биологический факультет, поступила сестра Наталья. Учитывая, что профком, председателем которого был её брат, распределял комнаты в общежитии, как-то Наталья обратилась с просьбой помочь однокурснице –
сироте из Борщевки. У той – её звали Анна – отец погиб на фронте, а мама умерла, когда девушка училась в девятом классе. В то время мест в общежитии не хватало даже для сирот, и она снимала квартиру. Председатель студенческого профкома помог найти место, и так вышло, что после Анну заселили вместе с Натальей. А молодой Петр стал наведывать сестру, приходить на обеды, на которые его всё чаще и чаще приглашали студентки. «Так и присмотрел себе жену», – улыбается Петр Никифорович. В 1957 году они с Анной Степановной поженились, живут вместе до сих пор.

Когда Петр Никифорович окончил вуз, супруга перешла на заочное, чтобы отправиться вместе с ним по распределению. Так и следовала за ним всегда, поддерживая на всех должностях и назначениях. По переезду в Речицу, когда муж получил должность начальника районо, в городе не было мест для учителя химии и биологии, и Анна Степановна каждый день добиралась в Озерщину, в местную школу. После была построена девятая средняя школа, в которой она и проработала всю жизнь, уйдя оттуда на заслуженный отдых.

У Петра Никифоровича одна дочь, она окончила факультет промышленного гражданского строительства, проработала всю жизнь в УКСе облисполкома и оттуда ушла на пенсию. Внук работает водителем.

С женой Петр Никифорович любит выезжать в лес: собирать грибы, да и просто погулять по затейливым тропинкам под шелест листьев.

22 трубы Холмечской школы и первые медалисты

В 23 года в 1956 году Петр Павленок окончил с красным дипломом институт и был направлен по распределению в Глыбовскую среднюю школу, где проработал учителем два года и в старших, и в младших классах. После сам обратился в отдел образования, чтобы его перевели в родную Заспенскую школу. Приняли его там, конечно, со всем почетом и любовью. Проработал три года в рядах тех учителей, за партами у которых сам набирался знаний.

В 1961 году молодого 28-летнего перспективного педагога назначили директором Холмечской школы на смену Владимиру Матвеевичу Дремачу. После он возглавлял в Речице шестую школу, которая размещалась на Ленина, в здании нынешнего отдела образования райисполкома.

– Я когда пришел в школу в Холмече, над ней увидел 22 трубы – в довоенном двухэтажном здании было печное отопление. Утром иду к восьми на работу, а они уже дымят вовсю, топятся. И я решил построить котельную. Делали всё сами, силами двух моих мастеров и старшеклассников. Трубу возводили ступеньками-квадратиками: ведь чтобы сделать её округлой, нужен был специалист, хомуты. Потом я связался с ПМК, которая помогла со сварочными работами, а из Минска с завода мы привезли радиаторы. Когда запустили котельную, нам дали четырёх кочегаров из бюджета.

Педагогов в Холмече Петр Никифорович называл не иначе, как «профессора» и контролировал работу школы, начиная с них и заканчивая техничками, которые были закреплены за каждым этажом. «Тогда в колхозе работали за трудо-дни, а техничка в школе – это мало того, что уже интеллигенция, так еще и зарплата», – делает ремарку Петр Никифорович.

Также не без гордости Петр Никифорович рассказывает, что при нём в школе, которая тогда насчитывала порядка 350 школьников, стали появляться первые медалисты. Завели и специальную доску для фотографий тех, кем городились. Некоторых своих медалистов наш герой даже помнит поименно: например, двоих сыновей тогдашнего директора Чаплинской школы Геннадия и Вячеслава. Вспоминает и дочку заведующей холмечской почты – Аллу:

– Был я как-то в Минске в министерстве на очередном совещании. В перерыве вышел на улицу, иду мимо Главпочтамта и слышу: «Петр Никифорович!» А я роста высокого, смотрю по сторонам, никого вроде нет рядом. А она – Алла – маленького роста, меня заметила, очень обрадовалась и пригласила домой. Они с мужем Толей – тоже медалистом из Холмечской школы, сыном учительницы из Краснополья – тогда уже жили в столице. Он окончил факультет радиоэлектроники, сделал карьеру. А Алла после руководила в министерстве переподготовкой кадров и тоже мне при случае всегда передавала приветы. Вот такие у меня были ученики, – с удовольствием резюмирует мой собеседник, и глаза его в этот момент светятся.

Еще будучи учителем, Петр Никифорович к работе подходил с математической скрупулёзностью и логикой – у него никто не скучал:

– На уроках у меня была такая система: троечникам заданий было много, их у доски разбирали. А медалистам я писал карточки с задачками, которые они мне в конце урока и сдавали. Почерк был такой, что меня часто принимали за учителя русского языка. Если пятерку выводил, так она прямо блестела!

К слову, и сейчас, в 85, почерк Петра Никифоровича чёткий, уверенный, почти каллиграфический: он набросал основные даты автобиографии перед нашей беседой и предусмотрительно принес их с собой. Что, конечно, дополняет его образ управленца, человека, привыкшего мыслить стратегически и стремящегося все организовать в лучшем виде.

В 1967 году Петр Павленок стал руководителем отдела образования, в то время в районе насчитывалось около 11 000 школьников. Там и проработал до июня 1971 года.

Работа зампредом и Чернобыль

С 1971 года был переведен на работу в райисполком: назначен первым заместителем председателя. Как рассказывает, рабочий день начинался с изучения листочков-памяток (видимо, действовала школьная привычка с карточками для учеников) о том, кому позвонить, кому дать поручение, с кем встретиться. «И Тамара Ивановна Литвинова – в то время секретарь райкома партии по идеологии, когда приходила ко мне, тоже иногда в эти листочки смотрела, чтобы планировать работу». Также на карточках тогдашний зампред вел учет обращений: кому давал поручения для разрешения ситуации, в какие сроки и выполнено ли, если нет – ответственные лишались премий. Работал допоздна, часто и на выходных: ездил и по школам, и по колхозам. Брал работу и «на дом».

Когда случился Чернобыль, полтора месяца Петр Никифорович провел в Хойникском районе, который был закреплен за ним как за первым заместителем главы райисполкома. Старожилов деревень он возил на автобусе в Холмеч, Белое Болото, Комсомольск, чтобы они выбрали место для начала новой жизни. Как подчеркивает наш герой, его методика –
вывозить перед переселением группу, показывать разные населенные пункты – давала результаты.

– Пустые автобусы у меня не уезжали. Хотя, конечно, люди плакали, но уже отправлялись не в неизвестность, а в место, которое сами облюбовали. Когда был в зоне, во рту всё время был привкус металла, нахватался я тогда тоже, – признается он.

В то время Петр Никифорович «добыл» себе хронический бронхит, лечился в Гомеле, после его комиссовала областная комиссия. Тогда он и получил третью степень инвалидности.

Будучи несменным замом председателя – а работать ему довелось с пятью из них – вплоть до 1996 года, он отвечал за кадровую работу, образование, медицину, культуру, торговлю, спорт – в общем, закрывал все социальные вопросы.

По словам Петра Никифоровича, было всякое. Так, в районе случилось громкое двойное убийство, после которого он чуть не сменил работу. Сюжет трагедии таков: учащиеся-нефтяники прибыли на уборку картофеля в колхоз «Коммунар» и в Капоровке после танцев ввязались в драку с местными. Вышло так, что отец одного из капоровских, который работал водителем у нефтяников, возил с собой в автомобиле ружье. Когда он приехал домой, сын нажаловался на «студентов». Отец вспылил и вместе с ним поехал к домику, где жили парни. Ворвавшись в первую же комнату, мужчина, ничего не говоря, застрелил двоих из троих сидящих за столом. В итоге сыну дали восемь лет, а отца областной суд приговорили к расстрелу.

Тогда Петр Никифорович был плюс ко всему председателем штаба народных дружин. Может быть, поэтому спрос, по поводу чего он до сих пор недоумевает, был, например, не с силовых структур, а с него – даже записали выговор в партийную карточку. Первый зам хотел уйти из исполкома, перейти на должность начальника техникума нефтяников –
тогда им руководил Чернов, которого должны были перевести в Гомель. Однако прежний начальник все-таки не ушел благодаря супруге, которая попала на прием ко второму секретарю ЦК КП Белоруссии с просьбой оставить мужа в Речице. Так и продолжилась непростая работа заместителем главы района для Петра Никифоровича.

С 1996 года он перевелся юрисконсультом райисполкома, проработал до 2001 года. За свою долгую-долгую карьеру Петр Никифорович был неоднократно награжден. В его копилке: Почётная грамота Президиума Верховного Совета БССР, медали «За трудовое отличие», «За доблестный труд. В ознаменование100-летия со дня рождения В. И. Ленина», знак «Выдатнiк народнай асветы БССР», почетные грамоты Министерства народного образования БССР, Гомельского облисполкома и Речицкого райисполкома.

– Я по натуре человек требовательный и к себе, и к другим. Но палку никогда не перегибал, беззакония не проявлял, поэтому, наверное, от людей всегда чувствовал нормальное отношение и уважение. Что ценил в подчиненных? Честность и порядочность, – резюмирует Петр Никифорович, завершая нашу насыщенную беседу.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети