Общество > Персоналии

885

Люди земли Речицкой. Николай Голобородько. Первый среди ... лучших

 +

Беря в руки документы…

ОАО «Речицадрев» богато как историей, так и славными делами тружеников предприятия. Многие отмечены орденами и медалями. Николай же Ефимович Голобородько удостоен награды наивысшей – ордена Ленина (1966 г.). А до этого…

Николай Ефимович, как принято говорить, при основной награде – ордене Ленина
Николай Ефимович, как принято говорить, при основной награде – ордене Ленина

…Он родился в 1909 г. (Курганская обл., Российская Федерация). Трудовую книжку заимел (на то время крайне важное событие для каждого гражданина СССР) 25 мая 1933 года. С констатированием: «производственный стаж составляет уже пять лет, документально подтверждены два года».

Был зачислен на должность пильщика Кемского лесозавода № 1 треста «Карелдрев».

Интересна печать предприятия: на двух языках – русском и… немецком. Почему? Продукция лесозавода шла на экспорт. Направлялась (в основном) в Германию, где в 1933 г. к власти пришел Гитлер.

Эшелоны и торговые суда, наполненные зерном, металлом, лесом и т. д., в сторону врага «пыхтели» даже тогда, когда на нашу Родину (с 22 июня 1941 г.) уже летели снаряды и бомбы, пылали наши города и села…

24 октября 1941-го Николай Ефимович с семьей и предприятием был эвакуирован в советский тыл.

На новом месте работы, а это Коряжменский лесозавод № 3, стал рабочим шпалорезки. Распоряжение о зачислении – за подписью заместителя Наркома лесного хозяйства СССР.

В дальнейшем – рамщик лесопильни стройтреста, слесарь строительного управления.

В Речицу приехал в октябре 1944-го. Согласно переводу, бригадир- монтажник отдельной строительно-монтажной части № 1, занимающейся возведением Речицкого домостроительного комбината.

Вскоре случилась беда: умерла Мария Дмитриевна, жена. До ухода из жизни успела посоветовать мужу дальнейшую судьбу связать с женщиной, своей подругой (вместе были в эвакуации, вместе приехали в Речицу). Это Полина Сергеевна Каталкина (бухгалтерско-финансовый работник; ветеран «Речицадрев»). У него – дочь Зинаида, у нее – сын Виктор.

В начале 1948 года Николай Ефимович стал механиком лесоцеха № 1, входившего в состав ДСК.

Были переименования предприятия. Домостроительный комбинат стал (сентябрь 1951 г.) Речицким мебельным комбинатом, затем (июль 1959 г.) – Речицким фанеро-мебельным комбинатом. Он же, Н. Е. Голобородько, оставался механиком лесоцеха.

В июне 1969 г. Николаю Ефимовичу настало время выхода на пенсию. Получил благодарственное письмо (подписали директор предприятия К. Дорожок, секретарь парткома Н. Зайцев и председатель завкома А. Роговский), в котором следующие слова: «Всю свою сознательную жизнь Вы трудились на благо нашей Родины. В годы становления Советского государства, в годы первых пятилеток, годы Отечественной войны и послевоенный период Вы всегда были в передовых рядах строителей социалистического общества». Сегодня такая оценка многим, особенно из числа молодежи, может показаться искусственно-напыщенной. Однако, беря во внимание реалии тогдашнего времени, текст благодарственного письма довольно четко отражал большой личный вклад Н. Е. Голобородько.

Николай Ефимович принял решение на «заслуженный отдых» пока не уходить. Продолжал трудиться уже в качестве слесаря механического цеха высшего (6-го) разряда.

В начале 1971 года последовало переименование предприятия в производственное деревообрабатывающее объединение. Николай Ефимович стал вулканизаторщиком механического цеха с разрядом, как и ранее, самым высоким – шестым.

16 января 1986 года Н. Е. Голобородько взял в руки свою трудовую книжку уже после того, как в ней появилась последняя запись: «Уволен в связи с уходом на пенсию по возрасту». А возраст-то – 77 лет!

Личностный документ, о котором речь, дополнен несколькими вкладышами. Ибо в первоначальном просто не хватило бы места для внесения многочисленных наград, благодарностей, отметок о денежных премиях и ценных подарках. Назовем основные.

23 декабря 1943 года, когда Речица и район уже месяц жили после освобождения от немецко-фашистских захватчиков, Н. Е. Голобородько был отмечен Почетной грамотой Народного Комиссариата лесной промышленности СССР: «За высокую производительность труда».

В 1947 году – награда очередная: медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Следующая Почетная грамота Министерства лесной промышленности СССР Николая Ефимовича «нашла» в апреле 1948 года: «За социалистическое отношение
к труду».

В декабре 1957 г. был награжден Грамотой Верховного Совета БССР. В апреле 1970 года – медалью «За доблестный труд в ознаменование 100- летия со дня рождения В. И. Ленина».

…Год 1966-й.

 17 сентября вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, отмечающий производственные достижения тружеников лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР в выполнении заданий семилетнего плана. Лучшие из лучших удостаивались орденов и медалей. Орден самый высокий – Ленина. Один из тех, кто его получил, –
Н. Е. Голобородько.

Высокопроизводительный труд Николая Ефимовича серьезно подкреплялся его рационализаторской деятельностью. В 1956 году принял участие в работе Всесоюзного совещания рационализаторов, изобретателей и новаторов производства. Домой вернулся с именными часами, полученными из рук Министра лесной промышленности СССР.

Вот УДОСТОВЕРЕНИЯ на рационализаторские предложения. От 20 декабря 1962 г. – за «Предложение модернизации бревнотаски в цехе № 4 предприятия». Рацпредложения следующие – за «Новый план расположения оборудования на 1-м этаже лесоцеха по изготовлению тарной дощечки из отходов неликвидных пиломатериалов», за «Реконструкцию двухстороннего шлифовального станка».

Названное выше лишь часть творческого наследия Николая Ефимовича. Сделанное им нашло освещение в сборниках Центрального института технической информации и экономических исследований по лесной, бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР, выходивших под названием «Изобретения и рационализаторские предложения». В сборнике № 4 (Москва, 1963 г., страница 19) показан плющильный станок Речицкого фанеро-мебельного комбината, который был усовершенствован руками и умом Н. Е. Голобородько. Констатировано: «Серийно выпускаемый плющильный станок модели ПХ-2 работает недостаточно удовлетворительно, поэтому зачастую рационализаторы лесопильных заводов создают на местах свои конструкции лесопильных станков».

Следует рассказ о новшестве Н. Е. Голобородько с предложение всем лесопильным предприятиям страны: «Рабочие чертежи узлов и деталей могут быть высланы по запросу…»

Нет возможности дать исчерпывающий ответ на вопрос: так сколько же выиграла лесопильная отрасль страны после внедрения изобретения Николая Ефимовича? Возможно, где-то плющильный станок речицкого Кулибина в исправном состоянии до сего времени.

В сентябре 1972 года Николай Ефимович был удостоен звания «Ветеран труда», а вот награждение аналогичной медалью – в феврале 1977-го.

…То, о чем поведано выше, сформулировано (в основном) из документов, что были получены от Зинаиды Николаевны Фесенко, дочери Николая Ефимовича (окончила Речицкое педагогическое училище; с 1954 г. работала в детском саду «Речицадрев»). С ее согласия они будут переданы в музей ветеранов ОАО (работа над его созданием уже ведется). Просьбу о данных документах Совет ветеранов предприятия первоначально направил Владимиру Николаевичу Голобородько, сыну Николая Ефимовича, родившемуся в 1948 году (трудился на «Речицадрев», в том числе и начальником технологического отдела).

Зинаида Николаевна поведала: своего пасынка ее отец считал за родного. Он, Виктор Павлович Каталкин, также ветеран ОАО «Речицадрев». До выхода на пенсию являлся крановщиком. Умер в декабре 2018 года в возрасте 80-ти лет.

Интересно, но как раз во время работы над статьей о Н. Е. Голобородько отыскался тот труженик «Речицадрев», который в свое время с Николаем Ефимовичем работал, как говорится, бок о бок. Это Федор Ефимович Мануйлов. В его воспоминаниях не казенность документов, а острый взгляд непосредственного участника событий. Что, конечно же, ценно особо.


Знал его таким

…Николай Ефимович Голобородько был механиком от Бога. Что бы стать таковым, требовалось познать секреты многих специальностей. А их он освоил задолго до приезда в Речицу.

Трудовая гордость «Речицадрев» (1970-е; Н. Е. Голобородько четвертый слева во втором ряду)
Трудовая гордость «Речицадрев» (1970-е; Н. Е. Голобородько четвертый слева во втором ряду)

В его прямом подчинении я находился восемь лет. В 1971-м ушел к нефтяникам. Доводилось работать под началом многих и многих. Признаюсь: такого механика, как Голобородько, больше не встретил.

Подкупала его требовательность. Как к себе, так и к другим. Всегда в рабочей спецовке. В праздничном костюме видеть его почти не приходилось.

За производство Голобородько буквально болел. Особо доставалось снабженцам. Они не имели права ссылки на то, что нет в наличии такой либо иной детали.

Лесопильный цех функционировал в две смены. Было, что требовалось прихватывать и субботу, считавшуюся выходным днем.

И все в цеху должно вертеться без малейшего сбоя. Ибо неувязка в одном месте вела за собой остановку всего цеха.

Нередко постав пил и перестановка их размеров производилась за смену раза три. Задействовались дежурные слесаря и электрик.

Удивляла память Николая Ефимовича: знал номера всех подшипников. А их множество. Размеров самых разных.

В цеху у Николая Ефимовича было отдельное помещение – «загашник», где лежали и запчасти, которые могли понадобиться, может быть, раз в три года. Обычно их бы долго искать. А так под рукой.

Во второй смене дежурство у нас несли два слесаря. В случае поломки они далеко не всегда самостоятельно могли ликвидировать неисправность. Это можно было сделать лишь при помощи Голобородько.

За Николаем Ефимовичем практически ночью отправлялся и я. Благо, он жил рядом с проходной.

Николай Ефимович быстро собирался и без малейших нареканий следовал на предприятие. Оставался в цехе до того времени, как все вновь начинало вертеться-крутиться.

Профилактический ремонт приходился на субботу – и вновь Голобородько у станков и рам.

Был как дирижер. Смотрел за каждым слесарем. Требовал полной производственной отдачи. Лично проверял всякий ремонт неисправности.

Подача бревен в раму осуществлялась тележкой, работавшей от электромотора. Бревно же вращала гидравлическая автоматика. Случалось, что уж скрывать, рамщики специально поджимали винт, увеличивая тем самым давление. Это чтобы бревно быстрее повернуть.

Такая работа «на пределе» мастерами не пресекалась, ведь давала возможность получить за смену наибольшую выработку, за которой и заработная плата, и премии.

Нередко шланги не выдерживали и рвались.

Не выдерживали подшипники шатунов рам. Требовалась их замена. Было, что процесс замены занимал и больше суток.

Казалось, Голобородько в ссоре со всеми. Всем доказывал, от всех требовал. Но…

Помнится, как из нашего отраслевого Министерства пришла новость: надежная работа цеха будет поощрена… орденом. Выделяемым для труженика наиболее достойного. Пошло обсуждение: кому награда?

И здесь свое веское слово сказал сменный мастер Петр Ворона, который с Николаем Ефимовичем конфликтовал больше других. Он заметил, что в цехе немало достойных тружеников: рамщики Бондаренко, Попченко, Скоблов, слесарь- ветеран Кротов. Однако самый достойный – Голобородько.

Возражений, как говорится, не последовало.

И после награждения орденом Ленина Николай Ефимович лично нередко отправлялся в Вологду, где изготавливалось оборудование для лесопильных предприятий страны.

Рассказывал: как-то в Вологду поехал, когда оборудование требовалось позарез, а фондов у Речицкого мебельного никаких.

К тамошне-вологодскому генеральному директору не пробиться.

Голобородько снял пальто в приёмной, поправил галстук и пиджак, на котором красовался орден Ленина. Осмотрел себя в зеркале на стене, затем открыл дверь начальствующего кабинета.

– Кто разрешил? Сегодня день не приёмный, а ну… – послышался властный голос генерального.

Однако из кабинета генерального директора Николай Ефимович вышел с распоряжением о выделении Речице всего, что ей требовалось…

В названную Вологду Николай Ефимович особо любил ездить в августе-сентябре, везя в заводской таре (не надеялся на чужую) речицкие яблоки и груши. Такой гостинец заметно способствовал положительному решению вопроса.

…Уже сколько десятков лет минулось с того времени, как я ушел из «Речицадрев». Однако предприятие и лесопильный цех нередко вижу во сне. Слышу спокойно- ровный голос Н. Е. Голобородько (не повышал его никогда).

Вижу: рабочая смена началась. И она пройдет в нормальном режиме. Ибо за механика – человек большой души и мастер-виртуоз. Это – Николай Ефимович.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity