Общество > Политика

1225

Злоба дня. Анархия – мать опасной смуты

 +

«Уважаемая редакция! В последнее время все чаще слышу об «анархистах». Честно говоря, я думал, что это нафталин, что–то из прошлого, времен гражданской войны: Махно, Лева Задов, черные флаги с черепами. Из старых советских фильмов я помню, что лозунг у них был «Анархия — мать порядка!». Лозунг глупый, конечно, и противоречивый. Потому что если анархия, то это полное торжество беззакония. А как же при этом поддерживать порядок, ритмичную работу экономики? Ведь по этому лозунгу каждый может делать все что захочет, а любое, даже самое цивилизованное государство анархисты отвергают. В общем, бред. Но вот в недавнем фильме по БТ «Звонок другу» увидел, что у нас появились свои анархисты. А на одном из сайтов прочитал откровение брестской «анархистки». Конечно, над ее болтовней можно посмеяться, ведь девочке всего 21 год. Но настроена она по–боевому, на лицо нацепила маску, как террористка закоренелая. Свою «идейную» платформу она высказала так: «По политическим убеждениям я являюсь анархисткой. Анархисты выступают за свободное общество, которое функционирует на принципах самоуправления и прямой демократии. Это значит, что проблемы и важные вопросы общества решает оно само без посредников в лице депутатов или других лиц, которые обычно наделяются правом решать вместо общества. Экономика при таком устройстве должна быть обобщенной...»

Вот и пойми что–нибудь из этой абракадабры. Значит, ни правительства, ни власти, ни парламента. Гуляй, Вася? И что такое «обобщенная экономика», например? Короче, расскажите, пожалуйста, что это за явление такое, современные «анархисты»?

М.Н.Васеха.

Могилевская область».

Этому странному политическому явлению в стране несколько лет. Сначала оно показалось каким–то курьезом, частью молодежной субкультуры, наряду с футбольными «фанатами», панками и т.п., но потом молодые люди, называющие себя «анархистами», стали все чаще шумными выходками обращать на себя внимание. Причем почему–то в российских городах.

Так, несколько лет назад в подмосковном городке Химки произошла «буча», связанная с какой–то стычкой местной молодежи с кавказскими торговцами. На этой потасовке вдруг и показался черно–красный флаг, который держали в руках люди в масках, выкрикивающие «Мы — белорусские анархисты». Тогда местная милиция произвела задержания, среди арестованных оказались белорусы Пахотин, Ясюченя и другие. Об этом с изумлением писала тогда российская пресса, мол, что эти ребята забыли в Подмосковье? Но через некоторое время в Минске произошел случай, имевший немалый общественный резонанс. На территорию российского посольства ночью кто–то бросил несколько бутылок с зажигательной смесью. Некоторые поверхностные журналисты, как водится, выдвинули многоумные версии, обвинив в произошедшем едва ли не белорусское Правительство. Начались поиски злоумышленников. Вскоре в Минске огневой атаке неизвестных были подвергнуты здания Минобороны, здание милиции в Солигорске, Дом профсоюзов в Минске и даже кафе «Шангри Ла». При атаках оружие было неизменным — бутылки с зажигательной смесью, а на месте «акций» оставлялись знаки принадлежности преступников к «анархистам». Впоследствии выяснилось, что все это является как бы «местью России» за задержание упомянутых Пахотина, Ясючени и других.

Естественно, что такие дерзкие выходки принудили спецслужбы и милицию начать активный розыск «анархистов». В прессе сообщалось, что и в России, и на территории нашей страны были задержаны Олиневич, Дедок, Францкевич и другие, которые были впоследствии арестованы и предстали перед судом. В ходе расследования выяснилось, что упомянутые молодые люди не только не скрывают своих «анархистских» убеждений, но и являются твердыми последователями тех самых путаных идей Кропоткина и других «боевиков», канувших, казалось бы, в вечность деятелей начала 1920–х годов. Понятно, что их последователи модернизировались, ввели в свой лексикон много новых слов, но в целом неизменным осталось их полное неприятие любого государства как такового. То есть эти люди поставили целью уничтожение всех государственных институтов, чтобы на их месте учредить некое «вольное содружество свободных людей», которые не будут ни пахать, ни сеять, но вкусно есть и сладко пить. За счет «несознательных» белорусов, надо понимать. Конечно, если бы не бутылки с зажигательной смесью, то над всем этим можно было бы посмеяться, но поджоги государственных учреждений и насилие, которое культивируют «анархисты», стали представлять немалую общественную угрозу. Как известно, вышеупомянутые люди были осуждены, провели несколько лет в заключении, но сделали ли должные выводы или продолжают готовиться к новым атакам на государство — утверждать не беремся.

Вокруг Беларуси анархистские движения набирают силу, а в такой стране, как Украина, вообще вышли на первый план и зачастую являются инициаторами городских беспорядков. Потому именно в Киев и едут за «опытом» юные белорусские «анархисты». В украинской прессе все чаще проходит информация, что такие имеющие реальный боевой опыт структуры, как «Революцiйна Дiя», «Автономный опiр», «Черная радуга», учат наших юношей и девушек премудростям уличных боев, взрывному делу и т.п. Можно только предполагать, какой «опыт» привозят в Минск из Киева члены белорусских группировок «Пошуг», «Революционное действие»? Неужели они хотят применить полученные навыки в белорусских городах? Но если это не считать противоправными и опасными деяниями, а скидывать все на молодость и увлечение молодежи модными практиками, то что же тогда есть терроризм? Кстати, юная белоруска К. была арестована в Киеве за то, что бросала бутылки с горючим в здание Голосеевского райсуда. Любопытно, что эта «взрывница» неловко обошлась с оружием и сама получила ожоги, попала к врачам.

Теперь что — она после тренировок в Украине усовершенствуется и будет бросаться бутылками более точно и квалифицированно?

Именно в этом вопросе и заключается ответ на проблему: как расценивать «анархистов»? Если это простые путаники, ищущие в политических теориях смысл жизни, — это одно дело. Но если же это сложившиеся боевики, готовые атаковать государство, не задумывающиеся о возможных жертвах среди людей, то логика требует относиться к этим молодым людям серьезно и рассматривать их действия не на уровне философских диспутов, а через призму Закона. Чтобы не было хитрых толкований: мы не призываем ни к каким репрессиям, но нужно понимать, что модное и агрессивное течение способно завлечь в свои сети немало людей, сделав их потенциальными преступниками.

Кстати, у нашумевшего фильма «Звонок другу» получилось интересное продолжение. В нем говорилось, что некоторое время назад в Гомеле был задержан молодой человек, перевозивший в своем рюкзаке тротил. Естественно, что данная информация вызвала обиженный рев оппозиционной прессы, которая привычно обвинила БТ в «дезинформации». Более того, в блогосфере появилось заявление отца молодого человека, который не нашел ничего лучшего сказать, чем «я вот, дескать, приеду в Минск и оторву голову тем, кто все это написал». Вышло очень ярко. Правда, через некоторое время выяснилось, что отцу следует, во–первых, избегать контактов с журналистами, которые помешаны на лжесенсациях, а во–вторых, прежде чем кому–то угрожать, следует серьезно подумать. Дело в том, что речь в фильме шла о его сыне Сергее Романове, жителе Гомеля, который с некоторых пор стал на берегах Сожа чуть ли не адептом «анархизма». Все бы ничего, если бы это увлечение ограничилось уровнем чтения мемуаров ветеранов движения и обсуждения прочитанного с женой и друзьями. Но молодого «анархиста» давно тянуло на подвиги, он вообще вел какую–то странную жизнь, изображая конспиратора и нелепого «подпольщика». Может быть, со временем, повзрослев, Романов преодолел бы романтические увлечения, но идеи боевого «анархизма» потянули его на опасные приключения. В 2012 году в деревне Красное был подожжен информщит. Проверка показала, что это не случайный удар молнии либо шалость местных ребятишек. Как тогда сообщалось, оперативные работники всерьез изучили происшествие, определили круг причастных и провели обыск в доме Романова. Там были найдены бездымный порох и кое–что явно противозаконное, за что «анархист» получил свой срок: два года лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания. У парня было время и возможность подумать. Однако не прошло и полутора лет, когда его задержали при движении в Минск, а при осмотре обнаружили в рюкзаке тротил. Для неосведомленных: тротил является сильнейшей взрывчаткой, которая способна наделать много бед. Для чего ее вез в Минск Романов? Неужели для того, чтобы глушить рыбу в Свислочи, как показал он на допросах? Нет, пожалуй, дело было в более серьезных общественно опасных намерениях. Оставим дешевую отмазку, тротил — дело серьезное.

Суд осудил «активиста» протестного движения к длительному заключению. При этом учитывалось и то обстоятельство, что Романов имел тесные связи с «анархистским» движением. И хотя на суде он пытался выдавать себя за одиночку, следствием было доказано, что Сергей является одним из участников «анархистского движения». Так что напрасно сейчас возмущается его отец, явно запустивший воспитание ставшего на кривую дорожку «политики» своего сына...

К слову, готовя этот материал, мы получили информацию из ИУ, где отбывает наказание Сергей Романов. Не хочется огорчать отца, но нам сообщили, что Сергей имеет у администрации колонии, мягко скажем, не очень хорошую репутацию, а это, как известно, не способствует перспективам досрочного выхода на свободу. Жаль, потому что искренне хочется, чтобы молодой человек сделал из всей этой мути правильные выводы.

Но, похоже, что бессмысленные, однако дерзкие идеи «анархизма» продолжают завоевывать некоторые незрелые мозги.

В Бресте, например, во время недавних уличных акций одетые в черную униформу и в масках молодые люди были главными «завадатарамi» уличных шествий и призывали брестчан к «решительным действиям».

Здесь, конечно, встает вполне естественный для анализа подобного рода группировок вопрос: сами они взрастают и живут на собственные членские взносы либо за их спинами маячат невидимые тени разного рода спонсоров? Мы не хотим, как говорил кто–то из героев про Штирлица, будить тотальную подозрительность.

Но вопрос — правомерный.

...Кто же реально финансирует леворадикальные группировки? Наши источники объясняют ситуацию так. Во–первых, каждая подобная организация — это закрытое сообщество, действующее по всем правилам конспирации. Руководители группировок вербуют новых членов в основном через соцсети, проверяя «в деле» каждого кандидата, давая ему все более сложные поручения, в основном связанные с противодействием милиции, организацией скандалов на спортивных состязаниях и вообще в местах массового скопления людей. Поскольку эта практика по душе тем, кто спит и видит своей целью «революцию» любого цвета, то вполне понятно, что «анархисты» как боевой уличный отряд весьма интересуют покровителей и организаторов этого политического стиля. Поэтому можно говорить о двух уровнях поддержки анархистских групп в Беларуси. Прежде всего это международная организация со своими штаб–квартирами в странах Евросоюза, называется она «Анархический черный крест».

Этот центр аккумулирует финансовые активы и поддерживает ими региональные организации, в том числе и белорусские. Пополняют эту своеобразную кассу взаимопомощи добровольными пожертвованиями, взносами заинтересованных в расшатывании обстановки. Анонимность доноров обеспечивают электронные платежи и переводы, не исключена открытая финподпитка. Европейский АЧК не раз финансово поддерживал и белорусских анархистов. Периодические выплаты — 100 — 600 евро. После задержания ряда активистов белорусского анарходвижения осенью 2010–го единовременные поступления достигали 6 тысяч евро и предназначались прежде всего для организации «акции солидарности» с задержанными в России единомышленниками. Кстати, некоторые минские «правозащитники» даже оплачивали штрафы анархистов, привлеченных по административным и уголовным статьям. Не из своего кармана, естественно, а из тех же зарубежных фондов. В общем, получается какой–то интернационал, где перемешаны черные и белые, халявщики и борцы, романтики и политические мошенники, делающие свой бизнес за счет денег со стороны...

Пресса много писала, что в 2015–м выяснилось: в Центральной и Восточной Европе, постсоветских государствах действует группировка Spaces for Radicals (SFoRa). В 2014 — 2015 годах SFoRa предложила минской «РД» финансовую, юридическую и практическую помощь в организации и деятельности различных «леворадикальных инициатив». Максимальная сумма, на которую могли рассчитывать белорусы, — 50 тысяч евро.

Остальные деньги «анархисты» добывают сами всеми возможными способами... И развиваются, пополняя ряды.

Сейчас в стране действуют, к примеру, «Анархический черный крест — Беларусь», «Революционное действие», «Пошуг», «Хаўрус», «Прамень», «Революционные народные социалисты», «Новая большевистская платформа» и другие. Поклонники Кропоткина и Махно продвигают свои идеи и освещают для западных и российских коллег события в стране через призму леворадикальной идеологии. Другие открыто берут в руки оружие и бейсбольные биты. Третьи пока собирают деньги на грядущие акции.

Как бы хотелось, чтобы кто–то опроверг эту «шпиономанию», весь этот конспирологический бред!

Но, к глубокому сожалению, все это грустная правда...

Если подводить «промежуточные итоги», то надо сказать, что, несмотря на конспирацию, автономность и закрытость группировок, все активисты, совершившие в стране экстремистские действия, были привлечены к уголовной ответственности. Однако группировки как мифическая гидра: отрубишь одну голову — вырастает новая. Им нужна любая возможность публично заявить о себе. Потому таких легких на уличное сражение этих «бойцов» охотно привлекает на акции протеста радикальная политическая оппозиция. Видимо, расчет на то, что парни в масках выйдут из–под контроля и станут отличным инструментом в противостояниях с милицией. Массовость же акциям создают случайные прохожие и граждане, вполне искренние в своем желании выразить свое недовольство. Только это не спорт, потому что даже затеянные с самой благородной целью акции «уличной демократии» обязательно ведут к трагическим последствиям. И хотя давно уже хочется выбросить из головы «киевский Майдан» — не получается. Там тоже звучали красивые слова, но что получилось в итоге? Вряд ли кто–то из нормальных людей в белорусских городах мечтает о такой «революции», как у соседей, и таких кровавых ее последствиях...

Вот почему «передовой отряд» уличных бойцов–«анархистов» не вписывается в контекст нормального хода жизни. Черно–красные знамена над толпой означают опасность...

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети