Общество

2355

Речицкому «Скифу» – 20 лет

 +

Речицкому центру специальной подготовки «Скиф», уникальному не только для Беларуси, но и для всего постсоветского пространства, 17 декабря исполнится 20 лет. Путь, конечно, за эти два десятка пройден колоссальный: чего только не пришлось преодолеть и освоить не одному поколению скифовцев под руководством сурового, но по-мужски заботливого Владимира Габрова. Мы обозначим, с чего начался «Скиф», и расскажем, чем занимаются его воспитанники сегодня.

В 1997 году 17 декабря Владимир Габров получил лицензию на проведение «уроков по мерам самозащиты с использованием методики подготовки спецслужб и войск спецназа». Расклеил объявления с домашним телефоном по городу.

– Время тогда было непростое – 90-е, ко мне в группу и женщины ходили, которым перед этим сережки на улице из ушей вырывали, и мужики, и дети. Первые два года мы занимались в зале борьбы «Динамо», я сам там всю юность тренировался. После перебрались в десятую школу: приютила тогдашняя директор. Когда её перевели в озерщинскую школу, пришлось перейти за ней, благо, она не отказала, так как новый руководитель СШ № 10 попросила «освободить помещение». Ездили мы в Озерщину несколько лет, пока начальник Речицкого отдела Департамента охраны Игорь Каршаков не позвал в новое здание, в которое они сами только въехали. Там мы теперь и базируемся.

То самое объявление 20-летней давности
То самое объявление 20-летней давности

У меня дети были – это я только сейчас узнал, – которые меняли школу, чтобы заниматься в «Скифе», так как учились во вторую смену и не могли ходить на занятия. Не для пафоса или понтов, но я всегда говорил и говорить буду: ничего подобного нашему «Скифу» нет нигде, – рассказывает Владимир.

«Опять эти твои солдатики!»

– Если бы в моем детстве я мог заниматься, как они сейчас: с этим оборудованием, с этими людьми из разных спецподразделений – я был бы самым счастливым ребенком на свете! Я маленький всё время играл в войнушку: и дома, и на улице. Мама в выходной рано утром спит, а я уже вскакиваю и за солдатиков: выворачиваю их из коробки, бряцаю. Она мне: «Опять эти твои солдатики! Что тебе в них далось?» – а я не мог, так это всё любил!

Ну, и когда вырос, двери в военкомате выбивал ногами, чтобы только в ВДВ меня взяли. У нас со двора все ушли служить в элитные войска, мой брат в 1990 году в том числе. Я тренировался шесть дней в неделю: бегал, в зале занимался, потому что в мое время было стыдно прийти в армию дохлым. А теперь слышу от некоторых: «Мы боимся к вам идти, потому что нам наваляют...» А то, что на улице вам наваляют, вы не боитесь? Не логичнее ли научиться драться под присмотром и по правилам, чем получить от каких-нибудь отморозков? Тем более «Скиф» – это же не только довоенная подготовка, главное, что он дает – характер, дисциплину, упорство.

За 20 лет через «Скиф» прошли несколько сотен воспитанников

Более 20 из них поступили в высшие учебные заведения по специальности

Более 100 медалей завоевано воспитанниками Владимира Габрова за 20 лет на различного уровня областных, республиканских и международных соревнованиях

Около 100 выпускников «Скифа» отслужили в ВДВ и спецназе ГРУ ГШ

Под водой…

– Расскажите, чем занимались парни в этом году?

– Каждый год теплые месяцы в «Скифе» самые напряженные. Так, в июле на Днепре провели учения по системе подготовки боевых пловцов. Подобные сборы делали впервые, так как раньше десантировались только с лодки и четверкой. В этот же раз с катера на серьезном ходу (под 40 километров в час) отработали десантирование трех пар. Ребята были в масках, легких гидрокостюмах. С катера их прикрывала подгруппа обеспечения из трех человек: все с правильным гримом, тактическим снаряжением и учебным вооружением. Дальше по задаче они выходили на берег, вели разведку – отрабатывали объект, снимали условных часовых, в качестве которых традиционно выступили наши речицкие ветераны-десантники, и в конце выходили в определенную точку, где их подбирал катер.

Конечно, перед этим серьезно работали, нужно было учесть много факторов. Все действия заранее отрабатывали в бассейне, ребята учились быстро определять, где право-лево, в каком направлении товарищи и куда нужно плыть. Под водой заставляли кувыркаться, выполнять разные упражнения. Изучали возможные ситуации: отказ оборудования или какой-то конечности, как помочь товарищу и эвакуировать его на берег, если что-то пошло не так. Усвоили все сигналы и условные знаки под водой: «окей», «нет воздуха» и так далее.

Использовали гидрокостюмы, имитационные средства, учебное оружие. Учили ребят правильно отделяться, чтобы не было травм, инструктировали капитана судна, чтобы в нужный момент он отключал редукторы, чтобы всасывания воды не было и пловцов не затянуло.

Погода была не сахар: лил дождь и было холодно. Я работал с аквалангом и страховал в воде: мало ли что. С нами в тот день был медик. Ребята волновались, но уже после первого прыжка глаза у всех были, «как у бешеной селедки»: хотели еще! Всего сделали шесть тренировочных заходов, отрабатывали разные способы покидания катера и интервалы: попарно, всей группой.

Всё оборудование на учениях было наше. Я вспоминаю, с чем приходилось начинать, и могу сказать, что за 20 лет прийти к такому уровню – это мощный прорыв. Ведь мы не стоим на гособеспечении, всё только на энтузиазме и помощи друзей.

Водолазная подготовка – это узкая тема. И её мы прорабатываем в последнее время всё детальнее. Так, в конце августа организовали еще один полевой выход, на этот раз на озеро Долгое в Черном. На этих учениях мы работали в сухих костюмах. Как-то зимой уже выходили с таким оборудованием, но всё ограничивалось отработкой сигналов взаимодействия. Сейчас же поставили перед воспитанниками более сложную задачу из разряда инженерной разведки.

Двое наших парней – Дмитрий Лукьянов и Глеб Лазаренко – в гидрокомбинезонах сухого типа УГК-1 и УГК-2 погружались под воду и работали с опорой на грунт в 16-килограммовых ботинках на глубине до трех метров и удаленности от берега до 35 метров. Изучали берег, чтобы там были углы, не превышающие нужные показатели, структуру дна, глубину, течение. Также по навигационному оборудованию выходили на ориентиры и возвращались. Они пробыли под водой около 30 минут. С собой у ребят были компасы, планшеты для заданий, где они ставили заметки, фонарики. Работали на ИДА-71 – изолирующем дыхательном аппарате замкнутого цикла дыхания, который не издает звуков, других демаскирующих признаков. Со «Скифом» сотрудничает высококлассный специалист, который знает, как с таким оборудованием обращаться и как его готовить – инструктор по водолазной подготовке Николай Гераськин.

Дмитрий Лукьянов
Дмитрий Лукьянов

Во второй части этих учений мы дали возможность новеньким – им по 10-11 лет – попробовать себя на воде. Они десантировались с катера двойками и четвёркой, выходили из воды разными способами.

Ну, и третий эпизод этого выхода: классическая работа водолазов-разведчиков, где условно по добытой оперативной информации в таком-то месте находится база бандитов. Задача: выдвинуться в район, найти её и уничтожить. Первая подгруппа водолазов-разведчиков из подводного положения скрытно выдвинулась на берег, закрепилась, провела доразведку и дала сигнал. По сигналу подошла подгруппа уничтожения на быстроходном катере. Сняли часовых с бесшумного оружия, заминировали базу и ушли. Вот такие учения.  

…и в воздухе

– Еще одно из направлений работы в «Скифе» – прыжки с парашютом. В нынешнем году мы вышли на новый уровень в этом виде подготовки. Раньше всё происходило по одной схеме: мы приезжали в аэроклуб в Гомеле, платили денюжку, проходили инструктаж и совершали прыжок. В этот раз мы работали под эгидой Рогачевского аэроклуба ДОСААФ, где ребята прошли специальный курс обучения по укладке парашюта «Юниор» и совершили три прыжка с высоты 850, 900 и 950 метров со скоростью десантирования 140 километров в час с самолета АН-2.

Готовиться начали еще с зимы, проводили раз в неделю по занятию. Только была сложность: инструктор в Гомеле, клуб в Рогачеве (еще дальше). Поэтому я обратился за помощью к председателю нашей районной организации ОО «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане» Сергею Атрощенко (кстати, именно он более, чем 20 лет назад был одним из тех, кто поддержал идею создания Центра) и председателю Речицкой районной организации «Белорусский союз офицеров» Александру Щербину, поскольку в прошлом они кадровые десантники и специалисты по воздушно-десантной подготовке. Они и помогали с занятиями, перед этим поработав с гомельским инструктором, который после приехал, дети при нём парашют уложили, он сказал «отлично!»

После в Гомельском ДОСААФ мы прошли курс по отработке действий парашютистов в воздухе, занимались на стапелях с подвесными системами: шла имитация отделения от самолета, отсчета времени, выбора точки приземления, управления парашютом, скольжения… Моделировались разные ситуации: отказ парашюта полный либо частичный, перехлест строп, порыв купола. Парни учились вводить запасной парашют, как оценивать ситуацию и понять, быстро ты падаешь или нет.

– И как это понять?

– Плюнуть. Если слюна пошла вниз, то всё в порядке. Если пошла вверх – срочно вводи запасной. В общем, прошли это непростое обучение и сдали экзамен 11 ребят от 15 до 18 лет, из них «перворазников» было четверо, остальные уже совершили по 5–7 прыжков.

Отметил бы, что во время прыжков в Рогачеве ни один парашют, уложенный нашими, не дал сбой, ни у кого не запутались стропы.

– Как планируете дальше развивать парашютную тему в «Скифе»?

– Есть план ребят, мечтающих связать свою жизнь со спецназом, опытных, способных и с хорошим здоровьем, вести дальше, «ставить на крыло». То есть, обучать управлению планирующими парашютами, которые обладают аэродинамическими качествами, позволяющими десантироваться на удалении от точки приземления до 40 километров, и таким образом скрытно выдвигаться в нужные районы. При обучении обращению с такими парашютами учат правильно становится на воздушный поток.

Кстати, если говорить о выпускниках «Скифа», то в этом году трое из них поступили в Военную академию Республики Беларусь: Алексей Данилков, Никита Сойманов и Владислав Гречанников.

Не обошелся этот год и без альпинизма, учения по которому мы постоянно проводим с участием бойцов Гомельского ОМОНа. В этот раз участвовало много новичков, поэтому сборы были «заточены» на них. Наши гомельские друзья нам показали новый способ, как до выхода из окна получить уверенность и навык: они прямо там «завязались» на этаже и научили новеньких натягивать веревку, контролировать углы. Намного легче стали все выходить! Вверх ногами никто не болтался в этот раз, а раньше у «перворазников» такое случалось почти всегда.

Ну а по «старикам» – 16-18 лет – была отдельная программа. Как сказали сами инструкторы, хотели чем-то их удивить, но ничем не удивили! Всё делали, всё повторяли: выходили передом, выходили спиной, закреплялись на этаже, делали сальто, скольжения, влетали в комнаты один за одним, отстегивались и продолжали работу с учебной стрельбой. Также в этом году нас научили новому способу закрепления, очень быстрому: веревка, по которой спускались, крепилась к бойцу, он упирался ногами в парапет или что-то еще. В общем, поработали просто шикарно!

Золотой Глеб

– Если говорить о физической подготовке, то и здесь у нас есть, что праздновать в этом году. Так, из крайнего, с 7 по 11 декабря мы были в Нижнем Новгороде, участвовали в VI Международном турнире по смешанным единоборствам памяти Героя России Д. В. Жидкова. На турнир в этом году съехались более 250 спортсменов из разных стран: члены военно-патриотических клубов, учащиеся кадетских корпусов, суворовских военных училищ, спортсмены клубов и федераций, развивающих контактные единоборства, а также действующие сотрудники и военнослужащие подразделений специального назначения. К слову, мы принимаем участие в нём уже шесть лет.

Чтобы вы понимали, какие это серьезные соревнования, скажу только, что организаторы предупреждали заранее не везти слабо подготовленных бойцов, так как уровень участников был очень высок, и они опасались серьезных травм.

Поэтому та медаль, которую привез оттуда наш Глеб Лазаренко – он занял второе место в категории 16–17 лет 65 килограммов – очень дорогого стоит. Он выстоял четыре боя и в финале встретился с очень серьезным соперником, с которым уже дрался ранее. Глеб знал, что тот сильнее (там только одно перечисление титулов заняло несколько минут), но он вышел, как мужчина, и попёр вперед несмотря ни на что. Хотя на его месте у любого бы «колеса сдулись». За характер и выдержку парень получил от организаторов специальный приз – кубок «За волю к победе».

Владимир ГАБРОВ и Глеб Лазаренко
Владимир ГАБРОВ и Глеб Лазаренко

Глеб – это вообще у меня отдельная история! Он пришел в «Скиф» в восемь лет, я его сразу брать не хотел: что с таким малым делать? Но он пришел, показал себя: отжался за минуту 98 раз, чётко, грудью до пола, сел на всевозможные шпагаты. Сомнений у меня больше не было. Сейчас ему 17, и получается, что большую часть жизни он занимается в «Скифе».

Парень очень дисциплинированный, невероятно трудолюбивый: я не помню, чтобы ему замечание делал! Никогда не пропустит тренировку, последний из зала выходит, как итог – у него медалей море. Бьется Глеб с восьми лет: на первый турнир он попал не в свою возрастную категорию – таких мелких там просто не было, – но я обошел всех тренеров, уговорил судей, и его допустили. Мы с ним придумали тактику, как драться с более крупными соперниками, и он тогда занял второе место. Бывало, я его на некоторых турнирах сразу в две категории выставлял, и он в обеих становился первым, завоевывал золото – и такое было!

В военном деле Глеб Лазаренко очень способный, про водолазную подготовку вообще молчу – это человек-лягушка, который способен на задержке дыхания переплыть бассейн два с половиной раза. А как он по стенам карабкается! И по парашютно-десантной подготовке у него тоже больше всех прыжков – восемь, он же у нас самый молодой парашютист в Беларуси: совершил первый прыжок в девять лет с высоты 3000 метров вместе с инструктором. Про него могу говорить бесконечно! Порядочный, воспитанный. Его отец Андрей Лазаренко всегда помогает клубу, и далеко не каждый родитель будет так заниматься сыном и столько ему уделять внимания. Побольше бы таких!

Скифовская поросль

– Как в «Скифе» сегодня с новобранцами?

– У нас сейчас семь новых мальчишек, мы их называем «дикая дивизия» – такая джаз-банда! Самому младшему 10 лет, остальным 11–12. Есть, например, Разум – это его позывной – Дмитрий Разумовский, маленький такой, а что творит! У него дар в единоборствах, всё схватывает, пуля! Есть у нас еще Вова – Владимир Садченко. Он спокойный, но здоровый, что трактор «Беларусь», на спаррингах его никто не может остановить… Я такой довольный!

И в завершение хочу поблагодарить всех, кто за эти годы оказывал содействие в учебных процессах «Скифа».

123

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети