Общество

1226

Речичанам о братьях наших меньших, о человечности и не любви

 +

На днях в кабинет зашла интересная симпатичная дама.

– Почему вы не пишете о жестоком отношении к животным?

Я в замешательстве:

– Мы, конечно же, пишем. И читатели поднимают вопрос. Нас плохо слышат.

Женщина была на взводе:

– Я живу в квартире, подбираю третьего кота. Мимо пройти не могла: он же уже окоченевший сидел. Но я не их фанат, я, может, больше собак люблю. Тем более нужны средства на еду, стерилизацию и прочее. И знакомая у меня недавно подобрала еще одного котенка. Тот тоже обмороженный сидел на вокзале, и уже не мяукал, а попискивал, как ребенок, без всякой надежды. И столько людей переступало через него – ни у кого сердце не дрогнуло. Напишите, пожалуйста, чтобы вас услышали.

Пишу. Наш читатель иногда заглядывает в соцсети, и, возможно, обращает внимание на ту информацию, где речь идет о животных. От жестокой изощренности граждан по отношению к ним холодеет внутри, и ты входишь в ступор: «Полноте, что с вами, люди?». На днях в интернете меня зацепили снимки с праздника Святого Антония (День покровителя животных) в Испании. Хозяева со своими питомцами стоят у храма, и священник с паперти благословляет собак, котов, хорьков, ослов и пр. Счастье и любовь в глазах людей, питомцы излучают пример послушания и почти детского любопытства, а на лицах священников – полное сосредоточение и умиление. Вот такое всеобщее единение и трогательное, трепетное отношение к тем, за кого мы в ответе.

Приблизительно в это же время в интернете появились снимки щенков бульдога, которые разместила гомельский волонтер. Скелеты, обтянутые кожей. Девушка забрала их у женщины, которая хотела заработать на разведении, но не рассчитала: кормить оказалось нечем. Можно вспомнить и другие фото: вот собака, которую привязали к дереву в парковой зоне и оставили умирать; вот пес, которому хозяин отрубил лапу; вот существо, похожее на лабрадора, которому алкоголики выбили глаз, и пр. Мне не раз доводилось писать о тех, кто спасает животных. Так вот, истории доводится слышать совершенно дикие, но некоторые – с хэппи-эндом. Однажды такие вот неравнодушные люди услышали о маленьком щеночке, который живет с коровой. Его чуть не придавило машиной, вот сельская семья и спасла как могла: кинули в хлев. Когда забирали мальца, внешний вид у того был пугающий: кожа в язвах, вздутый живот и пр. Сегодня Гномик, так назвали его, живет в Торонто, отдыхает на берегу Флориды и ничто не напоминает ему о грустном. Как выяснилось, семья из Гомеля переехала в Канаду, и питомца решили взять не чужестранца, а своего. И теперь в интернете можем наблюдать ролики, где Гномик самозабвенно нарезает круги по первому снегу или резвится по морскому берегу. Парню повезло.

С похолоданием, с первыми морозами отдельные речичане – ушлые хозяева – понесли своих котов: кто на остановки, кто к магазинам, а кто и в лес (кто бы мог подумать, им надо ходить в туалет, они могут царапнуть любимое кресло и прочее – караул!). И, обрекая бедолаг на смерть, сердце у людей не йокает, и сон крепкий. А вот другой мизерной горстке речичан (среди которых знаю и бывших медиков, и учителей) при виде замерзающих, брошенных животных становится не до сна. Но когда болит душа, мозг капитулирует и человек идет и подбирает заморыша. Это кому повезет. Хотя очень обременительно во всех отношениях, не говоря о поиске нового хозяина. А кому отдавать, собственно? Требования к щенку, например, «классические» – чтоб мелкой породы, сидел на цепи, гавкал, есть не просил (а лучше вообще чтоб не ел), и радостно вилял хвостом при виде хозяина...

Это первое. А второе: возникает вопрос к тем, кто плодит бедолаг: «У вас советь есть?». Не в средневековье живем. В Речице работает четыре ветклиники, ветаптеки. Какие проблемы? Простерилизовать? Никаких проблем. Пролечить? Тоже. Убрать лужицу после щенка? Ветклиники не надо: взять и убрать. Запахи? Интернет в помощь – сто и один совет.

Свою лепту в проблему вносят «плодильщики» – те самые, которые дома налаживают конвейер по «производству» щенков, котят. Не надо иллюзий: там любовью к питомцам не пахнет. Исключительно сухой расчет. Продали живность – деньги в карман. Как-то ехала в поезде и услышала разговор. Воодушевленная дамочка – нога за ногу – рассказывала, как успешно она в Гомеле «втюхнула» котенка и отдала кошку на вязку. Я же говорю, конвейер. От тех, кто вышел с дефектом, эти самые «плодильщики» избавляются легко: пинок – и на улицу! А кто-то ведется и покупает. В итоге в соцсетях появляются снимки бездомных собак и котят с намеком на породистость и непонятно откуда взявшихся.

Говорят, что заводчики – это другая история. Там, как правило, всё под контролем. Есть документы на каждого питомца, люди участвуют в выставках и беспокоятся о здоровье пушистиков. Хорошо, если так.

В Беларуси работает Закон о жестоком обращении с животными. Худо-бедно. К одному году исправительных работ был приговорен минчанин, который в августе 2017 года, будучи пьяным, убил котенка. Другого жителя столицы разозлил заскуливший щенок таксы, и он решил проблему: выкинул малыша с пятого этажа. На гражданина было заведено уголовное дело. В Речицком районе мужчина, повесивший свою беременную собаку, отделался штрафом в размере 20 базовых величин.

Закон надо ужесточать, требуют одни – те, кому хоть раз доводилось подбирать страдальца на улице, пролечивать, выкладывать фото в сети и пр. Другим, пожалуй, всё равно. И пока у людей совесть молчит по отношению к питомцу, сострадание незнакомо и понятие ответственности отсутствует, проблема остается. Словом, один – ноль. Пока не в пользу волонтеров.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети