Общество

1186

Речицкий музей ВДВ им. Василия Маргелова: боевые дельфины, секреты снайперов и «сувениры» с военных операций

 +

Продолжаем цикл материалов о единственном в Беларуси музее ВДВ имени Василия Маргелова. Музей был создан Речицкой районной организацией ветеранов ВДВ и сил специальных операций и её председателем, а также руководителем Центра допризывной подготовки «Скиф» Владимиром Габровым в 2013 году. Он насчитывает более 1 500 предметов, касающихся истории воздушно-десантных войск и спецподразделений СССР, а после СНГ. Как правило, Владимир сам проводит экскурсии для тех, кому посчастливилось приобщиться к тайнам разведки, десанта и спецопераций. Не будем менять устав – слово Владимиру Габрову:

– В спецназе самое сложное направление и элита – это водолазы-разведчики. Или, как их еще называют, – боевые пловцы, – рассказывает Габров, указывая на один из экспонатов музея: манекен боевого пловца специальной разведки военно-морского флота в полной амуниции. – Это подарок от наших земляков-белорусов, которые служат в спецподразделении «Касатка» в Мурманске. Оно относится к ФСБ России и занимается обеспечением безопасности ядерных объектов: подводных лодок и ледоколов.

Вода – самая опасная среда для работы. Если в небе отказал парашют, всегда есть запасной. Если проблемы с аппаратом у пловца – шансов выжить ноль. Отсюда у водолазов-разведчиков крайне серьезная подготовка, которая включает прохождение торпедного аппарата диаметром 60 сантиметров. Это важно, так как один из основных способов доставки пловцов до нужных точек – подводная лодка с выходом через торпедный аппарат. Парням важно преодолеть боязнь замкнутого пространства, давления, темноты, и не каждому это под силу, многие теряют сознание. У нас в Беларуси есть люди, которые служили в этих войсках в Советский период, имеют боевые награды.

Боевые пловцы также могут десантироваться в нужный периметр и со всем снаряжением (парашютом в том числе) уходить под воду. К слову, наш земляк, речичанин Владимир Чижик – заслуженный парашютист-испытатель СССР, на счету которого шесть мировых рекордов и свыше 6 000 прыжков: в том числе испытывал и парашюты, которые разрабатывались для доставки боевых пловцов.

Снаряжение образца 1970 года. Почему? Потому что современное оборудование безумно дорогое и засекреченное, вот так запросто его показывать мы бы не могли. Основной его элемент – индивидуально-дыхательный аппарат-71. Аппарат устаревший, сейчас у боевых пловцов на вооружении аппараты системы «Амфора». Тем не менее ИДА-71 пользуются инженерные войска и наш Центр допризывной подготовки «Скиф» при подводных учениях, которые мы проводим регулярно. Преимущество ИДА-71 в том, что при его работе отсутствуют демаскирующие признаки: пузыри, шум от работы редуктора, которые могут засечь гидроакустические станции, что жизненно важно при разведке. Плюс он может работать до четырёх часов и на глубинах до 40 метров. Есть в музее и образец полного вооружения водолазов Второй мировой.

Ценные китообразные и секретные океанариумы

– Одна из изюминок музея и любимый экспонат всех детей – макет боевого дельфина, – указывает председатель ветеранской организации на «парящее» под потолком пластмассовое млекопитающее. – Не все знают, но в Советском союзе было три океанариума: на Черном море, в Тихом океане и Мурманске, в которых обучали дельфинов, сивучей и тюленей. Главное, к чему их готовили – поиск и подъем затонувших изделий, охрана водных акваторий, примыкающих к спецобъектам, поиск и уничтожение вражеских разведчиков.

В музей ВДВ приезжала делегация из Казачьей Бухты (Севастополь), участники которой отлавливали дельфинов и дрессировали их. На макете дельфина специальный маркер, с помощью которого он искал требуемое изделие под водой, бил по нему, отстреливался буй и всплывал на поверхность, сигнал принимали водолазы, они подплывали на место и поднимали найденное.

Дельфины использовались на глубинах только до 150 метров, в акваториях же глубже привлекали сивучей и тюленей – те ныряли до 300. Мало кто знает, но дельфинов бросали с парашютами во времена СССР на Черном море в рамках учений. Они проводили разведку и возвращались с данными, по которым готовились спецоперации. Это был уникальный мировой опыт.

– Их использовали для подрывов в боевых операциях?

– Нет, конечно! Это были очень дорогостоящие военные проекты: поймать такого дельфина, обучить, вложить в него силы и деньги. Так просто с ними не расставались. Но взрывчатку на место они, бывало, доставляли, а после уплывали.

Знаменитая Галина Шурепова – первая женщина-водолаз в Военно-морском флоте СССР, тренер боевых дельфинов в Дельфинарии ВМФ СССР в Севастополе на берегу Казачьей бухты – рассказывала мне, что самый крупный дельфин Нептун, с которым она работала, выматывал всех. Толкал мощным телом её и водолазов, которые пытались поймать дельфина в бассейне, а после, когда они уставали и садились у бортика, подплывал и терся носом, мол, ладно-ладно, давайте работать. Галина Александровна очень любила белорусский мед, варенье, мы ей всегда их пересылали на 8 марта, очень тепло общались. К сожаленью, в мае прошлого года её не стало.

– Есть ли сейчас такие океанариумы?

– Информация закрытая. Когда спросил как-то у Галины Александровны, она ответила: «Володечка, подписали такие страшные бумаги, ничего не скажу!»

Но я думаю так: у американцев шесть океанариумов, а в России, получается, что ни одного? Думаю, хоть где-то да должен быть.

Снайперы-математики

– Вот мини-диорама: в центре снайпер в костюме «Леший» с тактическим гримом и классической снайперской винтовкой Драгунова с оптическим прицелом, – подходит Владимир Габров к манекену в «лохмушках» и с оружием. – Чтобы оценить уникальность этого экспоната, нужно понимать, что есть так называемые снайперы-войсковики: они занимаются такими вопросами, как уничтожение командиров противника, бьют по смотровым щелям бронетехники. А у нас представлен снайпер экстра-класса. Такие, как правило, работают группами по два-три человека, каждый их выстрел – математика за долю секунды! Их отправляют только на секретные задания. Говорят, подобных снайперов боятся и свои, и чужие. Ведь что у них на уме, непонятно. Они скрытные такие, молчуны-флегматики. Работают группами, потому что один выставляет настройки и делает выстрел, а другой производит расчёт при помощи, например, мини-метеостанции, лазерных дальномеров. Для точного выстрела учитывается миллион параметров: время года, скорость вращения планеты, уровень моря, ветер, статичная цель или подвижная и далее, далее, далее.

«Мне бы в небо»

– Это макет классического парашютиста в такой же мини-диораме. Всё соответствует реальности: группировка, камуфляж. Костюм на нём нынешнего начальника Речицкого отдела Департамента охраны полковника Игоря Каршакова: он в нём служил в Чечне в 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Он у нас есть и на фото в этом костюме, еще молодой, красивый, стройный, – делится историей обмундирования манекена, парящего под потолком музея, наш экскурсовод. А затем уточняет: – Понятно, что прыжок с парашютом – это не самоцель, а способ доставки
десантника для выполнения задачи. Десантники, как правило, забрасываются в тыл врага во время боевых действий, вынуждая противника отвлекать большие силы на борьбу с ними. Плюс десантники прерывают пополнение вражеских припасов, оружия.

На данный момент в нашей стране нет воздушно-десантных войск, а есть Силы специальных операций – высокомобильный род войск Вооружённых сил Республики Беларусь, созданный 2 августа 2007 года, преемники ВДВ времен СССР. В них структурно входят три бригады: витебская 103-я отдельная гвардейская воздушно-десантная бригада, брестская 38-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая бригада и 5-я отдельная бригада специального назначения в Марьиной Горке. Есть еще спецподразделения, но про них говорить нельзя, секрет.

В музее необычная коллекция парашютной техники, аналогичного набора мы в нашей стране пока нигде не встречали. Есть классические парашюты серии Д-5 и Д-6 – это основные виды парашютов, с которыми совершают прыжки наши военнослужащие. Есть парашютная система Д-1-5У – у него щелевой купол, из-за чего им хорошо управлять. Есть горный парашют, парашют УТ-15 с 55 отверстиями – на нем установлен ряд мировых рекордов. Есть парашют, который на вооружении во французской армии и французском легионе.
 

Боевые трофеи и флаг ИГИЛа

– Часто наши друзья передают экспонаты прямо с боевых действий. Есть афганский головной убор поколь или пуштунка, походный Коран – их нам передали из Пальмиры. Вот верхняя одежда с отверстием от пули – привезена из Алеппо. Вот американская каска из Сирии с касательным следом от осколка. Вот погон полевого чеченского генерала, который нам привезли со второй чеченской кампании мои близкие друзья. Есть настоящий флаг ИГИЛа с их разбитой позиции в Дайр-эз-Зауре в Сирии, взятой при пересечении Евфрата в 2018 году.

Раритетная книжка из первых рук

– Есть у нас ряд непростых документов. Например, книжка учета парашютных прыжков Валентина Кудреватых. Валентин Яковлевич совершил более семи тысяч прыжков с парашютом, он пятнадцатикратный рекордсмен и четырёхкратный чемпион мира по прыжкам с парашютом. Он был на открытии музея. А эта книжечка ценна тем, что в ней указан первый прыжок Валентина Яковлевича, который он совершил в 1956 году.

Сейчас Валентин Яковлевич живет в Минске. Его жена – Антонина Евгеньевна – тоже невероятно крутая, получила в мирное время медаль «За отвагу». Она в группе с другими десантницами установила ряд мировых рекордов. Один из них не перебил пока никто. Они вдевятером ночью поднялись на высоту 14 000 метров в безвоздушное пространство, перед ними стояла задача пролететь как можно больше, не раскрывая парашюты. Открылись они только на 800 метрах от земли. Американки (их прыгало семеро) открылись на 1 000 метров. Опасность была в том, что, если бы не сработали основные парашюты, на ввод запасных не хватило бы высоты, и они погибли бы. Однако наши девчонки были уверены в себе, друг в друге и технике. И один ошеломляющий факт: Антонина Кудреватых была на четвертом месяце беременности во время этого наисложнейшего прыжка! Их рекорд всё еще не преодолён.

Задание – выжить

– Есть у нас и средства для подогрева продуктов питания в экстремальных условиях: например, вещества, при смеси которых образуется температура в 90 градусов, так можно подогреть любые консервы. Есть комплект выживания бойца американской армии: ножики, пилки, рыболовные крючки, емкости для воды, зеркальце, чтобы знаки подавать летчикам, которые будут искать разведчика.

Имеются и редкие образцы современной тактической медицины. Представлены разработки разных стран, впереди планеты всей по изобретениям в этой сфере – Израиль. Мобильный гипс, средства обеззараживания воды и даже американская – с виду обычная салфетка – повязка, которая затягивает глубокие раны, когда нет возможности их зашить. Она накладывается на 5–10 минут и интегрируется в ткани, салфетка пропитана антисептиками.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети