Общество

971

Воспоминания речичан-ликвидаторов: «Мы ездили по населенным пунктам, все было пустынно. Люди уехали, оставив все так, будто завтра вернутся обратно…»

 +

Сегодня 33 года со дня аварии на Чернобыльской атомной станции. Из всех стран, которые затронули ее последствия, в процентном соотношении Беларусь пострадала больше всех. 26 апреля 1986 года – день, который разделил на «до» и «после» жизни многих белорусов. Ликвидатор… Это слово сегодня уже не требует ни кавычек в написании, ни каких-либо пояснений: за четверть века мы настолько привыкли к абсолютно однозначной его трактовке. Так мы говорим о людях, которые приняли участие в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы.

Михаил Васильевич Шабетник, в прошлом начальник отдела ГАИ и Речицкого отдела охраны

– 26 апреля 1986 года, в субботу, на берегу Днепра мы большой компанией отмечали день рождения моего друга. Была хорошая погода, веселое настроение. Мы тогда еще ни о чем не догадывались, – вспоминает Михаил Васильевич. – Новость об аварии на Чернобыльской АЭС была для всех шокирующей. Лично я узнал об этом 2 мая, когда меня вместе с другими инспекторами и водителями из Речицы отправили в сторону Брагина для обеспечения эвакуации жителей. Но и тогда представить масштабы трагедии сразу не смог бы никто. К такому нельзя быть готовым, поэтому в первые дни организационные вопросы конечно «хромали». Вот представьте: из Речицы отправили 70 автобусов, которые сняли с маршрутов, и здесь это стало проблемой. 30 лет назад в деревни люди ездили не на машинах, это была роскошь, а на автобусе. И вот все 70 наших автобусов едут в Брагинский район, плюс столько же из других районов тоже направляются к Чернобылю, а там столько не нужно, едут назад… В общем, неразбериха. Но это ладно, это техника. Особо жалко было людей, которых эвакуировали, в растерянности они не знали, что с собой брать, никто не говорил, что будет дальше с вещами, домами… Этого никто не знал.

– Эвакуация в мирное время – это страшное явление. Знаете, нас всегда учили воевать с неким условным врагом. Мы проводили учения по гражданской обороне, но, когда «мирный атом» вошел в наши дома, мы оказались беззащитны.

Позже в составе группы Михаил Васильевич обеспечивал общественный порядок, патрулирование в населенных пунктах и охрану имущества от мародеров.

– Странные и страшные картины приходилось нам наблюдать, – вспоминает Михаил Васильевич. – Мы ездили по населенным пунктам, все было пустынно. Кое-где во дворах были брошенные домашние животные, они слонялись, не понимая, что произошло и где все. Люди уехали, оставив все так, будто завтра вернутся обратно…

– После командировки я вернулся домой другим человеком, – признается Михаил Васильевич. – Уверен: каждый из ликвидаторов хорошо понял за время, проведенное на загрязненной территории, что мы живем в таком хрупком и незащищенном мире…


Елена Ивановна Захожая, медсестра первой категории Речицкой ЦРБ

Более 30 лет Елена Ивановна работает в инфекционном отделении. В 1986 году в октябре вместе с другими медицинскими работниками несколько недель находилась в Ветке, в районной больнице.

– В апреле 1986 года мне было 30 лет, у меня маленький четырехлетний сын. В октябре мы уехали в Ветку на две недели, работали в больнице. Приехали, а там полупустой город, остались лишь те, кому некуда было уезжать. В больнице некому работать, 1 мая я вместе со своей подругой и детьми пошли на демонстрацию. Вообще, тот май был какой-то особенный, было очень жарко. Люди были растеряны… Но, несмотря ни на что, были очень теплые человеческие отношения, люди в тот момент очень сплотились. Помню, как мы жили в общежитии, а местные пожилые женщины, которые остались в Ветке, приходили к нам и предлагали помощь, пытались чем-то угостить. Мне кажется, это самое главное качество белорусов – доброта, и особенно она проявляется в моменты трагедии.

А ещё меня до сих пор поражает общий дух ликвидаторов – собранность, серьезность и исключительная ответственность всех, кто находился тогда на передовой. Каждый занимался своим делом. Работали слаженно. Такого отношения к работе, как там, после нигде не встречала. Как будто каждый говорил себе: «Если не я, то кто?»


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Чернобыльская атомная электростанция (Украина). Плановое выключение реактора, длившееся 20 секунд, казалась обычной проверкой электрооборудования. Однако спустя несколько секунд в результате резкого скачка напряжения произошел химический взрыв, и в атмосферу было выброшено около 520 опасных радионуклидов.

Взрыв был настолько мощным, что загрязнение распространилось на значительные участки (около 155 тыс. кв. км) территории Советского Союза, которые в настоящее время входят в состав Беларуси, Украины и России.

Согласно официальным данным, сразу же после катастрофы погиб 31 человек, радиоактивному облучению подверглись почти 8,4 млн жителей Беларуси, Украины и России.

Сельскохозяйственные угодья площадью почти 52 тыс. кв. км подверглись загрязнению цезием-137 и стронцием-90 с периодом полураспада в 30 и 28 лет соответственно. Почти 404 тысячи человек были переселены.

600 тысяч ликвидаторов принимали участие в тушении пожаров и расчистке пострадавших территорий.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети