Общество

4344

Скорбная дата для Речицкого района. Годовщина трагедии в Малодуше. В октябре 1959-го здесь погиб класс с учительницей

 +

Ровно 60 лет назад в Малодуше произошла трагедия, без преувеличения потрясшая весь район. 26 октября 1959 года взорвавшаяся на окраине деревни противотанковая мина унесла жизнь тринадцати учеников четвертого класса и их классного руководителя Марии Филипповны Герус.

Страшная беда, обрушившаяся на небольшой населенный пункт, живет в сердцах очевидцев той трагедии и поныне. Из всего класса в тот день выжило четыре человека. Среди них – Николай Васильевич Шаповалов.

Николай Шаповалов
Николай Шаповалов

Николай Шаповалов нынче живет в Мозыре, но каждое лето вместе с женой приезжает в Малодушу, в свой родительский дом по улице Советской, где он родился и вырос. Здесь он пошел в первый класс школы, которая находилась (и это не преувеличение) в десятке метров от забора дома Шаповаловых. Нынче от школы-десятилетки осталась лишь труба от котельной, да и то потому, что это место облюбовали для своего гнездования аисты, снести данное сооружение попросту не решились.

Николай Васильевич родился в 1948-м (хотя в метриках присутствует год 1949-й). Он с детства был крепышом, удавшись в отцовскую породу статью и косой саженью в плечах. Колю Шаповалова опасались трогать даже старшеклассники, а уж для своих одноклассников он и вовсе был надежным защитником.

– Спортом не занимался, – улыбается Николай Васильевич. – Какой в деревне вообще мог быть спорт? Разве что побегать по лужам, пока взрослые не увидели и не начали ругаться.

В послевоенной Малодуше, отстроенной заново после войны, домов было много, и ютились они плотненько друг к другу. В каждом было едва ли не по полдесятка детей, поэтому оживление и веселый детский гомон стихали разве что в предзакатный час. Жили непросто, но дружно. В деревне был свой сельсовет, больница.

Местную школу посещали дети не только из Малодуши. Учениками средней школы были и ребята из Романовки, Сергеевки, Лесного. Коля Шаповалов переступил школьный порог в 1955 году. Вместе с двадцатью четырьмя одноклассниками. Большинство из них так и останутся навсегда детьми.

Николай с начальных классов был отличником. Учеба ему давалась. Любознательный мальчишка без проблем постигал азы школьной программы. Классным руководителем была Мария Филипповна Герус. «Спокойная, всегда приветливая, никогда не повышала голос. Строгий, но справедливый педагог», – вспоминает Николай Васильевич.

Но не только школьными делами и хлопотами были заняты деревенские детишки.

– После школы мчались быстрее домой, нужно было родителям помогать. И в колхозе работали. Короче, жизнь не баловала, – продолжает свой рассказ Николай Васильевич.

В классе Коля Шаповалов больше всего был дружен с Павлом Медведевым. Волей фортуны, друг детства также выживет при взрыве мины. Сейчас он живет в Гомеле. Работал заведующим Новобелицким рынком. По счастливой случайности останется жить и Таня Лыгуз, участвовавшая в посадке деревьев. За несколько минут до взрыва девочка отпросилась у учителя, чтобы сходить попить.

…Тот страшный день Николай Васильевич помнит, если и не в подробностях, то достаточно отчетливо. С утра было пасмурно, но ученики младших классов, понятное дело, на эти погодные условности внимания не обращали. Как было объявлено накануне, вся школа направлялась на благоустройство братской могилы. После войны прошло совсем немного времени. В каждой семье были участники Великой Отечественной, и поэтому даже без дополнительного напоминания дети чтили память погибших. В тот день каждый класс получил свое задание и рассредоточился по деревне. Четвертый класс во главе с Марией Филипповной должен был высадить вокруг памятника березы и рябины.

Ребята с энтузиазмом выкапывали ямки вокруг ограды, разбавляя работу веселыми историями и подшучиванием друг над другом. И тут…

– Смотрите, что я нашел, – раздался голос одного из мальчишек. Все повернули свои головы в сторону говорившего, некоторые с интересом придвинулись поближе. – Здесь какие-то ручки и что-то блестящее. Может, это клад? – предположил он. «Не трогай», – закричала учительница, но было уже поздно. Мальчишка опустил лопату на страшную находку.

…На этой территории в войну полегло много человек. Немцы, ожидая наступления советских танков, обильно «удобрили» землю противотанковыми минами. Бой не случился, немцы отступили, а мины остались. И после малодушской трагедии в этих местах еще находили многочисленные снаряды. Местные жители рассказывали, что лишь по счастливой случайности судьбу четвертого класса не разделили и другие школьники.

За несколько лет до трагедии в Малодуше на такой же мине подорвались местные жители. Муж с женой везли на быках лес для строительства дома. Сиротой осталась малолетняя дочь. Малышку растила бабушка. Спустя несколько лет девочка вместе со своим классом повторит страшную участь своих родителей.

Таня Герус приехала в Малодушу лишь накануне первого сентября. Её отца назначили председателем сельсовета, и семья переехала из Романовки в более крупный населенный пункт. В своем новом классе девочка успела отучиться лишь одну четверть.

….Раздался взрыв. Коля Шаповалов увидел только яркую вспышку света, и сознание померкло. Его обнаружат потом зацепившимся хлястиком старой фуфайки за ограду. Военная фуражка, что была на мальчике, отыскалась в нескольких метрах. Её козырек был буквально разрезан пополам. А внутри фуражки прибывшая на место трагедии мать Николая обнаружила мозги. Мозги одного из одноклассников своего сына.

После трагедии из Минска на вертолете прилетал Петр Машеров. Была выделена материальная помощь семьям погибших детей и учителя.

Четыре с половиной часа Коле в больнице делали операцию. Военный хирург Ратнев говорил прямо: «Если организм крепкий – выдержит». Коля Шаповалов справился с этим испытанием, хотя обе ноги и живот были буквально изрешечены осколками. Почти пять месяцев провел на больничном. В школу вернулся только через полгода. Его встретил заметно поредевший класс. Полученные ранения, впрочем, сказались впоследствии. Одну ногу он в итоге потерял. «Судьба, от нее никуда не уйти», – констатирует очевидец трагедии.

Мать провела у больничной кровати сына две недели, смачивая ему губы водой – ни пить, ни есть не разрешалось. У младшей сестренки Николая, когда она увидела брата в больнице, стала седой прядь волос.

Из деревьев, которые дети успели тогда посадить, нынче сохранились всего три. Остальные в силу чьих-то распоряжений спилили.

– Несмотря на то что прошло уже шестьдесят лет, забыть такое невозможно, – признается Николай Васильевич и отводит взгляд в сторону. – Обязательно бываю возле памятника 9 Мая. Вспоминаю одноклассников, которым не суждено было стать взрослыми. У нас же здесь, в конце деревни, едва ли не в каждый дом пришла беда. Здесь неподалеку жили Климовичи, Герусы, Блищи, Артюшенко. И все они потеряли своих детей. Раньше практически вся деревня собиралась в этот день у памятника. Сейчас мы, выжившие при взрыве, собираемся вчетвером, когда получается. Общаемся, вспоминаем своих одноклассников, обязательно ходим к памятнику и на могилки. И вспоминаем, вспоминаем…

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity