Культура > Мода и стиль

3442

Между нами, девочками: почему в Речице так сложно подобрать красивое нижнее бельё?

 +

«Секса нет». Поколение постарше должно помнить эту крылатую фразу, а для тех, кто моложе, напомню. В 1980-х гг. тележурналист Владимир Познер провел несколько советско-американских телемостов. И вот идет телемост Ленинград-Бостон «Женщины говорят с женщинами». Одна из американок жалуется на то, что в рекламных роликах «все крутится вокруг секса». И тут советская женщина парирует: «Секса у нас нет, и мы категорически против этого».

Над нами хохотал весь мир, и мы тоже над собой. Эта фраза всплыла у меня совсем неожиданно несколько лет назад при посещении трикотажных магазинчиков, где торгуют нижним бельем: пижамы, ночные рубашки, топики и прочее. Пару строчек, две выточки – и вся фантазия. Недавно я опять проходила мимо и решила зайти. Конечно, ассортимент несколько иной. Но и среди этого изобилия трикотажа висят такие рубашки, которые я видела лет тридцать назад.

Этакие футляры на мебель. Я представляю наших дам в этом нижнем белье и внутренне не могу сдержать улыбку. А если примерить такой нижний наряд на Патрисию Каас? Представляете? Она же себя не узнает в зеркале. Её еще потом в чувства придется приводить. Я вам точно говорю. А нам ничего, да и цена – можно пока позволить. Мне кажется, даже по этим атрибутам можно судить, как дела в стране с сексом. Вот я и говорю: туго. Высокие технологии ведут человечество вперед. Открытия будоражат. Однако некоторые предприятия легпрома ситуацией с демографией в стране явно не озабочены.

Давайте задумаемся, кто-то ведь разрабатывает эти модели, кто-то утверждает, зарплату получает. Кто эти люди? О чем они думают? Работают же фирменные магазины по продаже нижнего белья в городах. «Милавица», например. Европа выставки проводит. Смотри, копируй, производи.

На днях встречаю приятельницу. Делюсь с ней своими соображениями по поводу трикотажа, того самого. Тему она охотно подхватывает:

– Вот захожу в магазин и вижу красивую ночную рубашку 44 размера, а я хочу, чтобы такой же модели была «ночнушка» 60 размера. Но вы ее здесь не найдете. Иду в «Миловицу». Но там другая история: все стильно, но дорого и до 54 размера. И второе: примеряя трикотажное платье или халат, меня не оставляет ощущение: чем размер больше, тем длина изделия меньше и меньше. Словом, мистика или экономия. Одно из двух.

Как-то я с коллегами с интересом рассматривала снимки с дефиле – школьники демонстрировали новые модели школьной одежды. И что же? Симпатичная малышня дефилировала в строгих грустных сарафанах в крупную клетку. Но не надо быть дизайнером, чтобы не знать: дети и крупный рисунок на одежке не самое удачное решение. Казалось бы, вот он, простор для фантазии, – школьная форма. Дерзайте! А фантазии-то и нет. И внутреннего ощущения красоты тоже.

Несколько лет назад одно из швейных предприятий Гомеля наладило выпуск футболок. Не простых, а с надписями «Хочу много денег. Работу не предлагать», «Воспитываю дочь. Поэтому строить дом и сажать дерево не вижу смысла». Ради прикола, дескать, востребовано молодежью. Вначале я услышала об этом. И не поверила ушам. Бред какой-то. Потом, когда увидела фото в интернете (действительно, этой продукцией торговали в минском ГУМе), я не поверила глазам. О чем это: дофенизм наступает или нечто другое, до понимания которого я не доросла?

Помню, как известный актер Андрей Данилко на одной из программ сказал, что искусство настоящее там, где присутствует категория прекрасного. А прекрасного много не бывает. Касается ли это души человека или одежды. Я правильно говорю?

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети