Общество > Сельская жизнь

3134

Люди Речицкого района. Прирастая правнуками, живут супруги Пинчуки из агрогородка Заходы

 +

Председатель Заходовского сельского Совета Наталья Леонидовна Смольская, откликаясь на просьбу назвать заслуживающего газетной публикации, ответила без раздумий: «Да хотя бы Степанида Филипповна». Последовала и фамилия – Пинчук. Через минуту-другую в журналистский блокнот легла запись: «Филипповна – местный ветеран-медик. Михаил Николаевич, муж, – ветеран сельскохозяйственного производства. Пинчуки уже отметили 50-летие совместной жизни. Прожили ее в семейном мире и согласии, которые бывают у людей, готовых ценить друг друга чуть ли не за каждый шаг…»

Такими Степанида Филипповна и Михаил Николаевич были на заре совместно-семейной жизни
Такими Степанида Филипповна и Михаил Николаевич были на заре совместно-семейной жизни

Отмеченное – вывод предварительный, который на основании мнения главы сельисполкома: Пинчуков знает не один год, как в Заходах знают их и многие иные. Такова особенность сельской местности.

Следующие минут пять – и мы у дома номер 4 по улице Советской. К центру Заходов тянется хорошим километром, беря начало как раз у дома Пинчуков.

Разговор со Степанидой Филипповной и Михаилом Николаевичем после того, как поискали глазами дом № 2, что должен предварять Советскую. Однако увидели лишь небольшое болотце-озерцо, заросшее седым камышом, вздрагивающим от всякого дуновения ветра. Как оказалось, нет и дома № 6. Они, дома № 2 и 6 некогда… сгинули от пожара. Было, огонь уже «лизал» и крышу Пинчуков. К счастью, дальнейшее распространение огненной беды удалось остановить…

До нашего приезда Степанида Филипповна беседовала с мальчуганом. Он, как узнали, один из ее правнуков. В том возрасте, когда строит планы на школьный рюкзак первоклассника Речицкой СШ № 2. Ибо Женька – речичанин. В Заходы же приехал с бабушкой Еленой.

Да, интересен и наш разговор со Степанидой Филипповной (был завязан на ее стезе медика и, конечно же, на чисто семейном).

Сама из деревни Рудец. Семь классов – в школе Дубровской. Знала своего будущего мужа: Михаил Николаевич некогда ранним утром так же, уже из Заходов, отправлялся в Дуброву.

После школы не раздумывала: профессия медика, как и учителя, в начале 1950-х была у сельчан в чести особой. Училась на курсах медсестер, что функционировали в тогдашнем райцентре Василевичи (позднее переведены в Речицу).

Начало самостоятельной работы в Дуброве. И ныне Степанида Филипповна свой труд под началом главврача Дубровской участковой больницы Николая Ивановича Локтика вспоминает с заметной ностальгией. Оно и понятно: молодость, любимое дело, уважение сельчан, планы на будущее.

Однако основная часть ее нивы народной медицины – в Заходах, в должности детской патронажной сестры: свыше 20 лет. Здесь (Заходы) нашла и лично- семейный очаг.

А что же Михаил Николаевич? Окончил Дубровскую семилетку. Затем Узнож, где имелась школа общеобразовательно-средняя. После ее окончания появилось желание поприща чисто рабочего. По комсомольской путевке остался в Донбассе, где на одной из тамошних угольных шахт освоил крепление штреков горных лав.

Нравилось ли занятие и имелись ли перспективы остаться в Украине? На данные вопросы четкого ответа у Михаила Николаевича нет. Ведь его шахтерский период сравнительно короткий. Все решил совет старшей сестры Нины. Она жила уже в Казахстане, на просторах которого развернулось освоение целины.

Целина – значимо-житейские страницы тысяч и тысяч юношей и девушек 1950–1960-х. Ведь их руками вершилось большое дело, направленное на обеспечение страны хлебом. Ибо еще недавно население большинства республик СССР испытывало серьезные проблемы с продовольствием. Положение начало меняться именно с первыми целинными урожаями.

Работая механизатором, Михаил Пинчук старался на совесть. Сегодня вспоминает длинные полосы, что нередко тянулись на десятки километров. Однако такая однообразность полесского парня, выросшего среди лесов Речицкого региона, тяготила изрядно. Как сегодня признается Михаил Николаевич, сердцем чувствовал, что долго на целине не задержится.

Многие и многие участники освоения целинных земель отмечены наградами (в основном медалями). До Михаила Пинчука такие «благодати» не дошли. Самое высокое – встреча с Юрием Алексеевичем Гагариным, на которую был отправлен вместе с десятком таких же молодых ударников- целинников.

Сестра Нина, проявляя житейскую дальновидность, посоветовала приобрести и специальность более основательную. Вот и стал дипломированным бухгалтером, окончив специализированную школу в Талды-Кургане.

Поработал по новой специальности на одной из казахстанских обувных фабрик. Возвращение же на родину состоялось к середине 1960-х. Объясняя случившееся, Михаил Николаевич опять-таки кивает в сторону сестры. Уже Марии, которая родные Заходы не покинула, соблазнившись найти себя в городе и оставив сельско-колхозный уклад.

В Заходах трудился и брат Анатолий. Колхозниками местного «Шлях Леніна» были и родители – Николай Федорович и Варвара Федосовна.

– Тянуло день ото дня, – вспоминает Михаил Николаевич. – У нас природа, а в Казахстане? Степь да степь. Нет, не по мне все это…

В родительском доме нашлось место ему, сыну и жене. И уже потом Михаил Николаевич и Степанида Филипповна взялись за возведение собственного «гнезда». А это нынешний дом 4 по ул. Советской.

В родных Заходах Михаил Николаевич, как и на целине, – механизатор. На специальность бухгалтерскую перешел после несчастного случая, приведшего к инвалидности.

Семья росла детьми, не испытывавшими нужды в куске хлеба. Ибо Пинчуки держали на подворье этакую живность, которую сегодня можно встретить лишь у истинного-настоящих сельских хозяев. Было, на пастбище отправляли две коровы и четверо телят. Дома оставались, не считая кур с петухами, утки, кролики, индюки.

Конечно же, столь богатое подворье требовало повседневного внимания и таких же хлопот. Благо, что им, Михаилу Николаевичу и Степаниде Филипповне, к сельскому труду не привыкать. Жить с собственного мозоля приучали и детей.

Вспоминая, Михаил Николаевич мыслями шагнул в далекое предвоенное, которое, надо признать, уже за дымкой туманной. Отметил: некогда род Пинчуков проживал не в Заходах, а на одном из ближайших хуторов. Сселение же началось ближе к началу 1940-х.

Не совсем понял вопрос, касающийся заходского хуторства, связанного не с крестьянством сельчан-полешуков, а сельчан… из немцев. Хотя во второй половине 1930-х в Заходах и на местных хуторах проживали десятки этнических немцев, попавших в наши «полестины» (в основном) перед началом Первой мировой войной, когда и царскому правительству была понятна возможность прямого столкновения с Австро-Венгерской монархией. Поэтому и принимались превентивные меры отселения этнических немцев из Галичины и т. д.

В 1933 г. немцы Заходов и ближайших хуторов почувствовали пристальное внимание со стороны ОГПУ. Давление лишь усиливалось, переходя от 3–5 лет исправительно-трудовых лагерей к срокам более серьезным и ВМН (высшая мера наказания; расстрел).

И, конечно же, к тому времени, как местная история Мишей Пинчуком начала восприниматься осознанно, никого из немцев в Заходах не осталось.

Напрашивается отметить: Заходским сельским Советом проделана большая работа по обследованию материально-бытовых условий местного населения. В акте по семье Пинчуков, даже не обращаясь с вопросами к Михаилу Николаевичу и Степаниде Филипповне, можно увидеть дочерей Елену (ему падчерица) и Аллу, сына Николая.

У Елены образование высшее агрономическое (окончила Белорусскую сельскохозяйственную академию). Трудилась по специальности и в родных Заходах. Сегодня специалист Речицкой районной семенной инспекции.

Алла – один из педагогов Бобруйска.

Николай – специалист-нефтяник. Живет, как и сестра Елена, в Речице. Бурильщик. Трудится (вахтовый метод) на Севере (Российская Федерация).

Дети – радость и опора заходских Пинчуков. Когда заглянули к Степаниде Филипповне и Михаилу Николаевичу, встретились с дочерью Еленой, зятем Василием. Те приехали в Заходы не скуки ради, а с помощью в дальнейшем благоустройстве. Она не связана с огородом, хотя приусадебный участок – 0,46 гектара (обрабатывается полностью; на подворье – хозяйственная живность из 10 голов домашней птицы).

А вот на сад надежда шаткая по причине высокого уровня грунтовых вод. Поэтому Степанида Филипповна и Михаил Николаевич скудность урожая фруктов во многом дружно объясняют запущенностью того озерца-болотца, что названо в начале данного материала. Вспоминают Леонида Борисовича Лещенко, стоявшего некогда во главе местного сельхозпредприятия «Заходы», считавшего оправданным заботиться и о чистке озерца.

Жилищные условия четы Пинчуков были бы в радость многим сельчанам-ровесникам. Ведь в доме четыре комнаты и кухня (общая площадь 70 м2, жилая –
60 м2). Паровое отопление. На улице водяная колонка.

Сегодня же перед домом бетонные кольца. В планах зятя Василия (по специальности строитель), используя помощь шурина Николая, кольца врыть в землю, чтобы, добыв воду, можно было насосом подавать ее в дом, устроив в жилище и теплый туалет.

Большое дело, когда родители в возрасте не остаются без повседневной помощи. Значит, были в свое время хорошими матерью и отцом, заслужив тем самым надежную опору в летах, при которых сторонняя помощь отнюдь не лишняя.

Степанида Филипповна с особой теплотой назвала шесть своих внуков. Подумала чуток, чтобы в «полном сборе» огласить и правнуков. Их-то трое. Это пока. Ибо вскоре должен появиться и правнук четвертый. Вот так-то…

Перед тем как сфотографироваться на память, Степанида Филипповна немного, да засмущалась. Казалось ей, что платок может быть «не тем». Дочь Елена успокоила: «Все в норме, мама».

Фотография, на которой Степанида Филипповна да Михаил Николаевич с дочерью Еленой, внуком Женькой и зятем Василием, – дополнительно-крошечный кусочек их семейного счастья. Когда надобно только одно – чуток бы здоровья.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети