Общество > Неформат

1396

"Нам разрешено стрелять на поражение". Полицейский из США приехал в отпуск в Минск и рассказал о своей работе

 1

«Нам разрешено стрелять на поражение, если существует угроза жизни. Но степень опасности каждый определяет сам», — рассуждает о стрельбе в США полицейский из Далласа Джозеф Шутц. Он приехал к друзьям в Минск на несколько дней и успел не только осмотреть достопримечательности, но и рассказать минчанам на встрече в библиотеке им. Пушкина о том, как работает техасская полиция, как стражи порядка выстраивают отношения с гражданами и почему в ситуациях со стрельбой в общественных местах не все однозначно.

37-летний Джозеф Шутц приехал в Минск в гости к другу и его семье
37-летний Джозеф Шутц приехал в Минск в гости к другу и его семье

Недавно исполнилось семь лет с того момента, как Джозеф начал работать в полиции. Раньше мужчина был успешным риелтором. Но гибель полицейского в штате Мичиган, откуда американец родом, сильно повлияла на него — Джозеф Шутц решил, что он должен послужить обществу.

Сейчас Джо один из 3300 офицеров, которые следят за порядком в городе с населением 1,3 миллиона человек.

«Самые часто совершаемые преступления легче всего предотвратить»

Департамент полиции Далласа делится на семь территориальных подразделений. Джозеф работает в северо-восточном, самом большом по площади и самом криминальном. В этом районе живет и большинство беженцев, приезжающих в город.

Помимо расследований, в обязанности Джо входит работа с населением и добровольцами. Он объясняет, что все меньше людей хотят стать полицейскими, и наборы в академию сокращаются. Офицеров становится меньше, и полиция старается наладить общение с гражданами. Так решают сразу две задачи: привлекают дополнительную помощь для профилактики преступлений и повышают интерес к профессии.

«Еще 100 лет назад полицейские патрулировали улицы пешком. Они знали местных жителей, жители знали их. Потом мы пересели в автомобили, и эта человеческая связь потерялась. И сейчас мы работаем над тем, чтобы снова установить ее».

Пешком офицеры патрулируют самые криминогенные районы, ходят по домам, знакомятся и общаются с жителями. Так они хотят показать, что за полицейской формой есть человек.

Когда в каком-то районе наблюдается рост преступности, полицейские сотрудничают с управляющими жилых комплексов. Вместе они организуют встречи с жильцами, учат их, как вести себя, чтобы не стать жертвой преступления. Полицейские также могут по желанию жильцов обследовать их дома на безопасность.

Следить за порядком полиции помогают прошедшие специальную подготовку граждане. Офицер приводит два примера такой помощи: добровольные патрули и контроль за соблюдением правил парковки.

Только в подразделении Джо добровольному патрулированию ежегодно обучают несколько сотен волонтеров. Добровольные патрули — это, в первую очередь, способ предупредить преступление, подчеркивает он. Волонтеры проходят 6-часовой курс подготовки, им выдается мигалка и магнитный знак на машину. Задача добровольных патрулей — объезжать улицы и сообщать о беспорядках полиции.

«Мы неоднократно повторяем таким патрульным, что их деятельность носит неконфликтный характер», — обращает внимание Джозеф. На практике это означает, что во время патрулирования люди не должны выходить из машины, не должны иметь при себе и использовать оружие.

250 добровольцев проводят на улицах сотни часов в месяц. По словам Джо, такие меры работают, и количество преступлений в местах работы патрульных сокращается.

«Те преступления, которые совершаются чаще всего, легче всего предотвратить. Это кражи из незакрытых гаражей и машин, проникновения в дома через открытые окна».

Интересно, что некоторых добровольцев отстраняли от участия в программе. Например, за попытку использовать свой статус, чтобы избежать штрафов за нарушение ПДД. «Это не сработает. Да, я полицейский, но на дороге я такой же водитель, как все остальные», — говорит американец.

Еще одна проблема, решать которую в Далласе помогают волонтеры, — это борьба с нарушением правил парковки.

Часто водители занимают парковочные места для инвалидов. Когда поступает сообщение о таком случае, офицеры не всегда могут выехать по вызову, чтобы зафиксировать нарушение. Поэтому волонтеры делают фото и посылают информацию полиции, которая затем выписывает нарушителю штраф. Его минимальный размер — 500 долларов США.

«Мы во многом полагаемся на жителей. И пытаемся максимально использовать те ресурсы, которыми располагаем, — объясняет Джо. — Наш опыт показал, что после снижения уровня преступности в одном районе благодаря работе добровольных патрулей, он возрастает в другом. Но ведь мы можем быть ответственны за порядок только в том месте, где живем. Стройте ваше сообщество сами».

«Перестаньте говорить ребенку, что он плохой. Это сработает»

Другое направление работы полиции в Далласе — это работа с детьми и подростками.

Дети из неблагополучных семей часто впервые видят полицейских, когда те приходят к ним домой, чтобы арестовать маму или папу, говорит Джо. Поэтому существует множество программ, направленных на создание позитивного имиджа полиции среди молодежи.

Самый простой способ улучшить его — общаться с детьми в привычной спокойной обстановке. Так, полицейские посещают уроки, проводят время со школьниками, играют с ними.

Существуют программы, направленные на то, чтобы заинтересовать подростков работой в полиции и, возможно, подтолкнуть их к выбору ее в качестве будущей профессии. Например, участники программы «Полицейские исследователи» — она рассчитана на подростков от 12 до 18 лет — несколько раз в неделю приходят в полицейские участки и помогают офицерам в их работе над раскрытием преступлений.

Одна из самых масштабных социальных инициатив полиции в Далласе — это спортивная программа для молодежи. Она начиналась с секций по футболу и боксу, но сейчас это целый набор подготовительных секций для колледжа, соревнования по баскетболу и другие спортивные события, которые проводятся при участии офицеров.

Джо рассказывает, что полиция также учредила благотворительный фонд для детей из бедных семей. Он финансирует занятия спортом для 30−40 детей из бедных семей, у которых нет возможности оплатить секции самостоятельно.

«Если им скучно, то пусть лучше возьмут мяч и гоняют его по полю, чем возьмут камень и бросят его в окно».

Для трудных подростков полицейские, по сути, становятся и менторами, и советчиками, отмечает американец. Джо считает, что важно достучатся до таких детей до того, как они совершат преступление и попадут в систему как правонарушители.

«Все любят помогать хорошим детям. Но я считаю, что мы должны находить сложных детей и пытаться изменить их. Таким детям постоянно говорят, что они плохие — в школе, дома. А вы попробуйте сказать такому ребенку, что он не плохой — и это сработает. Сработает в большинстве случаев, хотя потребуется время, чтобы шрамы в душе ребенка зажили».

50 тысяч арестов за год и право на открытое ношение оружия

Работает ли в США закон трех ошибок, задали вопрос из аудитории. Такие законы, принятые на уровне штатов, гласят, что судьи должны приговаривать тех, кто совершил три серьезных преступления, к более длительным срокам заключения по сравнению с тем, кто преступил закон впервые.

«В Далласе мы производим так много арестов, что на выходе сроки наказания получаются довольно мягкими. За исключением действительно тяжких преступлений», — отвечает Джозеф.

Он подкрепляет свой ответ цифрами: за год в городе провели около 50 тысяч арестов; при этом на 27 полицейских участков приходится одна тюрьма, рассчитанная на 7000 заключенных. Поэтому человек, совершивший тяжкое преступление впервые, может получить условный срок.

Нехватка мест в тюрьмах и наличие такого закона со временем становится проблемой. У того, кто совершил тяжкое преступление дважды, в случае преследования за третье выбор будет небольшой: сесть в тюрьму пожизненно, бежать или вступить в схватку с полицейскими. В большинстве случаев правонарушители выбирают второй или третий варианты.

Джо развенчивает еще один миф — о погонях за преступниками. Полицейские в Далласе будут преследовать только того, кто совершил тяжкое преступление с особой жестокостью. Но если человек украл что-то в супермаркете, он просто убежит. Офицеры могут попытаться догнать грабителя, однако тогда у них самих могут появиться проблемы.

Поэтому более эффективный, чем аресты и тюремные сроки, способ борьбы с преступностью — это борьба с бедностью. В Далласе, объясняет полицейский, существуют огромная пропасть между миллионерами и бедняками, эмигрантами, которые только приехали в США. Им помогают жильем и деньгами в течение первых полугода, но потом они должны обеспечивать себя самостоятельно. Работа с этими общинами помогает снизить преступность.

Что касается владения оружием, Техас движется в направлении большей свободы его ношения, чем ограничений. Например, недавно там разрешили носить оружие открыто, и теперь гражданам не нужно прятать его в общественных местах.

«Если человек идет по улице с винтовкой, полицейский не имеет права остановить его, чтобы узнать, если ли у того лицензия на оружие. На улицах можно увидеть пикапы, у которых дробовики торчат прямо из окон».

Сам Джозеф не против наличия оружия у населения, но считает, что оно не должно быть на виду. По его мнению, в конфликтной ситуации открытое ношение оружия лишний раз провоцирует людей его использовать.

Джозеф коснулся и случаев расстрела подозреваемых полицейскими. По закону полицейские могут применять силу, на порядок превосходящую ту, которую используют против них. То есть дубинку против кулака, пистолет против дубинки или ножа.

«Нам разрешено стрелять на поражение, если есть опасение, что существует угроза нашей или чьей-либо еще жизни. Но степень опасности каждый определяет сам — а это зависит от особенностей характера и уровня подготовки».

Бывает так, что офицеры узнают из СМИ, а не служебных сообщений, что полицейские снова убили подозреваемого во время преследования. Джо подчеркивает, что часто в таких случаях публика видит только короткую часть истории — ту, что попала на видео очевидцев. За кадром остается то, что предшествовало погоне, и расследование, которое всегда проводится после.

В его практике тоже бывали ситуации, в которых Джозеф мог применить оружие и мог бы стать героем скандальных заголовков. На один такой вызов он выехал вскоре после окончания учебы.

«Когда мы открыли дверь дома, там все было в крови. Нам навстречу вышла женщина и сказала, что нападавший все еще в доме, хотя обычно в таких случаях они исчезают еще до приезда полиции. Мы вошли, и мужчина закричал: „У меня есть оружие, я буду стрелять!“ В руке он держал что-то замотанное тканью. И тогда мы действительно могли и имели право открыть огонь», — вспоминает Джо.

«Белорусы удивлялись, что я решил приехать в Минск в отпуск»

В Минск Джозеф приехал к своему другу Майклу и его семье. Четыре дня он гулял по городу с утра до вечера, пробовал драники, покупал продукты на Комаровке и сходил на хоккей. Чтобы разговаривать с людьми на улицах, пользовался разговорником.

«Здесь классные люди! Всегда готовы помочь. Пара, с которой я познакомился в самолете, давала советы, куда сходить, и подвезла до города. Прохожая на улице помогла разобраться с метро и даже спустилась со мной вниз, чтобы помочь купить жетон. За все время не было ни одного неприятного собеседника».

Джо говорит, что минских дождей и холода он не испугался — в его родном штате Мичиган с октября по март погода такая же.

Удивила американца реакция местных на причину его приезда в Беларусь: «Они спрашивали: «Что, ты приехал сюда в отпуск? Да ладно, в Минск? Не может быть!»

Белорусская виза обошлась ему в 140 долларов, на ее получение ушло около недели. Но процесс подачи Джозеф считает сложным и говорит, что не справился бы сам без помощи друзей.

Напоследок мы спросили, за кого он будет голосовать на президенстских выборах.

«Я отвечу словами своего отца: ты имеешь право голосовать и имеешь право не говорить, за кого. Эта кампания довольно странная. Но я считаю, что Америка готова к женщине-президенту».

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети