В Беларуси

849

Остановилась стрелка на часах... Исполнилось девять дней, как ушел в мир иной Михаил Завадский

 +

…Мне повезло – судьба такая.
Я здесь живу, тобой горжусь.
Люблю тебя, земля святая,
Моя родная Беларусь.

Это строчки из стихов Михаила Ивановича Завадского – замечательного спортсмена, тренера, поэта и Человека! А ещё друга, мудрого советника и надёжного товарища. К великому нашему горю 18 октября этого года его не стало.

Мы с ним познакомились на почве творческих интересов – поэзии. Ей он уделял самое искреннее внимание, можно сказать, был горд тем, что и ему было позволено Богом прикоснуться к её сокровенным истокам.

Писал Михаил Иванович легко и понятно, как принято говорить, от души. Лирика, гражданская позиция, природные этюды и композиции, любовь, светлые воспоминания, сокровенные мечты и мысли – всё присутствовало в его стихах. То, что написал он, можно обобщить, назвав правдой жизни. Да, да – именно так! Потому что он и сам олицетворял её, олицетворял своей жизнью: требовательностью к себе и любовью к людям.

В его повседневных поступках было что-то такое, что заставляло равняться на него. Нет, это было лишено какой-то непонятной нарочитой значимости, экстравагантности, бравады или чудачества. На первый взгляд всё предлагаемое и освещаемое им было до наивности просто, но в этой простоте была изначально завуалированная суть нашего бытия, основа жизненных принципов, величие человеческих взаимоотношений без пафоса и тщеславия. Хочу вспомнить один небольшой эпизод, характеризующий его внутренний мир, так сказать, душевную суть.

На одном из заседаний литературного клуба, подготавливая к выпуску в печать поэтический сборник – альманах «Это город мой, это – Речица», посвященный 800-летию нашего города, мы разговорились о поэзии как таковой, то есть о её захватывающих, чарующих формах и форматах, о её влиянии на людской разум и сердца, о будоражащей и всепроникающей силе слова… И тут кто-то из присутствующих посетовал на то, что хорошим стихам обязательно должно сопутствовать вдохновение, но, к сожалению, его невозможно ежедневно находить в нашей будничной прозе жизни. И тогда Михаил Иванович как бы ненароком перевёл разговор совсем в другое русло. И предложил присутствующим посетить стрелковый клуб, где он работает. Это предложение для поэтов, можно сказать, было несколько неожиданно. Только представьте: где стихи, а где пушки? И, видимо, от такого противополярного нашей деятельности предложения, мы все, опешив, согласились. На завтра он встретил нас в тире, представил занимающимся там ребятам и взрослым спортсменам и чем полностью обескуражил нас – познакомил там же со своей супругой Эллой Ивановной, которая помогала ему и, как выяснилось, уже давно в его любимом стрелковом спорте.

Мы спросили: как она, женщина, пошла в такую специфичную и однозначно мужскую профессию? Элла Ивановна улыбнулась и сказала: «Вы знаете, когда-то Михаил Иванович будто бы невзначай привёл меня в тир и так захватывающе и убедительно показал мне это увлекательное занятие, что мне самой захотелось быть здесь рядом с ним. Именно самой! Это я уже потом догадалась, что моё «самостоятельное» решение было давно и «коварно» спланировано моим мужем. После этих слов она ласково посмотрела в его сторону и засмеялась. Мы тоже все улыбнулись и мысленно поаплодировали Михаилу Ивановичу.

Я не буду рассказывать, как мы стреляли из винтовок и пистолетов, как супружеская чета Завадских вежливо и корректно наставляла и учила нас этому непростому ремеслу, как мы забыли про свои не только творческие, но и жизненные заботы, как через это занятие мы почувствовали себя другими. Я скажу главное: из тира мы ушли какими-то одухотворенными, целеустремлёнными и с помолодевшими душами. Чувствовали себя, как после хорошего летнего ливня, смывшего всю пыль и грязь с зелёной листвы.

Конечно, этот поход не мог не отразиться и на наших творческих впечатлениях: сразу захотелось взять карандаш и поделиться своими мыслями об окружающем мире. Стихи посыпались как из рога изобилия, причём неплохие зрелые стихи…

Не сразу пришло понимание, почему всё так произошло. Михаил Иванович знал из спортивного опыта, как надо поступать, чтобы, переключив внимание с основного на второстепенное, взглянуть по-новому – шире – и посмотреть под другими углами на смысл происходящего, интересующего вас сейчас вопроса. Он поступал так всегда: как бы не навязывая своего мнения, добивался главного – понимания и душевной гармонии между людьми. Может, и поэтому у него были такие замечательные показатели в спорте и, конечно, в поэзии. Основательность – это тоже его. За что бы ни брался Михаил Иванович, он доводил дело до логического завершения, до совершенства.

Очень тонко и проницательно чувствовал жизнь и быстротечность отпущенного человеку времени, смог выразить всё это в одном четверостишье:

На сердце грусть,
мечты, видения,
Ветров осенняя печаль.
Уходят дни, часы, мгновения,
Уходит сказка. Очень жаль…

На такого человека, как он, хочется быть похожим и брать с него пример. Мы его любим, помним, скорбим.

С огромным уважением и соболезнованием родным и близким, коллеги и друзья по литературному творчеству:

Александр МИЛОВ,
Сергей КОМИССАРОВ,
Александр БАРАНОВСКИЙ

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity