Культура > История

5725

14 июня – 149 лет со дня рождения историка, этнографа, фольклориста, основоположника белорусской национальной историографии Митрофана Довнар-Запольского

 +

Митрофан Викторович Довнар-Запольский родился  2(14) июня 1867 г. в уездном городе Речица Минской губернии в семье коллежского секретаря, столоначальника уездного жандармского управления.

Довнар-Запольские исчисляли свою родословную с ХVI ст. и были разветвлены на шесть родов, каждый с которых пользовался единым гербом "Побог". От начала XVIII столетия документы фиксируют прочную семейную традицию армейской службы, с которой связывали свою судьбу большинство мужчин рода.

К ХІХ ст. Довнар-Запольские потеряли статус средней шляхты вместе со всеми земельными владениями, но сохранили достоинство фамилии как старинной шляхты. Тем не менее, российский Сенат по Герольдии в 1843 г. не  утвердил в дворянстве Российской империи два из шести родов, а остальные зачислил в первую часть родословной книги, куда заносились роды с приобретенным дворянством.

Герб Побог
Герб Побог

Только одна ветвь Довнаров, к которой и принадлежала семья Митрофана Викторовича, была занесена в шестую часть родословной книги Минской губернии как старинное потомственное дворянство. Этого сумел добиться в 1802 г. прадед Митрофана Антон для себя и своих сыновей Юзефа, Игнатия, Франца и Мартина.

Отец историка, Виктор Мартинович, который родился в 1827 г. в Речице, имея только домашнее образование, был назначен Минским губернским управлением в Речицкий уездный суд на вакансию писца среднего разряда.

Тогдашний Речицкий уезд был самым большим в Минской  губернии. Население города и уезда складывали преимущественно евреи и представители мелкой и безземельной шляхты. Государственные учреждения были предоставлены четырьмя полицейскими участками, построенной  как раз в год рождения Митрофана тюрьмой на четыре человека и судом по гражданским делам, где и начал работать Виктор Мартинович Довнар-Запольский. Он вступил в брак с местной дворянкой Александрой Станиславовной Линдахер, православного вероисповедания, и в этом браке родились пятеро детей, среди которых Митрофан был предпоследним. Вскоре семья распалась, мать с младшими дочерьми переехала в Болгарию, к старшему сыну Петру, который находился на болгарской военной службе.

Митрофан остался вместе с отцом, который смог дослужиться до должности столоначальника речицкого жандармского управления и получить чин коллежского секретаря, что соответствовало 10-му классу российского табеля о рангах, а значит, помещало семью на наиболее низкую ступеньку дворянской лестницы.

Можно полагать, что именно драматические семейные факторы – социальная ничтожность при шляхетской  родовитости, материальный недостаток, отеческая безнадзорность - способствовали формированию  мировоззрения, жизненных планов и амбиций М. Довнар-Запольского, его жажды интеллектуальной работы, карьерных достижений и материального благоустройства.

Из-за неустроенности и переездов семьи будущему исследователю довелось несколько раз менять место учебы - сначала это была Минская гимназия, затем Мозырьская шестиклассная прогимназия, а в 1885 г. он стал учащимся престижной Первой киевской классической мужской гимназии.

В шестнадцатилетнем возрасте М. Довнар-Запольский делает первые шаги в краеведческих исследованиях. В 1883 г. в популярном российском альманахе "Заря" появляется его первый, еще ни подписанной авторам, этюд "Из Мозыря", в 1885 г. он печатает в "Еженедельном обозрении" уже пять зарисовок, в Мозырьской прогимназии через одного с сотрудников П. Шейна М. Довнар-Запольский присоединился к сбору и обработки статистических сведений о Северно-Западном крае.

Большой университетский город стимулировал заинтересованность М.В. Довнар-Запольского наукой. Всего за 1888 г. гимназист опубликовал шесть исследовательских материалов, в том числе и первую свою брошюру "Белорусская свадьба и свадебные песни: (Этнографический этюд)", а также объемный очерк "Белорусское прошлое", в котором просматривалась  цельная концепция истории края.
Не будучи удовлетворенным гимназическим уровнем, М. Довнар-Запольский завязывает контакты с университетской средой - в начале 1888 г. он осмеливается представиться лидеру киевской историографической школы и своему наполовину земляку Владимиру Бонифатьевичу Антоновичу. Это встреча стола судьбоносной. Через 10 лет Довнар-Запольский с признательностью припоминал эту минуту: "я...тогда, еще не будучи в университете, явился к Вам в поисках, за наукой и учителем. Вы меня согрели и открыли двери в науку. С тех пор я не переставал рекомендоваться Вашим воспитанником..."

Восхищение славистикой вместо наград принесло первую серьезную проблему. М. Довнар-Запольский был исключен из выпускного класса гимназии за обнаружение гимназическим инспектором на его квартире запрещенных российской цензурой книг, среди которых были в основном произведении по славяноведению, привезенные из Болгарии во время посещения матери. Окончить среднее образование Довнар-Запольскому довелось только через полтора года, сдав экстерном экзамены во Второй  киевской гимназии.В 1889 г. М.В. Довнар-Запольский поступил на историко-филологический факультет Киевского университета Святого Владимира. Тогдашний университет являлся главным научным центром всего западного региона Российской империи, включая Украину, Беларусь и даже Польшу, которая до воссоздания в 1869 г. Варшавского университета не имела соответствующего учебного заведения. Закономерно, что в Киеве сложилась блестящая плеяда исследователей в том числе и историко-культурного наследия Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. До середины 1870-х гг. здесь работал один из лидеров мирового славяноведения Михайло Драгоманов, основатель федералистской теории развития восточнославянских народов. На историко-филологическом факультете на момент поступления туда М. Доўнар-Запольскага работали ученые с европейскими именами: филолог и декан историко-филологического факультета Т.Флоринский, историк и общественный деятель И. Лучицкий, его коллеги В. Иконников, С. Голубев (одновременно профессор Киевской духовной академии), М. Владимирский-Буданов.

Наиболее авторитетной фигурой киевской гуманистики был В. Антонович – ученый и популярный общественный деятель, сподвижник М. Драгоманова, основатель "хлопоманства" – украинского культурно-просветительского движения, активист "Старой Громады" – полулегальной украинской национальной организации, которая имела целью развитие экономичных и культурных сил края. Защитив докторскую диссертацию "Очерк истории Великого княжества Литовского до смерти великого князя Ольгерда",  В. Антонович с 1878 г. стал профессором Киевского университета и 30 лет возглавлял кафедру русской истории, сформировал собственную научную школу в российской историографии .

Как уже упоминалась, знакомство М. Довнар-Запольского с В. Антоновичем произошло еще во время учебы в гимназии. Можно полагать, что именно В. Антонович способствовал поступлению М. Довнар-Запольского в университет, он же опекался молодым исследователем все годы обучения. Для Митрофана Викторовича не существовала другого выбора, как специализация по кафедре русской истории. Тематика, на которой сосредоточивались ученики профессора, была связана с историей отдельных этно-территориальных единиц Древней Руси и Великого княжества Литовского. Многие авторы продолжали работу над этой проблематикой и после окончания университета, защищая магистерские и докторские диссертации. Под руководством Антоновича были подготовлены и опубликованы работы по истории Северской, Подольской, Волынской, Киевской, Смоленской земель от древности до средневековья. Таким образом складывалась киевская "областническая" школа истории, внутри которой формировались подходы к самостоятельной украинской и белорусской историографиям. Из этой школы вышел, например, Михаил Грушевский – основатель национальной концепции украинской истории. Его белорусской параллелью станет в будущем и М. Довнар-Запольский.

Войдя в школу В. Антоновича, М. Довнар-Запольский  продолжает разрабатывать белорусоведческую тематику. Студентом четвертого курса он издает свою первую монографию "Очерк истории Кривичской и Дреговичской земель до конца ХII столетия" (1891 г.),  готовит популярное дополнение к "Минскому листку" – "Календарь Северо-Западного края" на 1889 и 1890 гг., где помещает и собственные статьи по истории, этнографии, статистике Беларуси.

Самые активные контакты он поддерживает с земляками-белорусоведами А. Ельским, Е. Романовым, П. Слупским, А. Зиновьевым и пр. Подготовительному комитету Виленского археологического съезда он предлагает самостоятельный план научного исследования Беларуси, обязательными условиями которого отмечает опору на местные исследовательские силы, создание краевого ученого центра и  периодического издания, музея и библиотеки.

Несмотря на вывод Государственной экзаменационной комиссии Киевского университета о том, что выпускник М. Довнар-Запольский "обладает редкостным для его возраста объемом познаний, замечательным трудолюбием и выдающимися природными дарованиями", понадобились усилия и заботы В. Антоновича для преодоления репутации неблагонадежности и оставления в университете в качестве профессорского стипендиата.

Для продолжения научных занятий М. Довнар-Запольский направился в Московский архив Министерства юстиции России (МАМЮ), который получил на хранение один из самых ценных источников по истории Великого княжества Литовского, а значит и Беларуси – Метрику Литовскую.

С 1897 г. исследователь был зачислен на должность помощника архивариуса и его обязанностям становится сложение именного указателя и описание книг Литовской метрики. Помимо этого почти весь 1897 г. М. Довнар-Запольский провел в архивах Санкт-Петербурга и Варшавы. Во время работы в МАМЮ окончательно определились главные направления его ученых исследований - история экономики и археография. Первое воплотилось в подготовку магистерской диссертации "Государственное хозяйство Литовско-Русского государства", а второе реализовалось на должности секретаря Археографической комиссии при Московском Археологическом обществе. В течение пяти годов М.В. Довнар-Запольский фактически управлял работой комиссии,  подготовив к изданию несколько томов архивных материалов, в том числе том "Актов Литовско-Русского государства", который включил актовые документы Литовской Метрики . На молодого ученого обратил внимание Лев Толстой, который работал в тот период над романом о декабристах. Между М.В. Довнар-Запольским и наиболее близким толстовским кругом завязались активные контакты. М.В. Довнар-Запольскому было предложено редактирование планируемого литературно-публицистического еженедель-ника "Утро". Проект не был реализован из-за противодействия цензуры, но знакомство с Толстым не прерывалось вплоть до отъезда Митрофана Викторовича в Киев.

В 1899-1901 гг. М.В. Довнар-Запольский начинает преподавательскую деятельность в Московском университете в качества приват-доцента кафедры русской истории, которой руководил В. Ключевский.

Н.И.Зейферт, вторая жена М.В.Довнар-Запольского
Н.И.Зейферт, вторая жена М.В.Довнар-Запольского

Осенью 1901 г. произошла защита магистерской диссертации М. Довнар-Запольского "Государственное хозяйство Великого княжества Литовского при Ягеллонах" в Киевском университете. После защиты диссертации приказом министра просвещения М. Довнар-Запольский снова переводится в Киевский университет. Презентуя его научной общественности, декан историко-филологического факультета Т. Флоренский отметил, что "в целом ряду научных работ по архивному делу, а тоже и по этнографии родного ему белорусского края, г. Довнар-Запольский приобрел себе почетную ученую известность".

Двадцатилетний киевский период стал вершиной деятельности М. Довнар-Запольского как ученого и педагога. Именно в это время окончательно сформировались методологические позиции исследователя и вышли в свет наиболее известные его работы, сложилась собственная  научная историческая школа, какая успешно конкурировала с московской и петербургской.

В 1905 г. М. Довнар-Запольский успешно защищает докторскую диссертацию "Очерки по организации Западно-русского крестьянства в  ХVI в." Он издает также специальную работу, посвященную наиболее крупной в истории Беларуси аграрной реформе - "волочной помере" - "Крестьянская  реформа в Литовско-Русском государстве в половине  ХVI ст."

Возглавив кафедру русской истории после своего учителя В. Антоновича, М. Довнар-Запольский должен был переориентироваться на общероссийскую проблематику. Большая часть напечатанных им в этот период работ связана именно с нею, причем тематика работ очень разнообразна, а хронологически охватывает Древнюю Русь, Россию от средневековья до нового времени.

Помимо исследовательской М. Довнар-Запольский вел активную научно-педагогическую работу, итогом которой стало воспитание известных ученых-историков, среди которых: В. Базилевич, А. Оглоблин, А. Гневушев, Ф. Клименка, В. Романовский, П. Смирнов, М. Яницкий, Я. Сташевский, Н. Полонская-Василенко. Формой подготовки своих учеников, помимо традиционных лекций и семинаров, стал историко-краеведческий кружок, преобразованный в научную лабораторию с общей методологией исследований, которая опиралась на экономичный материализм, а также тематическим единством - изучением хозяйства отдельных территорий русских земель в средневековье. Напечатанные специальными альманахами, работы кружка стали полноправным пополнением историографии.

Дети М.В.Довнар-Запольского
Дети М.В.Довнар-Запольского

Особой страницей биографии М. Довнар-Запольского стала организационно-педагогическая деятельность. В 1907 г. созданные им же незадолго до этого частные коммерческие курсы его усилиями были преобразованы в Киевский  коммерческий институт. В течение 10 лет М. Довнар-Запольский являлся неизменным директором института и воплотил в него собственную модель высшего образования, основанную на сочетания фундаментальной теоретической подготовки с практичной направленностью обучения. Учебные планы были ориентированы на углубленное экономико-коммерческое образование в сочетании с юридической подготовкой и иностранными языками. Последнее объяснялась не только изучением заграничного экономичного опыта, но и учебными командировками студентов не только в европейские страны, но и в США, Японию, Турцию, Персию, Китай и т.д.

Опыт М. Довнар-Запольского как организатора образования был позже использован им при участии в создании Киевского археологического института, Боспорского и Азербайджанского университетов, а также проекта Белорусского университета.

Довольно многогранной была общественная деятельность М. Довнар-Запольского. В период революционного подъема и либерализации политической жизни  1905 г. интеллектуально-культурная элита Киева объединилась вокруг "Киевских откликов" - либерального издания, в редакционный совет которого вместе с С. Булгаковым, М. Бердяевым, Л. Шестовым, Я. Трубецким,  В. Короленко и другими вошел и М. Довнар-Запольский.

В 1902-1905 гг. М.В. Довнар-Запольский избирался гласным Киевской городской думы, где принимал активное участие в разработке вопросов социально-экономичной жизни Киева. В 1912 г. он стал одним из основателей и первым председателем управления Юго-Западного отделения Российской Экспортной Палаты. Одновременно М.В. Довнар-Запольский входил в руководство нескольких киевских банков, организационный комитет Всеукраинского Союза кооперативных домовладельческихх организаций, участвовал в  Первом Южно-Руссийском Торгово-промышленном съезде и Съезде деятелей по коммерческому судоходству и портовому делу на Юге России.

1917 год выдался трагично-переломным как для карьеры, да и для личной жизни  М.В. Довнар-Запольского, но в то же время он создал и новые перспективы общественно-ученой деятельности.

Вскоре после февральской революции возник  конфликт директора с лево-революционным студенческим комитетам Киевского Коммерческого института, который фактически забрал власть в институте и отклонил директора от работы. Одновременно разгорелся публичный скандал, связанный с "делом Сташевского" - выявлением фактов похищения учеником М. Довнар-Запольского архивных документов.

Эти события принудили к отставки с поста директора института и вызвали студенческие обструкции в университете. М.Довнар-Запольский, который при самодержавии имел репутацию вольнодумца и либерала, был обвиненный уже как преданный царскому режиму "реакционер". Киевский Совет депутатов, где преобладали левые силы, завел на историка дело о его сотрудничестве с царским режимом. По свидетельству Н. Полонской-Василенко, процесс мог закончиться даже смертельным приговорам. Решающую роль сыграло покровительство друзей и учеников – в марте 1917 г., комиссия комиссаров признала отсутствие "состава преступления" и сняла  обвинения.

Ученый продолжил свою деятельность, он становится одним с инициаторов создания и первым директором Киевского археологического института.

М. Довнар-Запольский патриотично воспринял рост движения за государственное самоопределение Беларуси.

С весны 1918 г. самым активным образом он включается в работу белорусских организаций в Киеве, печатается в новооснованных газетах "Белорусское слово" и "Белорусское эхо", участвует в белорусско-украинских дипломатических переговорах, создает и возглавляет Белорусскую торговую палату в Киеве. Значительные усилия были приложены им вместе с академиком Я. Карским к разработке модели  создания Белорусского университета.

Но самым важным вкладом М. Довнар-Запольского в белорусскую идею стала работа "Основы государственности Беларуси" - первая попытка научного обоснования исторической закономерности государственного самоопределения белорусского народа.События гражданской войны, которые все сильнее разгорались и в Беларуси, и в Украине, перечеркнули общественные и личные планы. С установлением большевистской власти в Киеве начинаются новые преследования, а также разворачивается семейная драма М.В. Довнар-Запольского. Двое его сыновей, увлекшись большевистской агитацией, публично отказались от отца-"реакционера" и активно включились в деятельность Киевского ревкома и Красной гвардии.  В 1919 г. оба ушли с жизни во возрасте 20 и 21 годов.

Почти парализованной оказалась работа Киевского университета и Археологического института. Поэтому,  когда в декабре 1919 г. к Киеву очередной раз подступили большевистские войска, М. Довнар-Запольский навсегда покидает город и переезжает  в Новочеркаск, где в эвакуации находились его сестры.

Вскоре судьба забрасывает его в Крым. Отрезанный от Киева деникинским фронтом, в Керчи М. Довнар-Запольский инициирует и готовит открытие Боспорского университета, который начал работу в марте 1920 г.

Приход Красной армии и большевицкой власти в Крым заканчивается для М. Довнар-Запольского новым арестам и угрозой революционного трибунала. Тяжело больного ученого чекисты этапируют в Харьков, где были вынуждены поместить его в госпиталь.

Снова спасенный близкими, М. Довнар-Запольский около двух годов проводить в Харькове, работает в Харьковском институте народного образования - советской модели бывшего Харьковского университета, а также в Институте Народного хозяйства. Но состояние здоровья ученого требовало более сухого и устойчивого климата. Не очень удовлетворяли также условия работы в ХИНО. Потому, получив приглашение в новооснованный Азербайджанский университет, М. Довнар-Запольский переезжает в БакуС февраля 1922 г. он работает профессорам кафедры истории хозяйства Азербайджанского университета, а вскоре становится его первым проректорам. Помимо этого он занимает должность профессора Бакинского политехнического института, назначается начальником Управления торговли и промышленности Наркомата АзССР, стал организаторам и директорам сельскохозяйственного и торгово-промышленного музеев.

В Баку М. Довнар-Запольский возвращается к научно-публикаторской деятельности, которая была прервана обстоятельствами предыдущей жизни.

По свидетельству В. Пичеты, еще в 1921 г. М. Довнар-Запольскому было сделано первое приглашение переехать на работу в Беларусь, но откликнуться на его тогда не позволило  состояние здоровья, хотя в письме  своему бывшему ученику, а теперь ректору Белорусского университета, ученый подчеркнул, что хорошо осознает "свою обязанность быть в Минске".

М.В. Довнар-Запольский среди сотрудников Инбелкульта
М.В. Довнар-Запольский среди сотрудников Инбелкульта

В 1924 г., оставаясь в Баку, М. Довнар-Запольский, как "выдающийся представитель науки", избирается действительным членом Института белорусской культуры. Только в 1925 г. после нового приглашения наркома просвещения А. Балицкого и председателя Института Белорусской культуры С. Некрашевича Митрофан Викторович переезжает в Минск, где начинает работу в Институте белорусской культуры, а также в Белорусском государственном университете в качества профессора кафедры истории народного хозяйства СССР и кафедры истории хозяйственного быта Европы.

Одним из первых шагов научно-организационной деятельности ученого на родине стола инициатива создания Археографической комиссии при Историко-археологической секции Инбелкульта, которую он сам и возглавил. В качества первоочередной задачи этой комиссии, без решения которой, по его мнению, было невозможно становление национальной историографии, М. Довнар-Запольский называет необходимость реституции белорусских архивов, а также издание Литовской Метрики. Итогом менее чем  одногодичной работы комиссии под руководством М. Довнар-Запольского стала подготовка первого тома "Белорусского архива" - сборника  актовых документов Литовской метрики.

За очень краткий термин нахождения на родине ученый готовит к печати две масштабные работы - "Народное хозяйство Белоруссии 1861-1914 гг." и "Историю Белоруссии". Первая вышла в издательстве Госплана БССР в 1926 г.  и встретила положительные рецензии, как историков, так и экономистов. Второй работе было суждено пролежать в закрытом фонде партийного архива около 50 лет и стать причиной удаления ученого с Советской Беларуси.

С женой Надеждой Марковной (к. 1925 г.)
С женой Надеждой Марковной (к. 1925 г.)

"История Белоруссии" получила разгромную рецензию тогдашнего политчиновника, а через несколько лет - уже директора Института истории и академика Академии наук Беларуси В. Сербенты. 28 января 1926 г. закрытое заседание Бюро ЦК КП(б)Б специально рассмотрело вопрос об "Истории Белоруссии" и признала невозможным издание книги "как выражающей позицию белорусского национал-демократизма и в корне искажающую историю Белоруссии".

В невозможности держать ученого под контролем власти окончательно убедились после "несанкционированной" встречи ученого с одним из белорусских послов в польском сейме. "Дело Довнар-Запольского" снова было рассмотрено на закрытом заседании ЦК Компартии Беларуси, которое постановило необходимым "организовать отъезд" М.В. Довнар-Запольского из БССР". Осенью 1926 г. ученый покидает Минск.

Последние годы...
Последние годы...

Последний период своей жизни М.В. Довнар-Запольский прожил в Москве, по-прежнему продолжая очень активную жизнь. Он преподавал экономичную географию в Институте народного хозяйства, занимал должность профессора в Тимирязевской сельскохозяйственной академии, являлся научным сотрудником Российской академии общественных наук, работал в Московском губплане, Научно-исследовательском институте пушного хозяйства Народного комиссариата внешней торговли.

В Москве М. Довнар-Запольский не покидал попыток поддерживать ученые контакты с Беларусью, которые встречались официальным Минском категорически отрицательно. В конце 1930 г. на предложение Российской академии наук дать рекомендацию на избрание ученого в действительные члены академии ЦК КП(б)Б постановил: "Сообщить ЦК Все[российской]КП(б) о том, что ЦК(б)Б категорически возражает против кандидатуры Довнар-Запольского академиком в академию Наук СССР".

Памятник в Речице
Памятник в Речице

С конца 20-х годов, с началом сталинского  "большого перелома" в стране, отношение к старой интеллигенции становится все более репрессивным. Отъезд из Минска позволил М. Довнар-Запольскому избежать судьбы своих сподвижников и учеников, осужденных в 1930 г. по сфальсифицированному делу "Союза освобождения Беларуси". Однако в течение 1930-1934 гг. все его работы подпали под жестокую критику, а его последняя книга, подготовленная в 1930 г., была уничтожена уже в типографском наборе. Упреки в неортодоксальном марксизме партийные рецензенты сочетали с прямыми обвинениями в неонародничестве, идеологическом обосновании "национал-демократизма", а белорусский академик В. Щербаков приравнял М. Довнар-Запольского к агентам фашизма.

Апофеозом погрома творчества ученого стал 1934 г., когда политические обвинения были перенесены на всю школу М. Довнар-Запольского. Ей были приписаны одновременно и украинско-белорусский национализм, и "российская великодержавность", и национал-фашизм. В разгар новой кампании критики 30 сентября 1934 г. М. Довнар-Запольский умер от сердечного приступа. Тело его было кремировано, прах погребен в колумбарии Донского кладбища в Москве.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети