Культура > История

340

Мода на «псевдоисторичность» захватила и некоторых историков

 +

Красным по белому

Новая мода среди решивших вдруг стать «чэснымi» историков: оправдывать бчб-флаг некоей «историчностью». Кандидат наук Владимир Ляховский, например, начинает с того, что «сочетания красного и зеленого цветов вообще очень нетипичны для европейской традиционной геральдики и вексиллологии». Он медаль от печально известного нашего ПЕН-центра, где Алексиевич все еще заправляет, получил. Надо соответствовать.

Но факты есть факты, и ученый проговаривается: «Кресовые» поляки в 1917—1918 годах активно популяризировали в Беларуси старый красно-бело-красный флаг Речи Посполитой, претендуя на создание польского национального государства в границах 1772 года (с включением белорусских, литовских и украинских земель). Но эта инициатива не имела успеха и вскоре канула в Лету». Историк будто не знает, что нехта сидит в Варшаве. Что Летой теперь называют Вислу. Не слышал, что гуайдихе дали там виллу. Не видел, как на дне машины польского посла предатели покидали Беларусь. Он — архивист, не до того ему. 

И буквы, и строчки заплакали вдруг

В предыдущих статьях о спекуляциях на тему псевдонациональной атрибутики («СБ. Беларусь сегодня», 10.09.2020 и 12.09.2020) была показана недогосударственность БНР. Внешнее управление ею со стороны оккупировавших пол-Беларуси германцев. И что бчб-символика не только не имеет отношения к белорусской государственности. Она испачкана кровью и пеплом сожженных белорусов. И для нас теперь должна стать в один ряд с нацистской символикой, как это и было во время Великой Отечественной войны.

Собственно, Ляховский подтверждает: «Бчб-символика… оставалась главным атрибутом… в эмиграции». А потом эмигранты вернулись — в фашистских обозах: «Наиболее широко герб «погоня» и бчб-флаг начали использоваться накануне и в период проведения так называемого Второго белорусского конгресса, всего за несколько месяцев до прихода Советской армии. Они… являлись официальными символами всех основных белорусских национальных партий, общественных и культурных учреждений и организаций, включая ученические и студенческие кружки и союзы».

Вот подлинные тексты телеграмм Гитлеру. Тех еще телеграмм, не нынешних. Хотя современные телеграм-каналы, вещающие с Запада на Беларусь, могли бы подписаться почти под каждым словом. Пишут члены тех самых «национальных партий, учреждений и организаций»:

«Руководителю Великой Германии. Второй Всебелорусский конгресс поручил мне послать Вам, фюрер, приветствие и заверить Вас, что белорусский народ будет несломно сражаться рядом с немецким солдатом против совместного нашего врага — большевизма. Мы надеемся и верим в окончательную победу, которая, под Вашим руководством, при строительстве Новой Европы принесет счастливое будущее белорусскому народу».

«Белорусская самопомощь шлет Вам Рейхсканцлер от имени всего Белорусского Народа искреннее поздравление по случаю 10 годовщины эпохи, которая под Вашим руководством, под флагом национал-социализма создала Великую Германию… Весь белорусский народ стоит непоколебимо при великом немецком народе, готов бороться и отдать все для скорейшей победы над еврейско-плютократичным миром и большевизмом».

«От имени Белорусского народа позволю себе Наш Экселенц к дню Вашего рождения пожелать всего наилучшего, особенно как можно быстрейшего выполнения идеалов Новой Европы. Мы выражаем надежду, что Белорусский народ в новой, вами построенной Европе, займет свое место рядом с другими свободными народами и наш народ готов приложить все силы для этой доброй цели».

Каждая из этих мерзостей (сказанных, как видим, от имени народа — будто ТУТ.бай с «Нiвай» вчера писали) заверена печатью — с тем самым гербом тех самых бчб-цветов. А зная биографии подписантов, можно уверенно добавить: националист никогда не желает счастья своему народу, он преследует свою узкокорыстную цель.

Но Ляховский непоколебим: «Бчб-флаг ассоциируется также с независимостью нашей страны». Надо полагать, в новой, Нашим Экселенцем построенной Европе.

Колышется ветром бумажный листок

Владимир Снапковский, доктор исторических наук, декларирует: «Под бчб-флагом формировалось национальное самосознание белорусов в XX веке». Непонятно, правда, каких именно белорусов профессор имеет в виду. Нещадно угнетаемых поляками к западу от Минска? Сбежавших еще дальше и нашедших себе покровителей-нацистов? Потому что у всех остальных формирование проходило под красным, затем — красно-зеленым флагом.

«Напомню, — говорит доктор, — РОА Власова воевала под триколором, который сейчас является государственным флагом РФ». Для начала, профессор, это не научный аргумент. Вы еще эстонцев с латышами и их легализованными эсэсовцами в пример приведите.

Наконец Власова повесили, а власовцев сурово наказали. Вы же, целый доктор исторических наук, слова худого не сказали про своих полицаев и коллаборантов, вешателей и предателей, подстилок и прихвостней, служивших за похлебку. С бчб-символикой на рукаве и над головой.

«Реакция противников бчб-флага довольно примитивная», — снисходительно замечает Снапковский. «Знаете, я когда вижу его, бчб-флаг… — размышляет народный артист СССР и Беларуси Геннадий Овсянников. — Вот вы помните, как евреев под ним расстреливали? А я помню, сам видел». Может, наш профессор не тем в жизни занимается, коли артист историю знает, а доктор исторических наук — нет?

«Налицо тенденция к принятию бчб-флага все более широким спектром белорусского общества, — мечтает историк, — поскольку она отражает глубокие вековые чаяния белорусского народа к свободе и независимости». Извиним профессору непонимание употребляемых с целью наукообразия слов, ибо здесь вообще что ни слово, то неправда.

Но мечты доктора Снапковского конкретизирует кандидат Ляховский: «Бчб-флаг, который ассоциируется с независимостью нашей страны, в любом случае должен получить правовой иммунитет от идеологического осквернения и прямых репрессий». Видимо, примерно так же, как правовой иммунитет получили все прибалтийские эсэсовцы, украинские бандеровцы и другие, запятнавшие себя кровью, националисты.

Фактически таким историкам осталось сделать лишь один шаг. Хорошо известный, многократно описанный в истории: «Убей жида и комиссара». 

Висит на заборе

Однако в жизни все не так, как представляется отдельным профессорам и отмеченным пеновцами архивистам. Белорусское общество в массе своей уже потеряло интерес к «историчности» придуманных на коленке символов. Отброшена за невостребованностью и идея «адраджэння», прежде всего потому, что не повешены собственные власовы. Бчб-символы для массы населения сейчас олицетворяют протест. Если ты «супраць» — одевайся в бчб, а анархист ты, футбольный фанат, уголовник или интеллектуал, не важно.

Протест существует всегда, он есть в любом обществе, это диалектика. Во времена, когда СССР добился всеобщей поголовной грамотности, на всех сарайках, гаражах и заборах стало появляться слово… пусть будет, как в анекдоте, «мир». В буквенном и графическом исполнении.

Сейчас на тех же самых местах висят ленточки, рисуются граффити и пачкается в бчб-цвета все, на что упал жаждущий самовыражения глаз. Современной молодежи лень писать — она рисует. А что может быть проще, чем по белому мазануть красным? Каждый сумеет. Хороша национальная символика, не требующая ни умственных, ни трудовых затрат, правда? Оригинален и неповторим замысел Дуж-Душевского, нет сомнений.

Трансформацию бчб из псевдо (но все же историчного) поля через попытку «адраджэння» (пусть и негодными средствами) к уровню надписей на заборах еще предстоит осмыслить культурологам. И историкам — но тем позже. Когда «протест» увянет (а он увянет, ибо бесцелен и неосмыслен) и малевание бчб окончательно станет показателем малокультурности, эпатажной пубертатности и, как следствие, маргинальности «протестантов».

Когда до всего белорусского общества дойдет: вешать бчб-ленточки на заборы и пачкать стены словом… «мир» — явления одного культурного порядка. И в рассматриваемом случае означает близость авторов сих перформансов к социальному дну.

Вот эту тенденцию уже можно наблюдать даже в «протестной» среде. Недавно один задержанный во время незаконной акции, не молоденький, ехал уже в автозаке. И нашел на полу бчб-флаг. И обиделся, и даже с собой в Жодино привез: «Так нельга, гэта наш сiмвал!» Спроси ты его, символ чего — обидится еще, в харю полезет, понятно же… протеста, чего же еще. Нашел бы на полу чинарик — и его прихватил бы. Чуть что, сказал бы, что «гэта наш герб».

Для самых упертых, со слезой вспоминающих, как воин перевязал рану белой повязкой, а на ней выступила кровь, можно рассказать и о последних научных изысканиях наших соседей. Воином тем был, как теперь выясняется, Микола Щорс, помните: «Голова обвязана, кровь на рукаве»? Было это на Волыни. Заметил же сей исторический акт и впервые достоверно положил его на бумагу Михайло Эпштейн-Голодный, родом из Бахмута Екатеринославской губернии.

Из чего исторически вытекает: все, что под бчб-флагом рядом с Волынью (скажем, Полесье), должно по праву являться наследием потомков древних укров. А поскольку потомки укров обязательно «переможуть» — когда-нибудь — потомков ляхов, то и половина Беларуси будет исторически управляться ими.

Та, где на заборах несмышленые и бескультурные все еще рисуют красным по белому. 

Анатолий БАДУЛИН, кандидат исторических наук.

Андрей МУКОВОЗЧИК.

mukovoz@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки на оригинальную пуликацию СБ.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity