Культура > История

941

Речица держала оборону…

 +

18 ноября – День освобождения Речицы и района от немецко-фашистских захватчиков

18 ноября 1943 года город в основном был очищен от немецко-фашистских захватчиков. Хотя отдельные стычки еще продолжались на протяжении нескольких последующих дней. Особенно со стороны деревни Жмуровка.

 

Фронт покатился в сторону бывшего Паричского, а также соседствующего Жлобинского районов. До начала операции «Багратион», когда бегство немцев стало окончательным, оставалось несколько месяцев. И данное время Речицу держало в напряжении практически ежедневно. Что было связано с железнодорожным мостом, задействованием которого фронт получал военные грузы, необходимые для подготовки мощного наступления на врага, запланированного на лето 1944-го.

Директивой Генерального штаба Красной Армии в Речицу был направлен один из первых на то время радаров – в составе 210-й отдельной батареи и станции артиллерийского наведения. Согласно воспоминаниям А. Львовича, бывшего командира 210-й отдельной радиолокационной батареи артиллерийского наведения 4-го корпуса противовоздушной обороны, приборы и оборудование прибыли из Москвы в апреле 1944 года. Радиолокатор должен был серьезно усилить эффективность огня уже размещенных в Речице зенитных батарей.

210-я отдельная заняла позиции рядом с бывшей городской больницей № 1 (позднее костно-туберкулезный санаторий «Речица»). Была хорошо замаскирована. Хотя снаружи опытный глаз мог заметить две установки: приемную и передающую.

Радиолокатор имел большую дальность действия в режиме «Поиск». В случае приближения воздушного противника переходил на пеленг, т. е. довольно точное сопровождение цели с выдачей данных для стрельбы орудий зенитной обороны. Практически радиолокационная батарея находилась в полной боевой готовности на протяжении всех суток. В любую погоду.

Начальником же противовоздушной обороны Речицы с марта по август 1944 года являлся командир 290-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона майор Новиков.

В систему обороны входили не только зенитные батареи, но и иные армейские подразделения. В их числе: саперный полк, дислоцировавшийся в пригороде и призванный маскировать от налета вражеских бомбардировщиков дымовой завесой железнодорожный мост через Днепр, а вместе с ним и переправу. Получалось: подразделения противовоздушной обороны обеспечивали охрану железнодорожного моста, являющегося единственной надежной артерией обеспечения фронта военными грузами; охраняли переправу, сооруженную из древесины, а равно и железнодорожную станцию «Речица», иные коммуникации и объекты города, имеющие важное значение для последующего наступления. Если говорить о мощи огневой, то это 15 зенитных артиллерийских батарей среднего и малого калибров, два зенитных бронепоезда, зенитная батарея Днепровской военной флотилии.

В составе названной выше 210-й отдельной батареи – в основном молодежь, немало и девушек. «Вспоминая то время, – отмечал А. Львович, – я вижу лица лучших операторов радара – ефрейторов Федора Гладкова, Юрия Балбекова, Льва Шефтера, Н. Неижмана, младшего сержанта Галины Спепаничевой, рядового П. Селезнева, ефрейторов с передающей установки Антонины Киселевой и Михаила Илюнина, дикторов ефрейторов Аси Каштановой, Зины Бескиезовой, З. Кузнецовой, планшетистов Николая Харитонова, Галины Стрельниковой, Гончарова, радистов Тимофея Шмарко и Сорокина. Командирами боевых расчетов являлись гвардии старший сержант И. Бондарев и старшина В. Кононов.

В те напряженные дни мы ежеминутно несли дежурство на боевых постах.

Фашистские стервятники рвались к объектам, однако их встречала стена точного зенитного огня, а также наши самолеты-истребители. Как правило, бомбардировщики противника «Юнкерс-88», «Юнкерс- 87», «Хейнкель-111» были вынуждены бросать бомбы где придется, но только не на объекты.

Фашистские ассы не смогли достичь успеха в ночных полетах, и тогда они сменили тактику: начали наседать днем. Теперь они подходили к объектам или на слишком малых, или на крайне больших высотах. Но и здесь у них ничего не получалось, ибо им мешали вести прицельную бомбардировку зенитные бронепоезда, один из которых размещался около железнодорожного моста, а второй – около железнодорожной станции «Речица». Конечно же, огонь зенитных батарей корректировала наша станция артиллерийского наведения. Только 22 июня (1944 г.) было отбито 20 налетов фашистской авиации».

Ему, командиру 210-й отдельной радиолокационной батареи артиллерийского наведения 4-го корпуса противовоздушной обороны, особенно был памятен налет вражеской авиации, что имел место в начале июня 1944 года, случившийся в середине дня. Тогда «…фашистский бомбардировщик «Юнкерс-88» приближался к нам на высоте семи тысяч метров. Самолет был обнаружен. Прозвучали удары колокола. Радар поймал цель. Я подал команду на сопровождение противника и выдачу координатов его движения на зенитные батареи. Залпы наших батарей около Днепра раздались через несколько секунд. Путь бомбардировщику противника преградила поистине стена разрывов. Самолет был вынужден отклониться от намеченного курса. Высота полета не помогла ему…»

К сожалению, было не всегда так, как в памятный для А. Львовича день начала июня 1944 года. Ибо до этого немецкая авиация, прорвавшись сквозь зенитные заграждения и не сумев поразить железнодорожный мост, свой смертоносный груз сбросила на мирные объекты, что имело место в конце мая 1944 года.

Обратимся к воспоминаниям речичанки М. М. Анисимовой:

 «…Мы жили в Казазаевке (теперь улица Первомайская). Мне было тогда четыре годика. Так что приходится ссылаться и на услышанное от матери. Уже позже, когда подросла.

Так вот, на берегу Днепра стояли зенитчицы и еще одна воинская часть. Ее солдаты жили по домам. Солдатик-постоялец квартировал и у нас.

Время клонилось к вечеру. Мама куда-то вышла. В доме я и мой девятилетний братик. Наш постоялец сел за стол, чтобы написать домой письмо.

То, что вскоре началось, походило на страшный сон.

Никто не мог предположить, что самолеты, которые появились над Речицей, не наши, а немецкие. Они пытались прорваться к железнодорожному мосту. Но этому мешали наши зенитки. И тогда фашисты сделали разворот, стали сбрасывать бомбы на жилые дома. Одна из них и попала в наш дом. Братика убило. Я была вся изранена, особенно пострадала нога. Сильное ранение в живот получил наш солдатик. Его тут же забрали сослуживцы. Мама не успела спросить у них ни имен, ни фамилий. Все совсем молодые…

Меня лечили вместе с солдатами в госпитале, который затем стал республиканским костно-туберкулезным санаторием «Речица».

Храню вырезку материала «Дняпроўца» за 1996 год. Это воспоминание А. Рева, капитана в отставке, ветерана Великой Отечественной войны, жителя села Мазки Прилукского района Черниговской области (Украина).

Он вспоминал: «Немцы пускали по Днепру плавающие торпеды с закрылками, которые могли зацепиться за опоры железнодорожного моста, но наши дозорные-разведчики эти торпеды обнаруживали, расстреливали на воде.

А вскоре оборона моста усилилась зенитным батальоном. Он был сформирован из девушек Черниговщины. Им-то и пришлось отражать налет вражеской авиации в конце мая 1944-го.

Мост уцелел. Однако смертоносный груз упал на боевые порядки его защитниц, а одна из бомб – в окоп.

Погибли 26 юных зенитчиц. Их похоронили на берегу Днепра. Погиб и красноармеец Евгений Лубовский, который воевал вместе с сыном…»

…Последствия налета вражеской авиации на Речицу не были освещены в районной газете «Зара Комуны». Вместо этого (номер от 28 мая) появился материал «Быть готовым к обороне» (перевод с белорусского языка): «Вражеские самолеты, которым удается временами прорваться через линию фронта, подвергают бомбардировке населенные пункты тыла. Обороняясь от воздушного нападения, каждый гражданин должен проявлять исключительную дисциплину и выдержку.

Необходимо помнить, что фашистский зверь смертельно ранен, но не добит, что требуется еще немало напряжений, чтобы окончательно уничтожить его.

Достичь победы с наименьшими потерями, сберечь в борьбе с немецкими бандитами жизнь наших граждан и созданные ими материальные ценности – вот серьезная и важная задача.

Для этой цели везде, в каждом доме, на каждом предприятии и учреждении необходимо ежедневно и старательно проверять готовность к обороне от воздушного врага средств обороны от зажигательных бомб, подготовить недостающее оборудование. Необходимо создать требуемое число укрытий и ячеек, старательно подготовить их и закрепить к ним жителей, особенно стариков и детей.

Все взрослое население должно принимать активное участие в группах самообороны.

Каждый дом, завод, каждое предприятие, отвоеванное от огня, защищенное от действия фугасных бомб, каждая сохраненная жизнь – реальная помощь фронту, это сила, вложенная в удар по фашистским ордам. Помощь фронту зависит от качества работы в тылу, от качества работы местной противопожарной обороны.

Единством и дисциплиной претворим наш город и дома в неприступную крепость обороны, большевистской настойчивостью укрепим дело местной службы противовоздушной обороны, добиваясь такого его качества, которого от всех от нас требует тов. Сталин.

КРИВОШЕЕВ».

Кем являлся автор статьи? Вопрос остается без ответа. Во всяком случае в газетных публикациях «Зары Комуны» фамилия Кривошеев больше не встречается (1944–1945 гг.). Можно предполагать, что в 1944 году в Речице каким-то образом оказался один из организаторов пожарного дела СССР (в начале 1920-х – заведующий Центральным пожарным отделом ГУКХ НКВД) А. Г. Кривошеев.

Через две недели в «Зары Комуны» (номер от 11 июня) появилась новая публикация на тему пожарной безопасности под названием «Своевременно принять меры против пожаров» (перевод на русский язык):

«Фашистские мерзавцы совершают бандитские нападения на мирные селения тыла. Немецкие сатрапы жаждут крови и разрушений.

Возможно, что враг, озлобленный приближением гибели, еще не раз попробует совершить налеты на наш город. В целях предупреждения пожаров, которые могут возникнуть от зажигательных бомб, необходимо старательно проверить готовность к противовоздушной обороне. Необходимо, чтобы на каждом предприятии, учреждении, среди всего населения города были организованы звенья местной противовоздушной обороны. Необходимо иметь в достаточном количестве средства противопожарного имущества. Как на предприятиях и учреждениях, так и в каждом доме должны быть установлены ящики с сухим песком, лопаты, бочки с водой, багры и т. д.

Все взрослое население города должно принимать активное участие в работе пожарных команд, противовоздушных звеньев и групп самоохраны МСПА.

Будем активно бороться за сохранение социалистического имущества от огня! Претворим каждый дом в крепость противовоздушной обороны!

ЧЕРТОК, лейтенант, начальник пожарной охраны».

Архивные документы с большой долей вероятности позволяют назвать бойца Речицкой профессиональной пожарной команды, который принимал участие в тушении пожаров, возникших при бомбардировке Речицы в мае 1944 года. Это Антон Фомич Шах (25 мая получил увечье по инвалидности и был отправлен на пенсию).

Общий вывод таков: оборона Речицы обеспечивалась жизнью десятков воинов Красной Армии. Как отмечено выше, только при одном вражеском налете погибло 26 девушек-зенитчиц. Памятник им находится вблизи железнодорожного моста через Днепр.

Перепечатка текста Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity