Общество > Нам пишут

985

Истории из жизни речичан. «Пойми меня, сынок, и прости…»

 +

Дорога была неблизкой – двести километров в одну сторону. Виктор переживал за сыновей, как они перенесут такой дальний переезд: раньше он их на такое расстояние не брал с собой. Но в этот путь он и сам ехал впервые.

Поисками своих родителей Виктор занялся, когда окончил техникум, через друзей по интернату, социальные сети. Сработало. Отозвался однофамилец из деревни, где Виктор родился, но его мама сменила за это время не одно место жительства. И, наконец, в начале лета он узнал точный адрес ее проживания. Для надёжности позвонил в сельский Совет, где ему ответили, что такая женщина действительно живет в этой деревне. Уверенный в правильности координат, Виктор ехал на встречу к маме, которую ни разу не видел, не общался с ней. Но как только появилась у него семья, подросли сыновья, ему с каждым годом все больше хотелось посмотреть в глаза женщине, которой он был искренне благодарен за то, что подарила ему жизнь, и таил на нее обиду за то, что вырос не в семье, а в сырых и холодных стенах интерната.

По обе стороны дороги были поля до самого горизонта. Казалось, им нет ни конца, ни края. Солнышко ласково согревало, в машине было даже жарко. Виктор часто спрашивал у ребят, не устали ли они, но те бодро отвечали:

– Водитель, не отвлекайтесь во время движения!

И заботливому отцу было понятно, что можно спокойно продолжать движение. А мысли его были в неизвестной ему деревне. Кто? Как встретит его? Как выглядит дом, в котором сейчас живет мама? С кем она живет? Специально заранее не узнавал ничего, чтобы было с чего начать разговор.

Три часа пути с небольшой остановкой по просьбе юных пассажиров – и показалась деревня, куда уже больше десяти лет стремилось его сердце. Вот и первые дома, шикарные, ухоженные. Ему так хотелось, чтобы именно в таком доме их принимали. У первого встречного прохожего Виктор пытался узнать адрес:

– Подскажите, пожалуйста, где живет Валентина Петровна, она пять лет, как переехала в эту деревню?

– За поворотом будет большой кирпичный дом, а потом деревянный и следующий – Валькин, – сказал достаточно молодой еще мужчина.

Это слово «Валькин», как ножом, пронзило сердце Виктора. Он резко нажал на газ и поспешил поехать по указанному адресу.

Валькин дом стоял чуть дальше всех от дороги под тенью вековых лип, поэтому казался стареньким и приземистым. Хотя вид у него презентабельный. Видно было, что не так давно его подремонтировали и покрасили. Виктор с сыновьями некоторое время сидел в машине, разглядывая окрестности, стараясь увидеть хозяйку этого жилища. Но навстречу им никто так и не поспешил, поэтому гости дружно вышли из машины и направились к дому. Сердце Виктора готово было вырваться из груди, руки дрожали, а ноги, как ватные, отказывались слушать. Молчали и сыновья. Калитка во двор была отворена, и Виктор увидел на двери замок. Он выдохнул с облегчением, напряжение постепенно уходило, и, посмотрев на сыновей, произнес:

– Нет бабушки дома, видимо, на работе. Подождем? – спросил он.

– Столько ехали, конечно, подождем, – за двоих ответил Ваня.

Они сели на лавочку около палисадника. В тени деревьев дышалось легко, хотелось просто отдохнуть. Из дома напротив вышла пожилая женщина и направилась к ним.

– Вы Валентину ждете?

На свой же вопрос женщина и ответила:

– На работу побежала. Она на ферме трудится. А вы кто такие будете? Не ждала она гостей.

Виктор не очень хотел с ней вступать в разговор и подумал: «Это вы считаете, что мы гости нежданные, может, она нас всю свою жизнь ждала». И немного помолчав, ответил:

– Я сын ее, а это мои дети.

Женщина сразу как будто дар речи потеряла, некоторое время сидела и, не моргая, всматривалась в лицо Виктора. Потом пришла в себя:

– А что же это я сижу, пойдем ко мне, я позвоню бригадиру, он отпустит Валентину.

Гости отказались от предложения соседки, и та поспешила к себе. Буквально через пять минут к дому подкатил УАЗ. Открывая двери почти на ходу, из машины выскочила женщина и бежала, нет, летела, как птица, расставив руки, как крылья. И, обняв троих, сына и внуков, расплакалась.

В доме было аккуратно, мебель старенькая, на кроватях лежали такие же старые покрывала, но все было чистое. Валентина Петровна суетилась, выставляла все свои припасы, было видно, что она безмерно рада. И когда на столе не было свободного места от блюд, сели обедать.

– Спасибо, сыночек, что ты меня нашел, мне так тебя не хватало, – с болью в голосе сказала женщина.

– А почему Вы меня не искали? – с ноткой упрека спросил Виктор.

И Валентина Петровна, как на исповеди, рассказала сыну, что была молодая, и из-за того, что пристрастилась к спиртному, у нее забрали сына и лишили родительских прав. Она переезжала за это время пять раз в поисках работы и места, чтобы забыть о прежней жизни.

– О тебе, сынок, думала всегда, но в отделе образования сказали, что тебя усыновили порядочные люди. Я перестала искать, но каждое утро молила Бога, чтобы дал тебе счастье. К вечеру снова собирались компании, где я забывала обо всем. Потом заболела, мне сделали операцию, и больше я иметь детей не могла. И все это время жила надеждой, что встречу тебя. Сынок, поверь мне. В этой деревне я живу пять лет, колхоз дал отремонтированный домик, работу, я оператор в доильном зале. Условия хорошие, пить некогда, и компаний здесь нет. Зарплату хорошую получаю…

Ей хотелось поведать обо всем сразу. Поэтому рассказ не всегда был последовательным. Виктор в душе был рад за женщину, которая смогла преодолеть свой недуг, и к ней у него теперь были противоречивые чувства. Он хотел ей верить, но его внутренняя суть противопоставляла всему этому боль и переживания его юности, когда он после интерната поступил в техникум и практически сразу стал жить вместе с сиротой Лидией, которая училась в одной группе. Ее родители погибли в аварии. На первых порах им помогала бабушка, но вскоре она умерла. По распределению приехали работать на одно предприятие, и им выделили комнату в общежитии. Как сложно было, но они научились преодолевать трудности. Перед службой в армии молодые узаконили свои отношения. Первенец у них родился через год после службы Виктора. Он трудился не покладая рук, чтобы заработать на кооперативную квартиру. Построили жилье, родился второй сынок. Стали собирать на машину.

Дети подросли, старшему – 12 лет, младшему – 9. Тогда Виктор с Лидией и стали искать Валентину Петровну.

И вот они сидят за одним столом. Вроде такие родные люди и в то же время такие чужие. Обед затянулся, за разговорами не заметили, как пролетело время. После торта с чаем Виктор накинул на плечи Валентине Петровне платок.

– Это Вам от моей жены Лидии.

Женщина расплакалась. Она прижала к себе сына и сказала:

– Пойми меня, сынок, и прости, прошу тебя.

Виктор промолчал в ответ. Вскоре гости засобирались в обратную дорогу. Валентина Петровна на несколько минут зашла в кладовку. Потом протянула Виктору пакет, аккуратно упакованный в цветную ткань.

– Возьми, сынок, я верила, что встречу тебя, собирала для тебя. Здесь деньги.

– Что Вы! Нам ничего не надо, у нас все есть, купите себе лучше новую мебель, – сказал Виктор.

– А мне уже ничего не надо, на мой век и этой хватит. Возьми, прошу тебя.

Виктор от денег отказался, не из-за этого ехал он сюда. Стоя около машины, бабушка обнимала и целовала своих внуков. А к сыну подошла снова с просьбой понять и простить.

– Я простил Вас, но понять не могу. Как можно оставить их? – Он показал на сыновей, которые уже удобно расположились на заднем сиденье машины.

Домой они вернулись, когда город окутали сумерки. В квартире горел свет. Услышав детские голоса, Лидия поспешила навстречу. И совершенно случайно, убирая в машине за ребятами фантики от конфет, она увидела аккуратный сверток в цветной ткани. Это были деньги, собранные для сына, которые женщина незаметно положила в карман чехла сиденья.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity