Общество > Нам пишут

697

Пишут речичане. Байки от барной стойки

 +

Однажды я получил работу мечты. Точнее, на тот момент мне так казалось. Ну, посудите сами – место официанта-помощника бармена с перспективой карьерного роста в самом стильном баре крупного города. Здесь был крутой интерьер, отличная живая музыка почти каждый день, веселые, интеллигентные и щедрые клиенты. И удобный график: можно было приходить на работу по ночам.

Разносчик еды

Это был мой первый и единственный период, когда я работал официантом, и открытий сделал массу. Во-первых, официант – это не разносчик еды. То есть принять заказ, дождаться, пока его приготовят на кухне, и принести клиенту – это ничтожная, малозначимая часть работы. Не знаю, как в других заведениях, но в этом элитном злачном месте официанты убирали зал, натирали до бриллиантового блеска стаканы, помогали с организацией мероприятий и делали еще кучу мелких и крупных дел, от которых голова в течение смены шла кругом.

Во-вторых, принять заказ и принести его, тоже оказалось целой наукой. Отличить хайбол от коллинза и бокал для «Маргариты» от бокала для «Мартини» сразу было тяжеловато. Со столовыми приборами было попроще – всё-таки это был бар, а не ресторан. Ресторан был на втором этаже, и поэтому подниматься на кухню приходилось по крутой лестнице с гигантскими ступеньками, которая к тому же еще непредсказуемым образом изгибалась. Так что просто донести по ней поднос было уже достижением.

Я ни разу ничего не уронил, а вот с девчатами со смены такое случалось – после этого они перешли на кеды. Каблуки для официантки – это садизм в чистом виде, на мой взгляд. Парням было проще. Мы рассекали в клетчатых рубашечках по залу, за руку здоровались с охраной, барменами и клиентами, ухмылялись и подшучивали. Такая атмосфера приветствовалась.

Чаевые

Чаевые для официанта и бармена – это всё. Они нужны как воздух. По-хорошему, даже зарплата не нужна, плевать на зарплату. Просто представьте: обслужить за вечер десять столиков, и за каждым из них посетители оставят по пять рублей. Это же пятьдесят рублей за смену! А оклад у официанта – минимальный. 250 или там 300 рублей. Конечно, это идеальная картина. Никто ничего оставлять не должен, и чаевые в Беларуси в основном в счет не включаются. Но чисто по-человечески официантов понять можно – и накинуть лишних пару монет.

В каждом заведении своя специфика: где-то чаевые кладутся в общий котел и потом делятся на всех официантов и барменов, где-то каждый кладет в карман то, что ему выделили клиенты от щедрот своих.

Мы делились чаевыми с барменами. Бармен – фигура сакральная, а старший бармен – вообще царь и бог. Как капитан на корабле. Я тогда мечтал стать барменом и работать в свободное от основных занятий время эдаким волшебником, смешивая чародейские эликсиры и жонглируя яркими предметами. До сих пор иногда мечтаю, если честно.

Одна девчонка – не помню ее настоящее имя, ее все звали Молли – просто не забирала зарплату. Она была обаятельная, татуированная и очень общительная, и чаевые сыпались на нее как из рога изобилия. Молли могла отработать смену, а потом задержаться на баре и спустить все деньги тут же. Огромные суммы – в районе двухсот долларов на то время.

О каком равноправии здесь может идти речь? Симпатичные девочки получали чаевых намного больше, чем интеллигентные парни. Просто потому, что мужчины, которые приходят в бар, в среднем гораздо богаче женщин. Хотя, когда попадались компании элегантных дам бальзаковского возраста, перепадало и парням.

Еда

Кормили в нашем баре круто. Я не имею в виду клиентов, с ними всё понятно: вот меню, кушай, что хочешь. Я имею в виду персонал. Существует такое понятие, как «стафф» – перекус для персонала. И повара нас не обижали. Обычные макароны с котлетами они готовили не хуже пресловутого дефлопе или рататуя. Представьте: огромная вкуснейшая порция, и пять минут пересменки, чтобы ее проглотить. Для вечно голодного и вечно занятого меня это был чуть ли не главный аргумент, чтобы продолжать тут работать. Работать за еду? Почему бы и нет, если есть хочется?

А еще были варианты попробовать всякие деликатесы. Нет, не объедки – кому охота употреблять надкушенный чужим дядей бифштекс? Просто порой кое-что оставалось, и так я впервые попробовал «Кордон блю» и «Захер».

Атмосфера

Дружеская, свойская атмосфера – это была фишка заведения. Все общались друг с другом, как родные. По крайней мере, старались. А кто не старался, за теми бдительно наблюдали мощные охранники со зловещими улыбками. Впрочем, улыбки тут же становились милыми и обаятельными, как только агрессивный и невежливый человек извинялся и начинал вести себя прилично.

На мини-сцене играли музыкальные коллективы или диджеи, и мелодии звучали самые разные: от джаза и фанка до техно. На такую работу можно было ходить с удовольствием – я воспринимал приближающуюся смену в баре, как выход в свет, тусовку. Пообщаться с интересными людьми, почувствовать себя частью коллектива, послушать классную музыку и заработать денег – это ведь почти идеальное сочетание.

Хороший бар отличается тем, что алкоголь здесь – дело вторичное. Все идут сюда за атмосферой. Уют, веселье, пара часов отрешенности от обыденных проблем – вот что такое хороший бар. Это в плохой бар идут напиться. А наш бар был отличным!

Мы с другими стажерами очень надеялись задержаться здесь, лезли из кожи вон и со страхом ожидали конца испытательного срока. Тем более ходили слухи, что старшего бармена – он был настоящей душой заведения – собираются увольнять. Не сошлось их видение развития бара.

Его всё-таки уволили, и следом за ним – всех нас. Не уволили, а просто поставили в известность, что испытательный срок закончился, и в наших услугах здесь больше не нуждаются. Набрали симпатичных девчат, кажется, студенток – подружек дочери хозяина. Никаких кед и клетчатых рубашек – теперь
платья и туфли на каблуках. Никаких ухмылок и рукопожатий – только дежурная улыбка и дистанция.

Уходить было очень грустно. Я, можно сказать, обиделся. Если до работы здесь я частенько заглядывал в этот бар – за атмосферой, то теперь чувство гордости не позволяло мне зайти на огонек. Да и ребята говорили, что атмосфера уже не та, никого из старой компании почти не осталось.

Я заявился туда примерно через два года, когда случайно оказался в городе по работе. И знаете что? По залу рассекали ребята в клетчатых рубашечках и кедах, с мини-сцены какие-то бородачи играли джаз, а незнакомый бармен поздоровался со мной за руку!

И на сердце у меня стало легко и приятно.

Перепечатка текста Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity