Общество > Персоналии

848

Федор Мартыненко – речичанин, ветеран двух войн, родом… из Америки

 +

Судьбы людские… Как много пережили наши деды, прадеды и прапрадеды! Сколько вынесли, выстрадали, чтобы мы, их потомки, могли «людьми зваться»! Жить, пусть в небольшой и, прямо скажем, пока еще не очень богатой, но все равно в своей. Родной! А потому – самой любимой и самой дорогой! Стране.

Вот уже несколько лет урывками, когда позволяет время, с любезного согласия Речицкого военкомата, записываю и систематизирую карточки учета военнообязанных с целью создать если не книгу, то хотя бы электронную базу данных наших земляков – речичан, вернувшихся с Великой Отечественной войны. Сегодня рассказ об одном из них, о человеке необычной судьбы, об одном из тысяч наших земляков-ветеранов, защищавших Родину в далекие 40-е.

Федор Мартыненко
Федор Мартыненко

Чем необычен? А много ли мы знаем людей, которые, родившись, с нашей точки зрения, в благополучных и богатых странах, возвращались бы на историческую Родину, далеко не самую благополучную и устроенную? Немного. Скорее наоборот. Когда с падением СССР рухнул и пресловутый «железный занавес», много – немного, но кое-кто из наших земляков, воспользовался открывшейся возможностью попытать счастья в дальнем и очень дальнем зарубежье. Разъехались по разным странам, разным континентам. Кто-то нашел, что искал, кто-то не очень…

 …Вообще, тема эта очень деликатная и очень индивидуальная. А потому не осуждаю, но и не приветствую: Бог дал человеку выбор, а уж как он им воспользовался, зависит от самого человека, который, как известно, «…ищет, где лучше». Вместе с тем, когда мы ведем разговор на подобные темы, все как-то думается о не очень давнем: 10, 20, от силы 30 лет назад. Но наше повествование начинается сильно-сильно раньше – более 100 лет назад! Именно тогда 18 февраля 1913 года в г. Детройт – будущей автомобильной столице США – и родился герой нашего повествования – Федор Николаевич Мартыненко, чтобы затем жить, учиться, работать, уйти на войну, а затем снова вернуться и работать в Речице, будущей столице белорусских нефтяников.

Итак, родился он в городе Детройт, Северная Америка. Именно так и записано в его листке по воинскому учету: г. Детройт, Северная Америка. Как он попал туда? Имеющийся у меня небольшой листок не дает ответа, да и не предназначен он для этого. Скорее всего, его отец Николай в начале ХХ века поехал искать счастья в далекую Америку. В ту пору многие белорусы и не только белорусы, уезжали от безземелья и нищеты, в том числе и в далекую Америку. Были такие и из Речицкого уезда. Во многих населенных пунктах нашего района кое-кто из представителей старшего поколения до сих пор нет-нет да и вспомнит легенды о земляках, что «…хорошо устроились в Америке (варианты: Канаде, Аргентине и т. д.), а потом вернулись, чтобы забрать семью. Но что-то случилась: революция, мировая, гражданская война и т. д, и обратно они уже не уехали, остались. Само собой, что сундук или горшок с царскими червонцами где-то зарыли точно, вот только не сказали где…».

Отбросив байки о червонцах, что-то подобное вполне могло случиться и с семьей Федора Николаевича. Во всяком случае, в 1927 году он заканчивает семь классов в нашей стране. По тем временам это – среднее образование, достаточно редкое для парней той эпохи. В 1932 году он уже оканчивает двухгодичную совпартшколу в Гомеле. Между тем в графе «партийность» у Федора Николаевича значится «беспартийный». Именно так, «беспартийный», не исключенный, а именно беспартийный. Беспартийный и в двухгодичной совпартшколе? Вопрос, конечно, интересный, вот только скупая карточка военнообязанного ответа на него не дает.

1937 году герой нашего повествования делает еще один важный шаг в своем образовании – заканчивает «Курсы бухгалтеров при финансово-экономическом институте в Минске». Сейчас это учебное заведение называется Белорусским государственным экономическим университетом и является одним из самых престижных высших учебных заведений страны. Как видим, рождение Федора Мартыненко в далекой Америке никак не помешало ему получить очень достойное по тем временам советское образование. И опять-таки, к сожалению, карточка учета военнообязанного не содержит сведений о том, где жил и работал Федор Николаевич, чем занимались его родители…

А вот его армейская судьба известна достаточно подробно. Уже 3 мая 1937 он был призван Речицким РВК и направлен для прохождения службы в отдельный танковый батальон 43-й стрелковой дивизии Калининского военного округа. Курсант, старший писарь, заведующий делопроизводством все той же 43-й стрелковой дивизии, которая, однако, переведена из Калининского в Ленинградский военный округ. Таков послужной список красноармейца Мартыненко в ходе срочной службы.

В мае 1939 перспективного красноармейца направляют в качестве курсанта на Военно-хозяйственные административные курсы, а в июне1939 – на Курсы техников-интендантов при 2-м корпусе ПВО Ленинградского военного округа. В декабре 1939 новоиспеченный техник-интендант 2-го ранга (соответствует званию лейтенанта) Мартыненко в должности зав. делопроизводством «своей» 43-й отдельной стрелковой дивизии принимает участие в войне с Финляндией с 29 декабря 1939 по 13 марта 1940, т. е. до самого победного окончания той войны.

Так случилось, что повоевать с финнами Ф. Мартыненко пришлось еще раз, в Великую Отечественную, на этот раз не столь удачно.

Как сообщает вездесущая «Википедия», на 22 июня1941 43-я отдельная стрелковая дивизия дислоцировалась в Энсо (ныне Светогорск). В бои вступила уже 29 июня1941г., отбив совместно с частями 115-й стрелковой дивизии внезапно захваченный финскими войсками г. Энсо.

5 августа 1941 г. участвовала в неудачном контрударе в направлении шоссе Выборг–Лаппенранта. С 20 августа, взорвав укрепления на границе, с боями отошла севернее Выборга, а затем и юго-восточнее Выборга. 22.08.1941 г. перед дивизией была поставлена задача оборонять ближние подступы к Выборгу, но разбросанные части дивизии не смогли сдержать наступление финнов, частично оказались в окружении в районах Юустила, Нурми. Все попытки прорваться по шоссе через ст. Сомме (ныне – Матросово), навстречу наступавшей из Кайслахти 5-й бригаде моряков, не принесли успеха. Подразделения дивизии были вынуждены свернуть на восток и пытались пройти на юг по лесным дорогам.

30 августа дивизия была окружена южнее Выборга в лесном массиве между деревнями Порлампи и Мятсякюля. Два дня воины дивизии находились на открытой местности под непрекращающимся артиллерийско-минометным огнём противника. 1 сентября командир дивизии отдал приказ о прекращении сопротивления и… сдался в плен. (В плену пошел на сотрудничество с финнами, по возвращении на родину расстрелян по приговору трибунала в 1950 году). Не имея твёрдого управления, части дивизии разрозненно стали отходить к Финскому заливу в район Койвисто и переправились на остров. Затем остатки дивизии были судами переправлены в Кронштадт, затем в Ленинград. В начале сентября 1941 года дивизия вновь направлена на Карельский перешеек на линию старой государственной границы, в район восточнее Лемболово. 6-го и 19-го сентября наносила контрудары, выбив противника из нескольких деревень. Вела бои на этом участке до стабилизации фронта в конце сентября – октябре 1941 года».

Сентябрьские бои 43-я отдельная стрелковая дивизия вела уже без Федора Мартыненко. 14 августа 1941 он был легко ранен в обе ноги, 29 августа еще раз ранен под Выборгом, а 1 сентября 1941г., раненый, попал в плен к финнам. В отличие от своего комдива, начальник дивизионного обменного пункта военного снабжения, техник-интендант 1-го ранга Федор Мартыненко с врагом не сотрудничал. В финском лагере г. Пейпохья находился с 1сентября 1941 по 19 октября 1944 гг. Поскольку смертность военнопленных в финских лагерях была одной из самых высоких, надо полагать, что довелось пережить нашему земляку очень и очень много…

Из карточки учета неясно, как именно был освобожден Федор Мартыненко. Известно, что октябрь 1944 г. он провел уже в советском лагере г. Щербинки, Московской обл., на госпроверке. Сейчас много спекуляций на тему возвращения военнопленных, дескать, всех под одну гребенку – и в лагеря. На самом деле проверка того, как себя вел человек в плену, была совершенно необходимой мерой. Мы знаем примеры генерала Карбышева, сына Сталина Якова Джугашвили и многих, многих других патриотов, принявших лютую смерть, но не изменивших Родине. Но есть примеры и обратного толка – бывший комдив 43-й стрелковой тому подтверждение. Так что госпроверку проходили все, кто побывал в плену, такова была суровая необходимость той страшной войны. Федор Мартыненко ее прошел и прошел всего за месяц, как и большинство его собратьев по плену. А уже в ноябре 1944 г. он воюет в составе 26-го отдельного штурмового стрелкового батальона 10-й гвардейской Армии в качестве рядового.

Справка

Отдельные штурмовые стрелковые батальоны

Появились в 1943 году. Формировались из военнослужащих рядового и командно-начальствующего состава, находившихся длительное время на территории, оккупированной противником (в плену, в окружении (Приказ № Орг/2/1348 от 01.08.1943 г.) и тем самым потенциально находящихся под подозрением в возможном сотрудничестве с врагом. Срок пребывания – два месяца участия в боях либо до награждения орденом за проявленную доблесть в бою, или до первого ранения, после чего личный состав при наличии хороших аттестаций мог быть назначен в полевые войска на соответствующие должности. Переменный состав (это те, кто должен был служить в них два месяца) не лишался воинских званий, так как не был осуждён трибуналом, но при этом все бойцы переменного состава были рядовыми солдатами-«штурмовиками». Чаще всего туда попадали бойцы, освобождённые из плена после соответствующих фильтрационных мероприятий (см. Приказ № Орг/2/1348 от 01.08.1943 г.).

Так что отдельный штурмовой стрелковый батальон – это не штрафбат или штрафная рота (в штрафные части попадали только по решению военного трибунала и сроком на три месяца), но все равно сражались они на самом, что ни есть, переднем крае.

В декабре 1944 г. Федор Мартыненко уже в должности старшины продолжает воевать в составе все того же 26-го отдельного штурмового офицерского батальона 10-й гвардейской Армии 2-го Прибалтийского фронта. 17-го марта 1945-го под г. Дебели он получает контузию, и его после недолгого лечения переводят в резерв 42-го отдельного полка резерва офицерского состава. В июне 1945 г., уже после окончания войны, Ф. Мартыненко – начальник филиала 87-го пересыльного пункта по репатриации советских граждан. В январе 1946 г. немного побыл в резерве отдельной роты офицерского состава Ленинградского ВО, а уже 24 января 1946 г. уволен в запас. Война закончилась, действующая Армия сокращалась, выбор офицеров был велик, а потому под сокращение шли прежде всего получившие серьезные ранения, бывшие в плену, имевшие «ускоренное» военное образование либо вовсе без такового…

Так закончился боевой путь нашего земляка, ветерана двух войн, Федора Николаевича Мартыненко. Символично, что медалью «За победу над Германией» он награжден именно в день Великой Победы – 9 мая 1945…

Возможно, кому-то покажется, что эта его единственная награда не сильно значимая, не соглашусь: а вы попробуйте провоевать две войны, выжить в чудовищных лагерях военнопленных, пережить два ранения и контузию, а потом еще и повоевать в штурмовых батальонах… Так что эта медаль поценнее многих других будет! Она за верность долгу, за кровь, за доблесть, за мужество, за Родину!

1 октября 1951 года Федор Николаевич Мартыненко восстановлен в звании лейтенанта интендантской службы. Проживал в Речице по ул. Мичурина с женой Раисой Васильевной, работал главным бухгалтером Речицкого гидролизно-дрожжевого завода…

Такова военная история одного из наших земляков-ветеранов Великой Отечественной войны. Одна из многих, одного из тысяч. Это они в страшном 41-м сломали под Москвой хребет самой совершенной армии мира. Это они под Сталинградом и Курском развернули фашистского зверя в обратном направлении. Это они в победном 1945 задавили этого зверя там, откуда он вышел, в его логове, в Берлине. Это сделали наши отцы, деды и прадеды. Не за ордена и медали, не за поместья с рабами из побежденных – за нас, своих детей, внуков и правнуков. А потому помнить о Подвиге НАШИХ дедов и прадедов – наш священный долг и обязанность. Именно они своим подвигом, своей кровью, своими жизнями отстояли для нас право на жизнь, право «людьми зваться».

Низкий поклон всем ветеранам той великой войны…

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity