Общество > Персоналии

787

Заслуженные люди Речицкого района. Пётр Андреев 39 лет проработал на ткацкой фабрике

 +

Время – самая драгоценная вещь на свете. Потому что время – это жизнь. Единственное, что никогда больше не вернется к тебе.

Петру Семёновичу Андрееву, нашему постоянному подписчику, в прошлом году в июле разменявшему свой десятый десяток, стремительно летящее время корить не за что. Его детство, как и у всех сверстников, появившихся на свет незадолго до главной беды ХХ столетия, простым не было. Родился Пётр Семёнович в деревне Смержаха Ленинградской (нынче Псковской) области в 1929 году.

Его отец трудился конюхом, мать – на скотном дворе. От отца Петру Андрееву перешло, пожалуй, главное увлечение всей жизни – любовь к лошадям, умение понимать их. Во взрослом возрасте спас жизнь председателю колхоза, остановив нёсшуюся по улице лошадь, обезумевшую от болевых ощущений от сломанной оглобли. Смерть отца заставила мальчишку рано повзрослеть. И работа в колхозе с детского возраста воспринималась как что-то само собой разумеющееся.

До войны Пётр успел окончить четыре класса, при этом смышлёности ему было не занимать. Задачки, непосильные для десятиклассников, щёлкал, как орехи.

Война пришла нежданно-негаданно. Старший брат ушёл в партизаны; по болотам переправлял хлеб в блокадный Ленинград. Да и сам Пётр на подводе был частым гостем в партизанских отрядах. Никогда не терял чувство юмора. Когда дозорные спрашивали: «Кто едет?», отвечал: «Я, мирное население». Родительский дом заняли немцы, и семья была вынуждена перебраться к соседям. Пётр Андреев с детства был весьма хозяйственным. Однажды увидел тянущийся по огородам провод. «Пригодится бельё вешать», – решил паренек и, не дожидаясь ночи, ножом отсоединил требующуюся длину. Провод оказался телефонным кабелем. Немцы на день остались без связи, но диверсанта вычислить не смогли. «Вообще самыми вредными из захватчиков были финны и венгры», – вспоминает он.

После войны от военкомата Пётр Андреев прошёл курсы сапёров и в родной области разминировал не одну опасную находку. Затем служил в артиллерии. Службу проходил в Германии, где провёл четыре года. После демобилизации был занят на добыче сланцев в одноименном городе.

В 1954 году Пётр Андреев приехал в Речицу. Здесь уже проживала его сестра. Её мужем был Леонид Викторович Невар, завуч в музыкальной школе. Здесь Пётр Семёнович познакомился со своей будущей женой, работавшей в сберкассе. А его тесть, Фёдор Федосович Гришков, был первым директором зооветтехникума.

Первым местом работы Петра Андреева в Речице стало ПДО, где он работал столяром. Изготавливал кузова для военного транспорта. До прихода на завод подобными навыками не обладал, но быстро овладевал ими. До сих пор дома хранится табурет, сделанный в 1958 году. Качественно изготавливал рамы для фронтона.

Затем перешел на верёвочную фабрику (впоследствии – ткацкая), где проработал 39 лет. Обучался всему быстро. Был наладчиком ткацких станков. Но не только в работе был в лидерах. Во время соревнований забирал себе все призы как самый быстрый, сильный. В пору дефицитов жене выигрывал пудру, дочери – цветные карандаши. В Речице у Петра Семёновича и его жены родились двое детей, сын и дочь. Дочь, как и отец, долгое время работала на ткацкой.

Добряк и весельчак по натуре, очень доброжелательный и готовый всегда прийти на выручку, Пётр Семёнович заслуженно пользовался уважением людей. Секрет этого он раскрывает, не задумываясь: «Я всегда к людям относился хорошо, поэтому и ко мне было такое же отношение». Одним из коллег, с которым сложились дружеские отношения, был его ученик, слесарь-наладчик Николай Денисенко из Узножа. Пётр Семёнович помогал ему косить сено. До сих пор общается с ткачихами. По праздникам к нему обязательно приходит председатель совета ветеранов ткацкой фабрики Людмила Рафаиловна Черток.

И за свою работу он заслужил немало уважения и увесистую стопку грамот, среди которых особенно выделяется Почётная грамота Президиума Верховного Совета БССР за подписью председателя Фёдора Сурганова. Пётр Семёнович и на пенсии не превратился в домоседа. В 78 лет ездил на дачу, находящуюся в 17 километрах от города. Туда и обратно, назад еще и с урожаем. Однажды в возрасте 52 лет съездил ночью в Гомель на велосипеде, чтобы поздравить сестру с днём рождения.

– Мы втроём, я, папа и брат, объездили на велосипедах, наверное, все близлежащие леса, – вспоминает дочь Елена Петровна. – У нас даже была любимая берёзовая роща в том месте, где «четвёрка» поворачивает возле переезда. Мы там всегда останавливались. Папа показывал нам растения, грибы.

Об отце дочь рассказывать может долго и с нескрываемой любовью и чувством уважения:

– Он всю жизнь работал. Никогда не видела его сидящим без дела, без работы он просто чах. Ему постоянно нужно было что-то делать, строить, копать. Всем родственникам помогал то сделать гараж, то переложить печь, то обувь починить.

Последние пару лет Пётр Семёнович редко выходит из дома: побаливают ноги. И признаётся, что ему до сих пор снятся грибы: «Я же раньше до лагеря «Марат Казей» доезжал на велосипеде. Там столько опят было!»

В прошлом году на юбилее Петра Семёновича были все родственники, в том числе двое внуков и двое правнуков, несмотря на то, что все живут за пределами Беларуси.

Юбиляру близкими была поставлена определенная цель: собраться, как минимум, и на 95-летие.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity