Общество > Персоналии

5600

Новый начальник Речицкого РОВД Михаил ПРИВАЛОВ: «Среда обитания влияет, но всё зависит от характера»

 +

О первых трёх месяцах в Речице, прежней работе в розыске и о том, как ещё в школе связал свою жизнь с милицией, рассказал в интервью «Дняпроўцу» новый начальник Речицкого РОВД Михаил ПРИВАЛОВ.

– Михаил Григорьевич, озвучьте, пожалуйста, статистику за полугодие?

– По уровню общей преступности по сравнению с прошлым годом у нас почти такое же количество зарегистрированных преступлений. Если говорить по линии уголовного розыска, то здесь идёт небольшое снижение: за первое полугодие 2019 года было зарегистрировано 348 преступлений, за это – 319. Если говорить про структуру преступности, то из 319 – 182 составляют кражи, то есть более 57%. Из 182 краж 81 кража – из жилищ. 80% всех случаев – это халатное отношение владельцев к имуществу: незапертые двери, оставленные на неохраняемых стоянках и без сигнализации авто, велосипеды без присмотра, мобильники, инструменты в строящихся домах, оставленные на долгое время. Добавьте сюда же распитие спиртного с незнакомцами и пропавшие на утро деньги, мобильники, украшения.

Отмечу рост преступлений в сфере высоких технологий. За аналогичный период прошлого года их было 32, а сегодня – уже 56. В основном это взломы страниц и последующая просьба к контактам сбросить деньги на счет, звонки «из банка» с просьбой передать данные карты. По статистике, на подобный вид мошенничества чаще попадаются женщины, видимо, они более доверчивые. Отследить злоумышленников в сфере высоких технологий сложно, как правило, следы уводят за рубеж.

– Можно обозначить какие-то сезонные колебания в уровне преступности?

– Ну, например, с приходом тепла традиционно учащаются правонарушения и преступления, связанные с потреблением спиртного: погода позволяет собираться и выпивать в сомнительных компаниях буквально под каждым деревом. То же и с кражами: люди больше отдыхают на природе, знакомятся, общаются, оставляют телефоны, вещи, велосипеды. Мы это, конечно, берем в расчёт, выставляем больше нарядов, в том числе и в вечернее время, корректируем работу участковых.

– 11 мая вы вступили в должность начальника речицкой милиции, расскажите, пожалуйста, чуть подробнее о вашем профессиональном пути?

– Родился и вырос в Гомеле. Еще в школе решил, что хочу работать в милиции, поэтому со своего родного Гомсельмаша два года ездил с двумя пересадками на троллейбусе с другими ребятами в микрорайон Западный в СШ № 22 в класс с правовым уклоном. В нём была более углубленная физподготовка, мы изучали основы юриспруденции, общались с преподавателями и из милиции. Как-то нас даже водили в морг, чтобы четко понимали, с чем столкнемся в этой профессии.

Многие школьники из того класса потом поступили в Академию МВД, в Могилевский институт МВД, я же пошел учиться в Минскую среднюю школу милиции (сейчас – Специализированный лицей МВД. – Прим. автора). Окончил её в 1999 году и в августе уже приступил к исполнению служебных обязанностей в качестве оперуполномоченного уголовного розыска в отделе внутренних дел администрации Железнодорожного района. И потом за 20 лет прошел путь, включавший и старшего оперуполномоченного угрозыска, и оперуполномоченного наркоконтроля – тогда только зарождалась эта служба, и я перешел туда по собственному желанию. Затем служил начальником отделения наркоконтроля, начальником уголовного розыска. В 2014 году был назначен первым заместителем начальника отдела внутренних дел администрации Железнодорожного района Гомеля.

– Наблюдается ли схожесть или, наоборот, различие по уровню и структуре преступности в небольшой Речице и областном Гомеле?

– В Речице не так уж и мало населения – более 70 000 человек. Соответственно, много молодежи, приезжих, есть предприятия с хорошей заработной платой. Можно сказать, что город не бедный, что, в свою очередь, влечет сбытчиков: работая в наркоконтроле в Гомеле, я не раз приезжал сюда для задержания распространителей. Плюс в Речице много нефтяников, которые выезжают на заработки в Россию, а там достать различные вещества намного проще. И что-то из этого они везут домой.

Вообще, в городе нормальная оперативная обстановка, по улицам можно ходить не боясь. Хотя, конечно, никто не застрахован – никто не отменял ранее судимых, наркоманов и лиц с отклонением психики, которые, например, не изолированы.

– Как часто вы выезжаете на места преступлений?

– В течение дня дежурная часть информирует меня о всех криминальных проявлениях, о том, куда направляется следственно-оперативная группа. Потом я получаю доклад о результатах, изучаю материалы и то, какая была проведена работа. Если же случаются тяжкие, особо тяжкие и другие резонансные преступления, то я выезжаю на них в любое время суток. Ведь, чтобы понимать полную картину, нужно увидеть всё своими глазами. Тем более город пока знаю плохо, а так на месте посмотрел, что за улица, какое движение, куда мог скрыться преступник, и уже можно о чём-то говорить. Так на этой неделе ночью выезжал на ножевое ранение. Подозреваемый задержан, ведется следствие.

– По вашему опыту работы в розыске каковы основные мотивы убийств, тяжких телесных повреждений?

– Процентов 95–99 происходят на почве злоупотребления спиртным и внезапно возникшего конфликта. Люди не контролируют свои действия, хватаются за топоры, ножи, табуретки, сковородки – всё, что под рукой. Особенно это касается малознакомых товарищей: садясь с кем-то за стол, ты же не знаешь, может, этот человек уже отсидел, а может, и за убийство… Да, даже если и не брать высокие риски стать жертвой преступления, никого спиртное не приводило к чему-то хорошему: ни к счастливой семейной жизни, ни к повышению.

– Какие задачи сразу поставили перед коллективом после назначения?

– В нашей работе всё начинается с дисциплины. Упор был на неё. Сюда же входит регистрационно-учётная дисциплина – все обращения в РОВД должны быть качественно рассмотрены, мы обязаны максимально помогать людям, не допускать халатности или безразличия. Далее идёт профилактика, профилактика и еще раз профилактика. Например, чтобы в нужном месте и в нужное время дежурили наряды. И не просто ходили туда-сюда или зашли за угол и спрятались, а действительно контролировали обстановку – это помогает и поможет в будущем избежать преступлений определенной категории. Я не говорю, что патрульные должны наказывать, но даже если они подойдут к шумной компании и перепишут имена и фамилии, уверен, это станет сдерживающим фактором при возможном соблазне совершить противоправное действие.

– Какой стиль управления вам ближе?

– Можно сказать, что я больше придерживаюсь демократического стиля управления. Безусловно, с поправкой на субординацию. Для себя как для руководителя я поставил задачу вывести отдел на новый уровень, но и одновременно ничего не сломать: ломать легко, строить намного сложнее. Предыдущий начальник РОВД создал нормальную рабочую обстановку, здесь налажена дисциплина, хороший коллектив. В свою очередь я делился и буду делиться с личным составом опытом, контролировать их работу и нацеливать на достижение целей. За три месяца есть некоторые подвижки. Например, улучшился результат работы уголовного розыска в части раскрытия преступлений, а также наше отделение по наркоконтролю и уголовная исполнительная инспекция занимают лидирующие места в области.

– Как начинается утро начальника милиции?

– Мой рабочий день официально начинается в девять утра, но по факту – в семь. Минут сорок провожу в дежурной части: вникаю, смотрю документацию, анализирую. Дальше идет инструктаж заступающего наряда, собираются службы, ставятся задачи – и пошла работа.

– За что прежде всего цените сотрудников?

– Главное – это желание чего-то добиться и целеустремленность. Человека всему можно научить, навыки нарабатываются. А если нет желания, и он просто отбывает повинность – ничего с ним не поделаешь. У каждого свой склад ума, это тоже нужно учитывать: не каждый может быть руководителем или, например, опером, нужно дать человеку попробовать себя, чтобы найти, в чём он хорош.

– А чтобы стать опером, какие черты должны быть?

– Человек должен схватывать всё на лету, подмечать и запоминать детали, сопоставлять факты – это еще можно назвать чуйкой. Если же ходить по месту преступления и думать: быстрее бы домой, поужинать – и на диван, то какой это опер? Ну, а еще оперуполномоченный должен быть не то чтобы психологом, но с людьми обязан находить контакт.

Расскажу историю, которая началась более 15 лет назад. Два месяца назад изучаю ориентировки по краже в одном из магазинов Речицы и вдруг узнаю двух гомельских знакомых с Сельмаша. В начале 2000-х они были квалифицированными квартирными ворами: взламывали замки, проникали через окна. Были судимы не раз и в Беларуси, и в России, я одного из них раз пять задерживал. Но с ходом времени возраст стал не тот, здоровье: у одного из-за «ваз» – раньше в кисти рук загоняли вазелин, чтобы ловчее драться – одна рука почти выгнила, ходит с повязкой. И вот уже в другом городе через столько лет я снова способствую тому, чтобы они оказались за решеткой. Вот такая это работа.

– Согласно вашему милицейскому опыту, что существеннее влияет на человека: среда или характер?

– Среда обитания влияет: в семьях тех же наркоманов у детей с детства сглаживается черта между «плохо» и «хорошо». Но думаю, характер все-таки больше: на моей практике была семья – злоупотребляющая женщина с пятью детьми от разных отцов. Четверо из них спились или стали наркоманами, а пятый выбился в люди, никаких вредных привычек, спортом занимается. Хотя все росли, считай, в притоне. А ещё мне приходилось задерживать преступников, с которыми мы жили в соседних дворах, гуляли в похожих компаниях, родители у всех были простые рабочие люди. Но кто-то из них уже не один раз отсидел, а я более 20 лет работаю в милиции.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity