Общество

2497

Речица и речичане: дорогой перемен. О развале СССР, сложившейся ситуации в нашем регионе в этой связи и о том, как удалось выстоять метизному

 +

Адам Семенович ВАШКОВ, в прошлом директор Речицкого метизного завода, депутат Палаты представителей Национального собрания (2012–2016 гг.), Почетный гражданин Речицкого района:

– Вспоминая конец 80-х и начало 90-х, когда произошел распад СССР, и соизмеряя эту страницу истории с другими ее главами, понимаешь, что на долю каждого поколения выпадали трагические события, которые вели к тяжелым последствиям. В Гражданскую войну страна потеряла много ресурсов, в том числе и людских, и особенно интеллигенции. В своем развитии она была откинута на десятилетия назад. В годы Великой Отечественной мы потеряли порядка четверти населения Беларуси, были разрушены практически все города и предприятия. А нашему поколению выпала так называемая перестройка и далее последовавший за ней развал сильнейшей державы – Советского Союза.

Это произошло не без участия извне, но, на мой взгляд, реша-ющую роль сыграло и руководство, подписавшее соглашение в Беловежской пуще. Последствия распада Союза носили разрушительный характер. Это сказалось в первую очередь на промышленности, сельском хозяйстве и особенно на социальном положении граждан. На них свалились страшные испытания: бандитизм, рэкет, дефицит товаров, безработица.

Я иногда думаю, можно ли было избежать всего этого? Наверное. Если бы не было амбиций у руководителей СССР и республик, если бы не резали по живому, если бы не пошли по такому разрушительному пути. А предпочтение отдали эволюционному, более щадящему ходу развития отношений между народами. Думаю, тогда бы не случились трагедии с Чечней, Приднестровьем, не было бы столько смертей в Приднестровье, Абхазии, Осетии, Нагорном Карабахе. И то, что произошло в Украине, – это тоже следствие того трагического развала страны. А в качестве примера можно привести Китай, который в то время уступал нам по многим основным показателям, но, благодаря правильной экономической стратегии компартии Китая, страна сегодня играет одну из ведущих ролей в мировой экономике и политике. Однако история не имеет сослагательного наклонения.

 В те годы я работал в объединении «Речицадрев» и то, как разваливалась промышленность, знаю не понаслышке. По очереди останавливались предприятия: керамико-трубный завод, завод художественной керамики. Прекратил работу гидролизный завод и другие предприятия города. Но самым большим потрясением лично для меня было, когда остановился завод «Ритм». В свое время я работал вторым, а потом первым секретарем ГК КПБ, курировал вопросы, связанные со сдачей этого современнейшего предприятия в эксплуатацию. На этот коллектив возлагали большие надежды, и ничто не предвещало такого поворота. Увы. И это стало трагедией не только для 2,5 тысячи людей, которые были заняты на этом производстве, их семей, но и для всего нашего города.

На мой взгляд, в основе того, что прекратили свое существование многие предприятия Речицы, лежали не только объективные причины, но и субъективные. Давайте вспомним, в советские времена какой котировался руководитель? Ответ однозначный: толковый производственник, тот, который прекрасно знал технологию изготовления продукции, занимался модернизацией, умел повести за собой людей, успешно занимался воспитанием, подбором кадров, но его абсолютно не волновали вопросы сбыта продукции, практически не интересовали финансы. Он толком и не знал, есть деньги на счету или нет. К примеру, 20 числа выплачивал аванс, а 7-го – подсчет.

Расскажу на своем примере. Будучи достаточно молодым, я возглавил завод древесно-стружечных плит (его через 35 лет модернизировали). Так вот основной задачей для меня было вовремя произвести качественную продукцию и сдать на склад. А сколько стоят электроэнергия или сырьё для производства, меня мало интересовало. Главное – уложиться в установленные нормы расхода.

Был так называемый план поставок продукции. В нем было, к примеру, записано, что первого числа завод ДСП должен поставить вагон плит в Казахстан. Этот план доводился для всех учреждений, кто был задействован в процессе. Железная дорога первого числа обязана была поставить вагон на завод, а мы за восемь часов его загрузить – и всё. Дальше судьба этого вагона меня не интересовала, как и то, поступят за него деньги или нет. И тут рушится вся эта система, рвутся связи. И речь уже идет о том, что произвести продукцию может любой: оказывается, дело нехитрое. Главное стало другое: найти рынок сбыта, продать потребителю свой товар с рентабельностью положительной, получить деньги, чтобы выплатить зарплату и купить сырьё.

Переход был очень болезненный. Многие руководители не смогли перестроиться, и это тоже привело к тому, что ряда предприятий больше нет. Но я уверен, что это не вина руководителей, а их беда.

Кстати, трудные времена тогда настали и для сельского хозяйства. Я, правда, далек от тогдашних проблем этой отрасли. Столкнулся лишь, когда присоединили убыточный по всем показателям совхоз «Речицкий» к РМЗ. Если до развала в одной деревне Черное было на содержании 1 200 голов коров дойного стада, то на день приёмки в 2005 году – ни одной.

И лишь когда ввели институт президентства, внесли изменения в Конституцию, у народа сработал инстинкт самосохранения, и он выбрал президентом того, в ком почувствовал уверенность в завтрашнем дне, того, с кем связывал свою надежду на лучшую жизнь. Президент, действительно, был народным. Начались сдвиги в наведении порядка, отпор был дан бандитизму. Мне серьезно пришлось изучать западные рынки, именно на них пришлось переориентировать поставку продукции. Если ранее с таможней было очень тяжело договориться, то после реформ она заработала по-другому. Начала перестраиваться налоговая служба. Если в прошлом она носила исключительно фискальный характер – отобрать, то, благодаря грамотному руководству, в том числе в Речице, в инспекции стали подходить к налогоплательщикам прагматично, увидели, что нельзя душить тех, кто платит налоги. В общем, лед тронулся. Улучшалась постепенно общая обстановка в стране, в трудовых коллективах. Конечно, восстановить промышленность за один присест было невозможно, но сдвиги пошли. Я был участником всех Всебелорусских собраний и видел вот это поступательное движение вперед, исходя не из слухов, а из бесед, встреч с такими же, как и я, производственниками. Вопросы жизнедеятельности страны выносились и обсуждались с трибуны.

Помню, когда в сентябре 1999 г. меня назначили руководителем метизного завода, он практически не работал. От двухтысячного коллектива осталось около 700 человек. Но всё-таки я поверил в этот коллектив, и он поверил мне. Подобралась команда, которая сумела сплотиться, выстоять, пройти через все испытания и выполнить то, что требовалось для улучшения жизни коллектива завода.

Я попытался и практически внедрил несколько требований, можно сказать, лозунгов. Первый: в грязи экспорт не делается. Имелось в виду наведение порядка не только в цехах и на территории. Главное – должна быть на высоте трудовая и технологическая дисциплина, обстановка ответственности. Если выполнять данные требования, то мы сможем работать на экспорт. Это нам просто необходимо, потому что за три дня завод обеспечивает продукцией нашу республику, а 27 дней надо вывозить продукцию за пределы страны.

И второй лозунг: самый главный человек на предприятии – это не директор, не главный бухгалтер, который начисляет вам зарплату, и не заведующий столовой. Самый главный человек на предприятии – это клиент, который приехал и хочет приобрести продукцию. «Вот если мы будем работать на него, то у нас обязательно всё получится», – убеждал в этом я своих подчиненных.

Помню мои первые поездки на выставки в Европу, попытки во что бы то ни стало увеличивать поставки, развивать экспорт. На выставке в Кёльне у нашего стенда собрались практически все европейские потребители. Что я мог предложить им? Начал делиться планами, пообещал, что будем производить новую продукцию. И они поверили мне и значительно увеличили заказы. И я, и специалисты понимали, что в этой ситуации самое главное не сорвать поставки. Если договорились, что такого-то числа продукция будет стоять у их ворот, значит, других вариантов быть не может. И вскоре, благодаря улучшению обстановки, в том числе и финансовой, наш коллектив становится одним из лучших в стране.

Что меня сегодня радует? Восемь лет я уже не работаю на заводе. Но, на мой взгляд, очень удачно произошла смена руководства, и нынешняя администрация предприятия во главе с Виктором Георгиевичем Самончиком четко знает поставленные задачи и делает все, чтобы улучшить качество продукции, расширяя ассортимент, осваивая новые рынки. Перед развалом СССР было 21 такое предприятие, а сегодня один наш завод поставляет на экспорт больше продукции, чем те вместе взятые.

Поэтому считаю, что на заводе и далее следует проводить модернизацию, увеличивать объемы и улучшать благосостояние своих тружеников.

Не без гордости хочу сказать, что наш метизный – один из немногих заводов, который не только восстановил объемы производства, что были до развала Советского Союза, но и значительно превысил их. Уверен, что всё в этом коллективе будет хорошо и обязательно всё получится.

Перепечатка текста Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity