Путешествия

3742

О том, как белоруска из Шанхая побывала в Антарктиде. «Сколько часов и шагов мы прошли, помнит лишь мой браслет»

 +

Ксения Мельникова. Уроженка Могилева, девять лет живет в Шанхае. Переехала сюда учиться в магистратуру, когда окончила МГЛУ. Еще будучи студенткой подрабатывала переводчицей и няней. Четыре года назад Ксения стала аккаунт-менеджером представительства «Яндекса» в Китае: помогает местным компаниям продвигаться на российском рынке. Весь штат – пять человек. На работу белоруска каждое утро добирается на велосипеде. С 9 утра и до 18.00 Ксения офисный сотрудник, сидит за компьютером. А вечером у неё тренировки: йога и пилатес, велотренажеры и два часа кроссфита по субботам. А ещё Ксения ведет увлекательный блог и воплощает в жизнь мечту: подняться на семь высочайших вершин семи континентов.

Ксения Мельникова
Ксения Мельникова

А началось все два года назад, когда Ксения в пешем походе побывала в базовом лагере на Эвересте (так называют место с установленными палатками, в которых живут альпинисты перед подъемом на вершину).

Здесь Ксения влюбилась в горы. Отучилась в школе скалолазания, начала горные походы. Тогда и появилась цель: семь вершин, семь континентов.

Почему на семь? Потому что в постсоветских странах считают, что континентов шесть, а в Китае и в Европе – что семь. Насчет высочайших вершин тоже есть расхождения, но белоруска составила для себя следующий список: Эльбрус в Европе, Джая в Австралии и Океании, Денали в Северной Америке, Аконкагуа в Южной Америке, Килиманджаро в Африке, Массив Винсон в Антарктиде. И вишенка на торте – Эверест в Азии.

Недавно Ксения вернулась из Антарктиды и рассказала, как это было:

– Я и мечтать не могла, что когда-нибудь соберусь на этот ледяной белоснежный континент. И вот в декабре я была в самом южном городе на земле в Пунта-Аренас, Чили, и ждала вылета в Антарктиду, чтобы попробовать подняться на её высочайшую вершину – массив Винсон.

Чтобы попасть в Пунта-Аренас, нам пришлось преодолеть расстояние в 23 500 километров. Напомню, что расстояние вокруг земли по экватору составляет 40 075 км, то есть мы пролетели больше половины её диаметра! Летели тремя рейсами – Шанхай-Дубай, Дубай-Сантьяго (с остановкой в Рио на дозаправку) и Сантьяго-Пунта-Аренас. По времени у нас на это ушло двое суток без пары часов.

В Чили
В Чили

Невероятный гид и посадка самолёта на лед

– Итак, буду рассказывать по порядку. В Пунта-Аренас мы встретились с нашим гидом, невероятно крутым Майком Робертсом из Новой Зеландии, человеком бывавшем в 13-ти экспедициях на Эвересте с девятью восхождениями на высшую точку планеты, восемнадцатью восхождениями на Эльбрус, двенадцатью на Денали и множеством других невообразимых для обычного человека достижениями. У такого человека есть чему поучиться, поэтому мы с самого начала стали его очень внимательно слушать. Майк рассказал о том, что нас ждёт в Антарктиде, проверил наше снаряжение, и мы стали ждать вылета на белый континент.

Рейсы тут нерегулярные, и точного времени отправления не бывает. Во вторник мы сдали багаж, нам выдали посадочные талоны, но точной даты вылета не сообщили. В четверг всех собрали и сообщили, что управление авиации Чили внезапно указало отсрочить вылеты в Антарктиду и устроило проверку документов. Возможно, это было связано с недавней авиакатастрофой чилийского военного самолёта, следовавшего в Антарктику. Нам сказали, что время ожидания может быть от трёх дней и более, и мы уже стали планировать, куда поехать вблизи Пунта-Аренас, чтобы провести время с пользой. В пятницу, 20 декабря, мы лениво проводили день, я болтала с мамой, когда в 16.00 пришло сообщение, что в 18.00 мы должны быть в полной готовности в офисе авиакомпании, откуда на автобусах нас отвезли в аэропорт на вылет на базу Юнион Глейшер в Антарктиде.

Ох, вы и представить себе не можете моё волнение и даже небольшую панику при финальных сборах на рейс. В итоге мы были в аэропорту уже в 19.00, и русский военный самолёт ИЛ76-ТД казахстанских авиалиний с русскоязычными пилотами поднялся в воздух ровно в 20.00. Это 25-летний карго самолёт, оборудованный простыми сиденьями для удобства пассажиров.

Перед вылетом нам выдали беруши, так как звук турбин мотора был ни больше ни меньше оглушительным. Но сам взлёт и потом посадка на голубом льду в Антарктиде в итоге были мягче, чем я себе представляла. Со всеми проводами и непонятными штуками, висящими над нашими головами в самолете, казалось, что мы на съёмках в кино, а не на реальном рейсе, летящем в Антарктиду. Интересно, что одним из членов экипажа нашего рейса был белорус!

Первое утро в Антарктиде

– Мы прилетели в Антарктиду в 1.30, затем на больших снегоходах добрались до лагеря, установили палатки, поели спагетти, любезно приготовленные поварами лагеря, не спавшими в этот день и ожидавшими нас, выпили горячего чаю и отправились проводить свою первую ночь на белом континенте.

Лагерь американцев в Антарктиде «Юнион Глейшер»! Очень клёвый, комфортный, относительно непродуваемый ветрами, куда попадают все путешественники после прилета в Антарктиду на Ильюшине и после небольшой адаптации и, возможно, ночёвки тут отправляются в места своих назначений: на горы, вулканы, в горнолыжные туры или кросс-кантри на лыжах и, конечно, на Южный полюс.

В этом лагере антарктическим летом единовременно могут остановиться до 70 путешественников, также здесь в сезон располагается примерно столько же работников, гидов, поваров, пилотов, исследователей и прочих энтузиастов.

Наверное, это одно из самых интересных мест на земле, которое притягивает необычных людей из всех уголков земли. В этом лагере очень вкусно кормят, также тут есть душ (бака воды хватает на три минуты душа, но после высыхай, как хочешь), тут есть зона с книгами, в ней каждый вечер проводят лекции или смотрят кино временные жители Антарктиды.

Температура в лагере летом примерно от -1 до -24 0С, в принципе, довольно тепло. Нам повезло, и ветра не было практически вовсе, поэтому казалось, что на улице очень даже тепло, а градусник показывал -9 0С. Вообще, в Антарктиде летом холод приносит именно ветер, даже когда объявляют температуру за бортом, говорят так, к примеру: температура -5 градусов, с охлаждением ветром -15 0С. По-английски это называется windchills. Именно «холод от ветра» может довести вас до обморожения конечностей, а не температура воздуха местным летом.

Наглядная иллюстрация жизни

– Солнце палит беспощадно, с утра, не успев стянуть с себя маску для сна, нужно сразу же надевать очки. Я, чтобы разглядывать свою красоту, зачем-то тащила с собой до последнего лагеря маленькое зеркальце. Лайфхак на будущее: можно смотреться в отражение своей лыжной маски!

Вроде и хочется быть аккуратной девочкой даже в высоких горных лагерях, но чем выше, тем всё более лень чистить зубы, а про переодеваться и речи нет –
мы не брали дополнительную одежду в последний лагерь, хотели сократить вес и так тяжелых баулов. Я, наученная опытом, теперь беру с собой легкую пластиковую упаковку с зубной нитью, так как знаю, что до чистки зубов высоко в горах у меня руки не дойдут.

Из гигиены – гель дезинфицирующий обязателен! Можно взять влажные салфетки, но они тяжелые, я оставила их в нижнем лагере. Расчёску тоже не тащила, волосы запутались ещё внизу, и тратить усилия и нервы на их распутывание не хотелось.

Лавиноопасная обстановка

– Летим в базовый лагерь горы Винсон в Антарктиде, расположенный на высоте примерно 2 200 метров над уровнем моря. Проведя одну ночь и полдня на базе «Юнион Глейшер», мы загрузились в турбовинтовой самолёт Twin Otter и полетели над нетронутыми пиками и ледниками в базовый лагерь на горе массив Винсон. Это полёт с поистине шикарными видами и длится он около 35 минут. Нашим пилотом была очень милая женщина. Обычно в такой самолет вмещается около двадцати человек, нас же вместе с огромными баулами и рюкзаками вместилось восемь.

Мы были последним пятым рейсом в базовый лагерь Винсона в тот день, и, когда прилетели в 16.35, другие команды уже установили свои палатки и готовили еду. Нам потребовалось чуть более двух часов, чтобы раскопать закладки нашего гида с прошлого года (19 баулов!!!) и установить палатки. Затем началась растопка льда и приготовление ужина. В 21.00 мы ели горячий ужин и уже через час лежали без задних лап в нашей огромной четырёхместной палатке, предварительно обмазавшись солнцезащитным кремом, потому что в Антарктиде абсолютно реально сгореть даже через палаточную ткань.

Первая ночь в базовом лагере была прекрасной: я спала 10 часов, из которых 3 часа 22 минуты глубоким сном, я так дома никогда не сплю!

Утром мы были полны сил и готовы тащить сани и баулы в следующий лагерь (Нижний или Low Camp). Первый звоночек о нестабильной ситуации на склонах великолепной горной системы Элсуорт (Ellsworth Mountains) и гряды под названием Сентинел (именно там расположен высший пик Антарктики – Винсон Массив) прозвучал тогда, когда мы услышали сильный грохот где-то поблизости. Гид пояснил, что это «поблизости» на самом деле находится далеко и что это так шумно сошла лавина.

Чуть позже рейнджеры, уже находящиеся в Нижнем лагере, сообщили о лавиноопасной обстановке рядом с лагерем, и наш гид решил не идти в этот день туда, а пройтись метров 300–400 наверх и закопать закладку. Так сделали почти все группы, лишь российский гид клуба «Семь вершин» повёл свою команду сразу в Нижний лагерь.

Разница между «идти сразу» и «пройти половину и зарыть закладку» очевидна: зарыв закладку, можно облегчить себе путь до лагеря на следующий день, ведь тяжелые рюкзаки и сани вместо всего пути надо будет нести всего половину. На вопрос, как лучше поступать, ответа нет и быть не может: всё зависит от конкретных условий и людей.

Мы прошли около 350 метров вверх, подъём по направлению к Нижнему лагерю очень плавный, и мы совсем не устали, зарыли закладки у поворота к зоне «Нон-стоп» (это особо лавиноопасная местность, и в ней останавливаться на поправить страховочную систему или попить водички нельзя) и вернулись в лагерь к ужину. В базовом лагере наш гид выготавливал разные вкусности, заранее предупреждая нас, что выше так уже не будет.

В этот вечер он налил нам по бокалу вина, и мы отправились спать сытые и довольные, надеясь на то, что на следующий день ситуация с нестабильным снегом разрешится в нашу пользу. Ночь была спокойная и тихая, казалось, будто ветра совсем не существует. Опять и снова не верилось, что мы в Антарктиде.

– Назавтра по пути в следующий лагерь на Винсоне мы увидели лавину уже своими глазами. Она резко сошла с крутого склона примерно в двадцати минутах ходьбы от места, где мы тащили свои сани. Было страшно. Мы остановились и подождали другую команду, чтобы гиды могли обсудить ситуацию. В итоге решили идти дальше, но в лавиноопасной зоне «Нон-стоп» договорились оставить карабины на страховочной системе открытыми, чтобы в случае схода ещё одной лавины, мы смогли быстро отстегнуться друг от друга, скинуть рюкзак с прицепленными к нему санями и бежать в противоположную сторону от лавины. Минут 40 пока мы шли по этому участку, было очень страшно, снежные комы и лавинная пыль были рассыпаны прямо по нашей тропинке. Зато какое облегчение, когда эта зона была пройдена и вдалеке замаячил лагерь.

Когда мы пришли на место, очень хотелось рухнуть куда-нибудь, желательно в готовую палатку, но нет, мы ещё часа три выкапывали закладки с палатками, потом копали углубление для них в снегу, после чего выдалбливали ровную поверхность во льду. Я никогда в своей жизни столько не копала.

Здесь нам предстояло остаться на две ночи.

Самый сложный день

– В Антарктиде субъективно для меня самый сложный был день перехода из Нижнего лагеря в Верхний – последний лагерь перед штурмом вершины. Это самый крутой подъем из всего маршрута, на нём установлены фиксированные веревки – 6 штук по 200 метров – и набор вертикальной высоты составляет 800 метров на веревках и ещё 200 по менее крутому склону.

При всём при этом нам нужно было нести все свои вещи для ночёвки в последнем лагере и для восхождения на вершину плюс еду и баллоны с газом в рюкзаке, что не облегчало задачу. В самом начале верёвок мне было ужасно неудобно идти, так как пояс моего рюкзака перекрутился, и весь он на мне сидел криво и косо. К концу второй веревки мне хотелось выть на луну или солнце одновременно, и наш гид помог мне его поправить. Сразу стало легче, и верёвки оказались не такими сложными, как если идти с перекошенным рюкзаком на плечах.

Но грех жаловаться: нам очень сильно повезло с погодой, небо в этот день было невероятно голубым, а белоснежные пики на его фоне выглядели нарисованными. Ветра не было совсем, и мы могли даже сделать фотографии на маршруте, когда наш гид рассказывал, что именно тут бывает очень холодно, и можно слегонца получить обморожение пальцев, сняв перчатки для красивого снимка.

Весь путь из Нижнего лагеря в Верхний занял у нас пять с половиной часов. Ох, как счастлива я была, когда мы дошли до места, но, как обычно, нужно было откапать закладки с палатками и установить их. В этот день помощь от меня была минимальной, как только наша палатка была закреплена в снегу, я нырнула в свой спальник для температуры от -70 до -90 (!) (мне, кстати, в нем было жарко в Антарктиде!), согрелась и забылась сном до ужина.

Вершина!

– Мы поднялись на высшую точку Антарктиды 27 декабря 2019 года.

Погода была хорошая, холодно, но без сильного ветра и облачности. Нашим гидом был человек с огромным опытом восхождений, но нести все вещи в рюкзаках и на санях мы должны были сами, и теперь у меня на ключицах и бёдрах царапины и раны, прям как у героини Риз Уизерспун в «Дикой». Наверное, для меня самым трудным было именно тащить поклажу, в день восхождения на вершину, когда в рюкзаках у нас была только вода и запасная тёплая одежда.

Когда мы дошли до просторного ледника, ветер начал наяривать сильнее, и я надела свою самую тёплую штурмовую куртку и варежки. После долины мы стали подниматься под более крутым уклоном вверх, и я опять согрелась. В следующий раз мне понадобилась куртка и варежки уже на гребне перед самой вершиной. Ветер дул не так сильно, как нас предупреждали. Про температуру трудно сказать, по ощущениям было от -15 до -30 0С, в зависимости от ветра: если он дул, становилось ужасно холодно, если успокаивался, то казалось, что мы не на самой высокой горе в Антарктиде, ведь на ней не может быть не холодно!

Гребень перед вершиной – самое красивое, что я когда-либо видела! Как сам гребень с крутыми отвесными склонами по обе стороны, так и виды, которые открываются оттуда! Фотографий нет, мы боялись отморозить пальцы (как отморозил один из восходителей из соседней группы в тот же день, когда мы поднимались).

Спуск

– Спустя время, как неминуемо случается в горах, поход в горы вершиной не заканчивается, и нам предстояло спускаться с высоты последнего лагеря 3 800 м в базовый лагерь на высоте 2 200, чтобы оттуда нас забрал самолет Twin Otter на базу американцев Union Glacier, где нас ждал огромный выбор еды, вино и удобство палаток перед вылетом на большую землю.

После самого восхождения мы переночевали одну ночь в последнем Верхнем лагере, и наутро в 7.00 нас ждали последний завтрак от нашего гида Майка и спуск вниз. Мы свернули лагерь, разложили палатки, Майк их закопал вместе с оставшейся едой и снаряжением для будущих экспедиций, и отправились вниз.

Вниз идти, естественно, быстрее, чем вверх, но чаще и опаснее: большинство неприятностей, а также смертельных случаев происходит именно на спуске с вершины, а не во время восхождения на её пик. Мы же выспались и шли довольно бодрые, однако долгий спуск по фиксированным веревкам не внушал мне доверия, я никогда столько долго (1 200 метров была длина веревок) не спускалась/поднималась на закрепленных веревках по крутому склону.

Сколько часов и шагов мы прошли, помнит лишь мой браслет, в итоге мы доволокли свои сани до Базового лагеря, и – о, чудо! – там нас ждал красавец Twin Otter, и уже спустя час мы летели на базу Union Glacier к вкусной еде, трехминутному душу, вину и прекрасным беседам с обитателями этого самого лучшего места на земле: исследователями, учеными, путешественниками, альпинистами и работниками этой базы (где я тоже отныне хочу работать).

Перепечатка текста Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity