Общество > Сельская жизнь

3067

Живут деревни Речицкого района. Пескополье Гузовых. И не только их

 +

…Повезло, ибо тот, к кому ехали в деревню Пескополье, а это Сергей Иванович Гузов, находился на улице. Хотя, отправляясь из Речицы, его не предупредили. Но в жизни, как известно почти каждому, нередко нечто дополняется событиями, друг от друга не зависящими, и тогда случайность определяется в реальность.

Иванович, перейдя улицу, присел у одного из строений, непонятной конструкции напоминающей фургон. Украшение объекта, названного только что, – якорь лодки и замысловатая блесна для ловли рыбы. Висели-красовались как напоминание о временах, когда и С. И. Гузову доводилось видеть рыбные экземпляры размером поистине диковинным: сазаны чуть ли не в метр и весом килограммов в десяток.

Слово за слово – и покатился разговор между нами вначале об истории местно-пескопольской. Довелось вспомнить и Всероссийскую перепись 1897 года, показавшую: в Пескополье два двора при четырех жителях. А еще – кирпичный завод (цагельня), на котором, как надо понимать, и трудились, добывая хлеб насущный, первые из пескопольцев.

Селение росло дворами и жителями. Поэтому в 1916-м, когда до революций (буржуазно-демократической и пролетарской) оставалось совсем немного, здесь уже 20 домов и 142 жителя.

В 1930-м, как и в большинстве населенных пунктов нынешней территории Речицкого района, «слепился» колхоз. Над названием долго не раздумывали – «Чырвоны востраў», определив тем самым как особенности местности (вокруг озера и болота), так и верность духу пролетариата.

К началу Великой Отечественной Пескополье доросло до 36 дворов и 109 жителей.

Сергей Иванович Гузов, к которому и ехали в Пескополье
Сергей Иванович Гузов, к которому и ехали в Пескополье

…Минут через десяток нить беседы стала складываться в полотно семейственности. И мы, гости, вместе с хозяином взялись перебирать сотни фотографий, отыскивая те, от которых веяло чуть ли не столетием.

– Да вот и он! – радостно потер руки Иванович, беря фотографию дедуся с окладистой бородой. Но лицом, коль бороду сбрить, несравнимо молодым. И со взглядом умно-проницательным.

По словам внука (отцовская линия), на фото Семен Борисович Гузов. Слыл человеком отважным, с изрядной долей хитрецы. Так, был отличным… картежником. Случалось: отправлялся и за сотни километров, чтобы прибыть из далеких краев с богатым выигрышем.

Семен Борисович Гузов – «легенда» семьи
Семен Борисович Гузов – «легенда» семьи

В войну первую империалистическую (разгорелась летом 1914-го) стал под знамя государя императора. Однажды замочил одежку так, что довелось сушить до нитки. Расстелил амуницию под горячим солнцем, разложил вокруг деньжата.

Офицер, узрев подобное, не преминул спросить: «Знать, вы владеете игрой картежной?»

– Так точно, ваше благородие! – отчеканил бравый солдатушка.

Выслушал дельный совет: имеющиеся ассигнации перевести в золотые монеты. Ибо инфляция, связанная с особенностями войны, может превратить добро чуть ли не в труху.

Послушался. Вот и пришли в дореволюцинное Черное царские червонцы золотые. Чем порядком удивили местный люд.

Куда они, червонцы-то, делись после 1917-го и войны уже гражданской, С. И. Гузов (внук Семена Борисовича Гузова), конечно же, знать не знает. Хотя, как догадывается, червонцы не пропали…

Дедусь же Семен, сменив царское на советское, «дал жару» и во времена войны гражданской. В особенности против адмирала Колчака.

А настало время становиться на рельсы коллективизации, оказался вдали от отчих краев. Побывал, как сказывал, в Китае и даже в Японии, называемой самурайской. Возвернулся на берега российские. Поэтому Иван Семенович Гузов, отец нашего собеседника, родился в селении Фокинское. А это – Красноярский край.

В отцовском паспорте две записи о времени рождения, позволившие (по малолетству) не стать в армейский строй даже в конце войны Великой Отечественной.

Год 1941-й в семье Гузовых почитаем особо. Когда немцы вошли в Речицу (август), то и тогда, пробиваясь из окружения, выходили сотни, а то и тысячи наших бойцов и командиров. Нередко следовали вблизи деревни Черное. Семен Борисович Гузов не раз проводил группы окруженцев, показывая дорогу самую безопасную. Делал это с братом Степаном. Как-то Степан Борисович был замечен немцами. На требование поднять руки бросил во врага гранату. В ответ пулеметная очередь…

– Пропал Степан, – говорили в Черном и Пескополье, лишь догадываясь о его печальной судьбе. И тянулось такое незнание до дня, как соседская собака по кличке Тамара принесла… голову человека. Узнали по золотой коронке: такая коронка перед войной из всех сельчан имелась только у него, Степана.

– Где взяла? – вопрос к собаке. Та рванулась, показывая следовать за ней. Семенила, останавливаясь, чтобы дождаться людей. Привела туда, где отважный Степан Борисович лежал уже неузнаваемым.

Родители матери Сергея Ивановича
Родители матери Сергея Ивановича

Он похоронен на погосте Пескополья. И Сергей Иванович Гузов, внук двоюродный, считает за обязанность заботиться и о могилке этого родного человека. О погибшем в книге «ПАМЯЦЬ. Рэчыцкі раён» (Минск, издательство «Беларусь», 1998 г., книга 1, с. 273) строки следующие: «ГУЗАЎ Сцяпан Барысавіч, н. у 1895–1901(?), партызанскі сувязны, патрапіў на варожую засаду, жывым карнікам не даўся». Здесь же и сведения, что во время Великой Отечественной войны деревня Пескополье была сожжена карателями в августе 1943 года: уничтожены 33 двора, расстрелян Бонадык Григорьевич РЯБЦЕВ, 1886 г. р.

Обсуждаем случившееся, удивляясь разуму сучки Тамары.

– Прожила три десятка лет, – уверен Сергей Иванович. Хотя и понимает, что век собаки, коль по науке, гораздо меньше.

Вспоминает Иванович и деда Афанасия (линия материнская). Обращается к фотографии, на которой тот с женой Марией. Дед погиб в 1941-м, когда враг подошел к Минску…

Фотография следующая.

– Баба Маша держит мою мать, – говорит Сергей Иванович, называя год – 1933-й. Старается отыскать фотографию времени послевоенного. Где уже отец. Нашел сразу две. На них Сергей Иванович, родитель, в пору армейской службы. На второй – во время, близкое к пенсионному.

Бабушка с матерью
Бабушка с матерью

Беседа клонится ко времени, когда в Пескополье по-хорошему гремели и колхоз «Чырвоны востраў», и бригада совхоза «Речица» («Речицкий»).

Делаем подсказку: в первоначально-послевоенный период Черное и Пескополье удивляли район тем, что местные труженики брались и за выращивание тогдашне-аграрной экзотики – арбузов.

Слышим фамилию одного из мастеров-арбузников, узнаем, в каком месте Пескополья он жил.

Коль тряхнуть архив автора данного материала, легко отыскались бы с десяток ударников былого «Чырвонага вострава». В их числе – Иван Семенович Гузов, отец Сергея Ивановича. А еще – Петро Демиденко. Было, ступая плечо в плечо, свалили в прокосы (за день) 3,4 гектара молодой травы.

Бригадир, удивляясь, поставил против фамилий ударников по 1,7 га. А это, коль брать норму, превышение… пятикратное.

В общественном полеводстве в числе первых находилась и Ольга Афанасьевна, мать Сергея Ивановича.

Семья держала и по две коровы. Запас сена – проблема из проблем. Собирали на каждом клочке. Родителям помогали сыновья: старший Валентин (военный в Минске), с младшим беседуем, сидя у «фургончика». Он не забывает прикрикнуть на младшего из своих сыновей: «Саня, ты еще сделал бы…»

Ольга Афанасьевна,  мать Сергея Ивановича
Ольга Афанасьевна, мать Сергея Ивановича

Александр отцу не перечит и словом. Хлопец, как узнали, постигает навыки сразу нескольких аграрных специальностей, являясь учащимся Речицкого колледжа, который в Озерщине.

– Михаил у меня строитель. Работает в Речице, – повествует отец о сыне старшем.

Подошла жена С. И. Гузова. Работает администратором охотничьего комплекса Речицкого лесхоза, до которого, будь надобность, от Пескополья подать рукой.

У Сергея Ивановича и Елены Петровна сын средний – Иван. Выучился на экономиста-менеджера. Живет и работает в далеком Санкт-Петербурге (Российская Федерация). Коль надумается к родителям в Пескополье, без гостинцев не приезжает. Обязательно да балует родню рыбой.

– Такой у нас нет, – уверен Сергей Иванович, нахваливая российские консервы. Отмечает отменный вкус и сливочного масла. Белорусского. Купленного там же, в Петербурге.

…Когда следовали улицей Пескополья, узкой, что двум автомобилям разминуться сложно, удивились безлюдью, на что показывало не только отсутствие населения, стоящего у ворот, или отдыхающего на скамьях вблизи жилья, но и пустота во дворах: ни белья, ни утвари…

– Считай, почти никого, – согласился Сергей Иванович, выслушав цифры, полученные нами, сотрудниками «Дняпроўца», от Натальи Александровны ЛОМАКО, председателя Белоболотского сельского Совета: в Пескополье – 34 дома, из которых зарегистрированных – 13, жителей – 19.

Иван Семенович Гузов  в молодости
Иван Семенович Гузов в молодости

Уже нет в живых деда Романа, о котором некогда довелось писать материал зарисовочного характера. Великую Отечественную он, как и мой отец, встретил в составе 800-го стрелкового полка, сформированного из жителей Речицкого, Лоевского и Хойникского районов, до этого в армии не служивших, а прошедших короткую подготовку с отправлением в запас по 2-й категории. Поэтому и бит был полк 800-й при первом же вражьем серьезном ударе…

– Анна Рябцева уехала также, – сообщил С. И. Гузов, называя последнюю хозяйку Пескополья, что держала, помимо домашней птицы, пчел да корову даже после того, как не стало мужа…

Время подхода к строкам чисто о нашем собеседнике. Сергей Иванович – пенсионер. Право на «заслуженный отдых» получил нелегко-опасной работой в МЧС. Был в речицко-пожарной службе в числе первых.

Иван Семенович Гузов незадолго до выхода на пенсию
Иван Семенович Гузов незадолго до выхода на пенсию

И вот теперь родное Пескополье, о чем не жалеет нисколько. На богатое подворье не замахивается, ограничиваясь домашней птицей. Не согласен, что многое из нынешне-сельского уклада «регулируется» без особого знания. Поэтому и местно-чернянские озера нынче почти пусты. Получается: за рыбешку можно схлопотать немалый штраф, коль словить ее тем же неретом. Хотя так ловили поколения полешуков. Теперь же озера  заросли. Растительность, разлагаясь ближе к осени, приводит к рыбному замору. Как говорится: ни тебе, ни мне.

…Оставив Пескополье, следуем в Речицу. По обе стороны дороги – вода: поблескивает озерцами-старицами. В душе завидуем Сергею Ивановичу, его жене Елене Петровне, их детям, имеющим возможность заглянуть на родное подворье, которое должно помнить и шаги дедовские.

Вспомнилось пожелание Сергея Ивановича. Коль дойдет до материала, то отметить обязательно: они, ГУЗОВЫ, если с точностью один к одному, – из БОРХОВА (населенный пункт Борщевского сельского Совета), упоминание о котором еще в документах года 1511-го…

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети