Культура > История

2120

Речицкий район в годы военного лихолетья. Геноцид изведала Борщевка

 +

...Большая часть Речицкого района под пятой немецко-фашистских захватчиков оказалась 23 августа 1941 года. Заднепровье же нашего региона было оккупировано четырьмя днями ранее.

 

Так, в деревню Борхов, находившуюся в составе Уваровичского района (ныне в Речицком), враг вступил 18 августа, используя танки.

Весть о случившемся быстро долетела до Речицы.

Командир роты Речицкого народного ополчения Иван Иванович Бидо получил задачу немедленно подобрать людей для выезда в деревню Борщевка, куда, как предполагалось, немцы двинутся не только со стороны Борхова, но и Гомеля.

Согласно воспоминаниям Нестора Сильвестровича Алексеенко, являвшегося в то время командиром батальона Речицкого народного ополчения, в Борщевку (стык районов Речицкого и Гомельского) направились несколько автомашин. Первая остановка – около стальмоста через Днепр. Армейский капитан уверял: немцы уже в Борщевке, поэтому им уже сделаны необходимые распоряжения о подрыве моста.

На левый берег Днепра смогла пройти только одна машина с ополченцами, которая и проследовала к месту назначения, прибыв в деревню ночью. Утром Алексеенко имел разговор с армейским полковником, под началом которого находилась группа из 12 бойцов. К сожалению, согласовать в деталях совместные действия не довелось, ибо стало ясно: немецкие танки уже в рай-оне железной дороги (от разъезда до Борщевки всего три километра). Немецкие пехотинцы появились и на шоссе со стороны областного центра.

Конечно же, бой оказался неравным. Выстрелом из пушки стальная махина уже первым снарядом разбила автомашину ополчения. Через минуту-другую умолкли и его пулеметы. При этом погиб пулеметчик Журавский, тяжелое ранение получил боец Чередник...

Стало ясно: необходимо отступить, что и было сделано достаточно организованно.

В воспоминаниях Н. С. Алексеенко нет упоминания о Георгии Шляхтенко. Старожилы же Борщевки утверждают: Шляхтенко – офицер запаса. И именно он стоял во главе подразделения местного ополчения. Погиб в бою 19 августа 1941-го, о котором поведано выше.

...Вступив в Борщевку, фашисты сразу же устроили охоту за теми, кто мог быть в ополчении. Не найдя таковых, вскоре схватили семью Эльки Борисовича Маянца. Она проживала на улице Гавриловка, которая ныне именуется Школьной. Глава семьи – еврей, 50–55 лет. Вместе с ним в Гомель на расстрел были отправлены его жена, малолетние сыновья Арон и Иоффе, а также дочь, имя которой установить не удалось.

У Маянцев был и старший сын Вульф (Владимир). Он родился в 1922 году, перед войной окончил Борщевскую среднюю школу (первый выпуск). Мечтал о мирной профессии, стал варщиком шоколада гомельского кондитерского комбината «Спартак». С началом германской агрессии отправился в военкомат, чтобы влиться в армейский строй. Задуманное не удалось. Парень решил пробираться в родную деревню. Опасаясь нарваться на врага, направился окольным путем. Проходя лесными угодьями, был задержан вооруженными людьми на территории Долголесского сельского Совета. До Борщевки оставались считанные километры. Владимир еще не знал о том, что его отчий дом уже без хозяев.

Как оказалось, задержавшие Владимира – разведчики Гомельского партизанского отряда «Большевик».

Первоначально Владимиру Маянцу довелось изведать подозрения и недоверие. Однако очень быстро все сомнения в отношении его улетучились. Владимир также стал разведчиком. Отличался истинными бесстрашием и решительностью. Его фамилия – в приказе начальника Белорусского штаба партизанского движения (от 24 апреля 1943 г.) в связи с награждением народных мстителей Гомельщины медалью «Партизану Отечественной войны». Вскоре последовала и награда очередная – орден Красной Звезды. В партизанской характеристике В. Э. Маянца следующие строки: «Тов. Маянц В. Э. за время пребывания в отряде проявил себя дисциплинированным, энергичным, бесстрашным партизаном-разведчиком. Тов. Маянц В. Э. участвовал в боях по разгрому полицейских участков и волостных управ в д. Борщевка Лоевского р-на, д. Узнаж и м. Горволь Речицкого р-на, где личным примером смелости и отваги зажигал бойцов и наводил ужас на противника.

Смелый и отважный разведчик неоднократно добывал ценные сведения по передвижению и концентрации войск противника. В сентябре 1941 г. тов. Маянц с группой партизан на шоссе Гомель – Чернигов из засады уничтожил 4 автомашины с войсками и грузом противника...»

В. Э. Маянц, сполна отомстив врагу за уничтожение своей семьи, был отмечен и орденом Отечественной войны I степени (1985 г.).

 

...Осенью 1941 года фашисты, создав в Борщевке полицию, провели карательную акцию против местного актива. В числе расстрелянных – Петр Трофимович Захаренко (род. в 1911 г., до войны работник потребительской кооперации), Иван Васильевич Еременко (род. в 1892 г., участник Гражданской войны, колхозник-ударник), Петр Васильевич Еременко (род. в 1900 г., до войны работал дорожным мастером), Андрей Яковлевич Савченко (род. в 1916 г., работник почты), Иван Данилович Столяров (род. в 1907 г., финансовый агент сельского Совета), Александр Антонович Стасенко (колхозник-ударник), Петр Петрович Хоменков (колхозник-ударник), Алексей Петрович (Мартынович) Тимошенко (род. в 1892 г., участник Гражданской войны, до войны являлся фельдшером), Петр (Федор) Сергеевич Янков (род. в 1916 г., предвоенный председатель правления местного колхоза «18-й партсъезд»)...

Поистине трагична судьба Татьяны Тихоновны Зайцевой. Женщина была задержана карателями в поле, где занималась прополкой участка картофеля. Выслушала обвинение в том, что носила партизанам еду. К несчастью, на Татьяне Тихоновне оказалось что-то из нижнего армейского обмундирования. Ее водили по деревне с требованием указать, кто связан с партизанами. После жестоких истязаний несчастная была расстреляна.

Героической явилась смерть Петра Никитовича Мартыненко, учителя Борщевской средней школы. По заданию партизан он пошел служить в полицию. Принимал участие в разгроме полицейского участка в предновогоднюю ночь. Опознан и выдан кем-то из сельчан. Был арестован и отправлен в Гомель. После пыток, ничего от него не добившись, фашисты доставили Мартыненко в родную деревню, намереваясь прилюдно повесить.

На несколько минут Петр Никитович был оставлен без охраны. У него, уже искалеченного, хватило сил, чтобы (и это со связанными руками) соскочить с машины на землю и броситься огородами в целях спасения. Смог убежать порядка с километр. За ним уже гнались полицаи. Они и расстреляли своего бывшего «сослуживца»...

В 1943 году смерть от рук оккупантов приняли ни в чем не повинные Кондратий Павлович Григоренко и Демьян Борисович Зайцев.

Несколько жителей деревни Борщевка не вернулись из Германии, куда были угнаны в 1942 году в качестве трудовых рабов. В их числе Анастасия Константиновна Бортновская, Виктор Константинович Бортновский, Мария Ивановна Захаренко, Павел Павлович Ткачёв...

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity