Общество

307

Начальник УСК по Гомельской области рассказал, сколько уголовных дел возбудили по протестной тематике и что собой представляют задержанные и обвиняемые

 +

Поствыборный период в Беларуси выдался непривычно жарким. И речь, к сожалению, не о температуре воздуха, которая была в августе. А о том, что часть протестовавших позволила себе грубо нарушить закон. Как пресекались такие действия, что собой представляют задержанные и обвиняемые по уголовным делам и можно ли остаться анонимным в Telegram, корреспонденту "Гомельскай праўды" рассказал начальник управления Следственного комитета по Гомельской области Сергей Удовиков.

Сергей Удовиков: «Задержанные порой и сами себе не могут объяснить, зачем нарушили закон». Фото Олега Белоусова
Сергей Удовиков: «Задержанные порой и сами себе не могут объяснить, зачем нарушили закон». Фото Олега Белоусова
 

Не «просто гуляли»

– Сколько в прошлом году было возбуждено уголовных дел, связанных с протестной активностью?

– Свыше 160. Из них по 33 производство уже окончено, по многим судами вынесены приговоры. Фигурантами стали 40 человек. Честно говоря, ситуация была для нас несколько нетипичная: мы больше привыкли «воевать» с чистой уголовщиной (убийствами, грабежами, разбоями), а тут занимались расследованием дел по статьям, с которыми раньше и не особо сталкивались. Например, 342-й – Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них.

– Какие еще статьи наиболее часто мелькали?

– Приведу статистику. По факту клеветы (ст. 188) было возбуждено 28 уголовных дел; за насилие либо угрозу применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел (ст. 364) – 27; оскорбление представителя власти (ст. 369) – 20; хулиганство (ст. 339) – 16; насилие либо угроза в отношении должностного лица, выполняющего служебные обязанности, или иного лица, выполняющего общественный долг (ст. 366) – 14; осквернение сооружений и порча имущества (ст. 341) – 12; оскорб­ление Президента Беларуси (ст. 368) – 12. Также из того, что ранее было не характерно, мы возбудили девять дел по статье 309 – умышленное приведение в негодность транспортного средства или путей сообщения – имеются в виду случаи, связанные с железной дорогой. И несколько дел по статье 370 – надругательство над государственными символами. Уверен, вы о них слышали: наиболее известный – снятие флага на площади Ленина в Гомеле 16 августа прошлого года. Сейчас по этому факту задержан второй подозреваемый. А первый приговорен судом Центрального района Гомеля к двум годам химии.

– Также большой резонанс вызвала находка на Обкомовском озере в областном центре, когда под древком бело-красно-белого флага было закопано подозрительное устройство.

– Действия обвиняемого квалифицированы как особо злостное хулиганство. Дело уже рассматривается в суде. А устройство, действительно, было похоже на взрывное: имелись прищепка с металлическими проводами, батарейка, порошкообразное вещество… К слову, в деле два эпизода.

Во втором – на пересечении улиц Головацкого и Восточный обход у бчб-полотнища была оставлена коробка с надписью «Не вскрывать». В этом случае тоже приезжали саперы.

Внутри оказались два подшипника и картинка оскорбительного характера. Интересно, что обвиняемый по этому делу – человек с высшим образованием, ранее не судимый, 1989 года рождения. Казалось бы, взрослый мужчина, не глупый, без криминального прошлого – и пошел на преступление.

– Как обвиняемые обычно объясняют свои поступки уже во время следствия? Чем мотивируют?

– По-разному. В этом случае человек пояснил, что таким способом хотел добиться, чтобы милиция не снимала бчб-полотна. Это сложно даже комментировать.

– Мы видим по телевизору ролики, в которых на фоне государственного флага задержанные рассказывают, как сильно раскаиваются в содеянном. Думаете, там есть хоть доля искренности?

– Конечно. Многие не могут и сами себе объяснить, зачем нарушили закон, только разводят руками, сожалеют. Раскаиваются, извиняются, хотят сотрудничать, возмещают ущерб. Вспоминается 60-летний житель Жлобина, который бросил в милиционера бутылку и разбил ему бровь. После задержания не мог найти причину для своего поступка. Ссылался на состояние алкогольного опьянения и деструктивное влияние соцсетей.

– А как же идейные борцы с режимом?

– Таких единицы. За оскорб­ление Президента привлечен Романов из Хойников. Причем до этого он неоднократно совершал административные правонарушения (мелкое хулиганство и нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий). Гомельчанин Губич был на несанкционированной акции и ударил омоновца ногой – привлечен за насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел.

– Сторонники протестных акций часто пишут в интернете, что они и их товарищи совершенно «ничего не делали» и вообще «просто гуляли», чуть ли не «мимо проходили»…

– Знакомые фразы. Но хочу заверить: никаких уголовных дел в отношении тех, кто «просто гулял», в суды не передавалось. Кидавшие бутылки, камни, булыжники, плитку, «коктейли Молотова», бившие правоохранителей руками и ногами, распылявшие слезоточивый газ – это отнюдь не «мирно протестующие». Перед Фемидой предстали только те обвиняемые, которые грубо нарушили закон. И еще к вашему вопросу об идейных. Расскажу другой показательный эпизод. Гомельчанин Непомнящих присутствовал на суде по уголовному делу о снятии государственного флага на площади Ленина в Гомеле. Когда судья огласил приговор и удалился, Непомнящих оскорбил гособвинителя, сказал, что его нужно посадить на кол, и назвал присутствовавших в зале организованной преступной группировкой. По данному факту мы провели проверку и возбудили уголовное дело. Вот как ведут себя идейные.

Печальный лидер – Жлобин

– Говорят, среди фигурантов уголовных дел, связанных с незаконными массовыми мероприятиями, много молодежи, безработных и ранее судимых. Это так?

– Мы проанализировали информацию, и, действительно, можно сделать определенные выводы. 55% привлеченных в качестве обвиняемых (подозреваемых) – люди в возрасте от 18 до 35 лет, 15% – несовершеннолетние. По семейному положению 50% – холосты либо не замужем, 37,5% – имеют семьи, 12,5% – разведены. Уровень образования такой: 20% – с высшим образованием, 37,5% – со средним специальным, 2,5% – с профессионально-техническим, 25% – со средним, 15% – с неполным средним общим образованием. Что касается занятости, то 40% – рабочие, 27,5% – не работают и не учатся, 17,5% – учащиеся. По-моему, очень красноречивая картина. Но я добавлю еще несколько штришков: некоторые из обвиняемых страдают нервными расстройствами, легкой формой умственной отсталости, стоят на учете у психиатра. Другие причисляют себя к праворадикальным футбольным фанатам. Публика довольно разношерстная, однако нельзя не отметить, что многие из них ранее неоднократно нарушали закон. 42,5% привлекались к административной ответственности, в том числе по статье 23.34 КоАП (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий). Ну и достаточно всплыло тех, кто привлекался к уголовной ответственности, – они как будто почувствовали, что пришло их время.

– Если говорить о территориальном факторе, наибольшая активность наблюдалась, наверное, в Гомеле?

– Не совсем так. К уголовной ответственности привлечены 12 жителей областного центра (это 30% от общего числа). Впрочем, серьезных эпизодов в Гомеле, кроме трио с «коктейлем Молотова», который бросили в милиционеров, у нас в производстве не было. Ну и горожанин недалеко от драмтеатра распылил перцовый баллончик в омоновца. Когда задержанного допрашивали, не мог толком объяснить, зачем это сделал. На видео четко видно, что милиционер никоим образом его не трогал, вообще не обращал никакого внимания. А наибольшее количество преступлений, сопряженных с массовыми беспорядками, у нас в Жлобине – привлечены 17 лиц (42,5%). Кроме того, фигурантами стали два жителя Светлогорска, по одному из Хойников, Брагина, Житковичей, Калинковичей и Добруша. Четыре человека – жители деревень: два из Гомельского района, два из Мозырского.

– В Жлобине неспокойная обстановка была на БМЗ. Заводчан, очевидно, пытались раскачать на забастовки. Что известно о зачинщиках?

– Вы правильно сказали – пытались раскачать. Потому что происходившее на этом предприятии никакого отношения к забастовке не имело.

И говорить, что кто-то пострадал из-за участия в стачке, на мой взгляд, абсолютно некорректно. В законодательстве четко прописано, что такое забастовка, как она оформляется, какова процедура и так далее. А это был некий эмоцио­нальный акт группы людей, которые выдвинули сугубо политические требования. И при чем здесь деятельность завода? Итак, 17 августа прошлого года во время несанкционированной акции несколько рабочих БМЗ с нарушением порядка проникли на территорию завода. Заблокировали движение технологического транспорта – преградили дорогу тяжеловозу, который доставлял металл в цеха. Это привело к остановке выплавки стали в трех печах.

– Но сами печи не отклю­чались?

– Нет. Они несколько часов работали вхолостую. А если бы полностью остановились, то их было бы куда сложнее запустить и ущерб несоизмеримо больше. А так для возмещения предъявлялось 1088 руб­лей 30 ко­пеек, которые пошли на оплату увеличения расхода элект­роэнергии, необходимой для восстановления рабочей температуры в печах. Теперь по личностям тех, кого мы привлек­ли. Один из них – разливщик стали 6-го разряда, 1982 года рождения, гражданин России Магидов. Скрылся от следствия, объявлен в розыск. Интересно, что он активнее всех выдвигал политические требования, был недоволен итогами выборов. Хотя как иностранец вообще не являлся участником политических процессов в нашей стране, но, видно, очень сильно «переживал» за судьбу республики… Остальные – граждане Беларуси. У всех «богатая» биография. Оператор поста управления резки горячего металла Бобров, также 1982 года рождения.

В 2003-м был осужден за совершение грабежа и разбоев и приговорен к семи годам лишения свободы. В 2012-м привлекался к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, в 2017-м – за приобретение пива для несовершеннолетней. При этом весной прошлого года проходил потерпевшим по факту несанкционированного доступа к компьютерной информации к его учетной записи в соцсети. То есть не стеснялся обращаться к «карателям», когда ему это было нужно, и никакой проблемы не видел.

Кидавшие бутылки, камни, булыжники, плитку, «коктейли Молотова», бившие правоохранителей руками и ногами, распылявшие слезоточивый газ – это отнюдь не «мирно протестующие». Перед Фемидой предстали только те обвиняемые, которые грубо нарушили закон

Следующий – водитель Говор, 1978 года рождения.

В 2003-м совершил угон автомобиля Департамента охраны МВД. В 2006-м году осужден за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения. Систематически привлекался к административной ответственности, в основном за нарушение Правил дорожного движения. В марте 2012 года передал взятку врачу-наркологу медсанчасти БМЗ за выписку незаконного больничного на четыре дня. Был освобожден от уголовной ответственности, так как добровольно заявил об этом факте.

И наконец – автослесарь Поваров, 1990 года рождения. В 2008-м осужден за угон автомобиля, в 2009-м – за хулиганство, совершенное группой лиц. Кроме того, более 30 раз привлекался к административной ответственности. Например, в 2011 году за нахождение в пьяном виде в общественном месте, неповиновение сотрудникам милиции, в 2016-м – за умышленное причинение телесных повреждений. А в 2007–2009 годах был потерпевшим по уголовным делам о хищении принадлежавшего ему имущества. Вот они – лидеры протестов на БМЗ.

Приговор постановлен судом Жлобинского района 3 февраля этого года. Все трое признаны виновными по части 1 статьи 342 Уголовного кодекса (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). Двое приговорены к 2,5 года лишения свободы, один – к трем годам.

Одна укусила, вторая забралась на капот

– Не могу не спросить, привлекались ли к уголовной ответственности по «протестным» делам женщины?

– Да, две. Одна – врач-педиатр Калинковичской ЦРБ. 10 августа прошлого года вместе с мужем участвовала в несанкционированном массовом мероприятии. Когда увидела, что супруга задерживают, стала оказывать правоохранителям сопротивление, а затем уже в служебной «Газели» укусила милиционера за спину. Казалось бы, взрослая женщина, 45 лет, высшее образование, доктор, и совершила такой поступок…

– Как она объяснила свое поведение?

– Сослалась на эмоциональное состояние. Раскаялась. Суд Светлогорского района признал ее виновной в насилии в отношении сотрудника органов внутренних дел и приговорил к двум годам домашней химии.

– Вторая женщина за что привлекалась?

– После выборов примерно в 2.30 ночи машина с членами избирательной комиссии отъез­жала от участка для голосования в агрогородке Урицкое. Девушка, 1995 года рождения, будучи подшофе, забралась на капот автомобиля, стала бить кулаком по крыше и капоту, да так, что повредила кузов. Суд Гомельского района приговорил ее к году лишения свободы.

26-летний сын одной из активных участниц движения «Матери 328» в канале «Гомель 97%» призывал «уничтожать, убивать» милиционеров, «резать их семьи у них на глазах»

– Можно ли сказать, что большинство из обвиняемых по таким делам находились в состоянии алкогольного опьянения?

– Понимаете, в чем специфика: как правило, эти люди задерживались уже после событий – устанавливались по записям с камер видеонаблюдения, постам в соцсетях. Поэтому доподлинно определить, были ли они на момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, не всегда возможно.

– К слову, о соцсетях. Бытует мнение, что в интернете легко уйти от ответственности и можно безнаказанно писать, что угодно. Рассчитывают на анонимность?

– Эта анонимность мнимая. Приведу только несколько примеров. 11 августа 2020 года житель райцентра, 1991 года рождения, под говорящим ником Инкогнито в телеграм-канале «Светлогорск для жизни» организовывал массовые беспорядки, призывал выходить на улицы и применять насилие в отношении сотрудников органов внут­ренних дел. Суд Светлогорского района приговорил его к 2,5 года химии. Другой мужчина, 1980 года рождения, под ником ВоВЧиК в телеграм-канале «Жлобин для жизни чат» оскорбил майора милиции, за что приговорен судом к двум годам химии. Также 26-летний сын одной из активных участниц движения «Матери 328» в канале «Гомель 97%» призывал «уничтожать, убивать» милиционеров, «резать их семьи у них на глазах». Это дело еще находится в производстве. Кстати, мать также содержится под стражей и обвиняется по другому уголовному делу. А ее старший сын в декабре прошлого года освободился из колонии, отбыв наказание по «наркотической» статье.

Окончание читайте в пятницу

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity