Культура > Творчество

1771

Журналист «Дняпроўца» Евгений Капба провел презентацию своей книги

 +

Когда в свет выходит новая книга земляка – это всегда повод для гордости за талантливого человека. Если же этим автором вдобавок оказывается твой коллега, интерес увеличивается в разы.

 
Недавно увидела свет книга «Акула пера в СССР» журналиста нашей газеты Евгения Капба. Мимо такого события пройти было невозможно. В нашем интервью Евгений делится писательской стороной своего таланта.

– В чем разница между журналистикой и написанием книг?

– Журналистика – это все-таки про реальную жизнь. Она предполагает в себе минимум субъективизма. Совсем не важно, на какую тему пишешь. Главное – это реальность. Здесь нет места выдумке. Журналистика информирует людей о том, где что-то произошло, состоялось, случилось. Художественная литература же основана на вымысле, применяемом для того, чтобы создать у читателя определенное настроение, впечатление или эмоцию.

– Что у тебя было первоначальным: что-то придумывать или отображать элементы действительности?

– Писать начал я еще в детстве, имея весьма смутное представление о журналистике. Это были художественные истории, основанные на чем-то прочитанном, услышанном, увиденном. Преобладали сказочные мотивы, например, фэнтези или истории про викингов. Писал я достаточно корявым почерком в тоненькой тетрадке. Конечно же, делился своими первыми работами с родственниками, но позже понял, что нужно быть уверенным в том, что предлагаешь людям, что никто не обязан тебя просто так поддерживать, пытаясь прочесть твои каракули. Когда появилась уверенность в своих силах? Когда пришло первое, пусть и незначительное, признание. Например, получая десятку за сочинение в школе, я понимал, что, может быть, то, что я делаю, не так уж и плохо.

Как-то я выиграл конкурс «Спасатели глазами детей», написав рассказ о своем дедушке Евгении Зборовском. Я был тогда в классе восьмом и прекрасно помню те ощущения, когда министр МЧС Энвер Бариев награждал меня и пожал руку.

Безусловно, у каждого, кто пишет, присутствует честолюбие, ведь всё это делается для читателя.

– Когда возникло желание писать для широкого круга людей?

– Лет в 20 я написал первую книжку, достаточно наивную, как я сейчас понимаю, в жанре пост-апокалипсиса. Разместил её в интернете. В России был очень крутой автор Андрей Круз, у которого имелся свой форум. Там публиковались книги, которые затем издавались. Я уже стоял в очереди на публикацию, но этот замечательный писатель умер, и издание книги сорвалось.

Затем я отправлял свои рассказы администраторам различных групп в социальной сети «ВКонтакте». Появилась вера в собственные силы, когда мой рассказ «Ночлег» в одной из групп набрал миллион просмотров и 20 тысяч лайков.

– К какому жанру относишь свои литературные произведения?

– Считаю, что всё, что я делаю, относится к такому условному направлению, как литературный импрессионизм. И неважно, пишу ли я про историю Советского Союза, сказочных персонажей, призраков или альтернативную реальность, это все всего лишь способ создания впечатления, настроения, некоей эмоции у читателя. Даже если книга написана в каком-то реалистичном антураже, она все равно будет являться вымыслом.

– Книги на историческую тематику требуют же больше вовлеченности, времени, нежели фэнтези?

– Здесь может быть двояко. Когда берешь за основу что-то реалистичное, то и придумывать нужно меньше. Написать книгу про Советский Союз в антураже 80-х годов, когда сам жил в Речице 90-х, гораздо проще, чем написать книгу про вымышленных существ. Хотя и то, и другое является своего рода притчей, чтобы передать переживание, сложный выбор, который предстоит сделать героям.

– Как выбираешь жанр, над которым будешь работать в следующую очередь?

– Стараюсь пробовать совершенно разные вещи: от космической фантастики до практически реализма. Это связано, конечно же, с настроением, сиюминутным порывом. Посмотрев кино и послушав музыку, я начинаю представлять, какая книга из этого могла бы получиться. Сразу придумываю даже не героя или сюжет, а антураж, обстановку, в которой это могло бы происходить. Дальше уже начинаю продумывать, какие герои сюда подходят.

– Когда пишешь, погружаешься в ту атмосферу, время, ситуацию, присутствуешь там как персонаж?

– Только как режиссер. Никогда не ассоциирую себя с главным героем, потому что он обязан действовать по определенным канонам. Он должен совершать экстремальные, рискованные поступки, которые я себе делать не позволяю. Когда пытаются проводить параллели между писателем и его героями, это не всегда верно. Конечно, некоторые психологические заходы из своей жизни берешь, но опять же у героя-поручика мировоззрение одно, а у провинциального журналиста из «Акулы пера» – совершенно другое.

– Какие чувства преобладают, когда оказывается дописанным последнее предложение книги? Присутствует ли эмоциональное опустошение?

– Вначале хотел бы сказать о том, что самый кайф – это когда начинаешь историю: тогда испытываешь подъем сил, чувств, хочется быстрее приступить, всё скорее сделать. На середине пути хочется как можно раньше закончить, уже накапливается определенная усталость. Бывает, что загнал героя в сложную ситуацию, а как его из нее вывести, не всегда сразу понимаешь. Когда же приближаешься к финишу, порой думаешь: а можно было ведь еще что-нибудь придумать.

– Не тяжело из мира выдуманного возвращаться затем в реальность?

– Я полжизни нахожусь в выдуманном мире. Читаю каждую свободную минуту, поэтому для меня отвлечься и переключиться не проблема, хотя я достаточно рассеянный человек. Для меня читать и писать книгу – вещи одного порядка. Это все равно уход в выдуманный мир, как для кого-то просмотр сериалов, прослушивание музыки.

– Во сне идеи для книг не приходят?

– Скорее нет. Мне чаще снятся недожеванные переживания из реальной жизни. А вот когда отвлекаешься от интеллектуальной работы, например, гуляя по лесу или работая физически, то в голову начинают приходить сюжеты для книг.

– Как ты представляешь своего среднестатистического читателя?

– Сайт, на котором я работаю, предоставляет объективную статистику. Так получается, что у меня очень большой возрастной диапазон читателей. 15–20% составляют подростки. Значительную аудиторию составляют женщины в возрасте 30–50 лет (40%). И, конечно же, это мужчины, которые хотят приключений, но не могут себя реализовать, от 25 лет и старше. Есть у меня такой читатель Шамиль Валеев, ему уже за 70 лет.

У меня присутствует широкое разнообразие жанров. Смею надеяться, что люди, прочитав одну из моих книг, захотят прочитать и другую.

– Где желающие могут познакомиться с твоим творчеством?

– Вообще работаю на сайте Author Today. Там есть все последние новинки, все последние обновления. Но вообще, если набрать в поисковой системе «Евгений Капба», то интернет выдаст ссылку только на меня.

– Первая презентация осталась позади. Что в планах дальше?

– Сейчас готовится к печати книга «Поручик». Возможно, в будущем состоится еще одна встреча с читателями. В данный момент пишу сказку. Судя по откликам в интернете, людям нравится.

 
Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity