Культура > История

4154

В оккупированной Речице нацисты уничтожали население конвейерным методом

 +

О чем стонала земля

Сразу после освобождения Гомельской области от немецко-фашистских захватчиков на ее территории начали действовать чрезвычайные государственные комиссии. Их целью стало скрупулезное документирование преступлений, совершенных нацистами в период оккупации.

 

Ужас без конца

Одна из таких комиссий работала в Речицком районе. Составленный ею акт хранится в Государственном архиве общественных объединений Гомельской области. На десяти страницах описаны свидетельства геноцида, учиненного гитлеровцами с августа 1941-го по ноябрь 1943 года.

Ужасы оккупации начались с первых дней. Как и в большинстве захваченных городов, нацисты сразу же занялись созданием гетто. Была произведена перепись евреев, которым приказали нашить на одежду желтые звезды. В конце ноября около трех тысяч представителей диаспоры согнали в фабричном районе, оградив территорию колючей проволокой. Начались массовые расстрелы. Обреченных вывозили грузовиками за город, убивали и закапывали в противотанковом рву.

В акте ЧГК приводятся показания чудом выжившей Екатерины Матвеевой:

«Вместе с другими мы с матерью были поставлены в ров. По нам дали залп из автоматов, мы упали… В момент казни раздался крик: «Бандиты! Фашисты! Вы проливаете нашу кровь, но Красная армия все равно отомстит за нас!» Эти слова выкрикнул восьмилетний Борис Смоловицкий. Один из гитлеровцев ударом приклада по голове свалил его на землю и после этого застрелил».

Учащиеся 11-го класса Екатерина СТРЕЛЬЧЕНКО и Вероника ЛУЧЕНОК.
Учащиеся 11-го класса Екатерина СТРЕЛЬЧЕНКО и Вероника ЛУЧЕНОК.

Такая же участь 25 ноября 1941-го постигла военнопленных, коммунистов и их семьи. Людей расстреливали целыми партиями.

Конвейер смерти

Фашисты обустроили застенки и тюрьмы, чтобы наладить эффективный конвейер смерти. Выйти из них живыми удавалось немногим. Уничтожением населения одновременно занимались жандармерия, полевая комендатура, гестапо, полиция, отряды СС.

В здании на улице Вокзальной разместилась служба безопасности СД. После освобождения города во дворе обнаружат четыре массовых захоронения. Только в одном из них — около 300 трупов. Живший по соседству Василий Филипенко рассказал, что расстрелы велись ежедневно с восьми утра до шести вечера.

Порой доведенные до отчаяния люди выбирали добровольную смерть, особенно если при этом удавалось уничтожить кого-то из оккупантов. Мария Краснокуцская описала судьбу родственника Михаила, арестованного в апреле 1943-го:

Экспозиция на тему ВОВ и оккупации Речицкого района.
Экспозиция на тему ВОВ и оккупации Речицкого района.

«…После восьминедельного заключения мне довелось его видеть: это был не человек, а живой труп, совершенно глухой. 2 июня немцы повезли его за Речицу и заставили разминировать железную дорогу. Достав мину, он подозвал начальника СД, переводчика, и его окружила немецкая охрана. Михаил бросил им под ноги мину, взрывом которой были убиты начальник СД и охранник. Переводчик и сам Миша — тяжело ранены. После этого его застрелили…»

По данным комиссии, непосредственно в Речице уничтожены 4395 граждан, включая 170 детей — от грудного возраста до 16 лет. Почти полторы сотни горожан насильно вывезены на каторгу в Германию.

Забавы садистов

Палачи не просто «делали работу». Примеров их изощренного садизма множество. На одной из улиц немцы схватили еврейку Хану Шипиевскую. Глумясь, ее привязали к мотоциклу и заставили бежать следом, увеличивая скорость. Выбившись из сил, она упала и потеряла сознание. Некоторое время истерзанное тело таскали по дороге. После чего девушку застрелили. Жертвой изуверов также стал старик, которого немцы с хохотом опускали в колодец и доставали обратно. Забавлялись мучители на глазах у других евреев, которых затем расстреляли. Подростка Степана Матюшенко заставили выкопать яму и похоронили в ней заживо.

«19 сентября 1941 года немцы арестовали моего мужа Никиту Григорьевича, — рассказала комиссии Екатерина Позьняк. — Утром я нашла его… Усы и борода сожжены, голова проломлена. Во время похорон прямо на кладбище немцы открыли огонь и убили 14-летнюю Веру Сазонову…»

Научный сотрудник Ева МОГИЛЕВЕЦ проводит беседу с учащимися 11-го класса.
Научный сотрудник Ева МОГИЛЕВЕЦ проводит беседу с учащимися 11-го класса.

Иногда нацисты убивали, будто бы развлекаясь, от скуки. Как это случилось с детьми в поселке Добрый. Зимой 1942-го трое ребят катались на коньках. В это время мимо замерзшего озера проезжали несколько немецких машин. Сидевшие в них солдаты стали стрелять по пацанам, упражняясь в меткости. Одиннадцатилетний Коля Сивуха погиб на месте. Его тезка Коля Черношей получил тяжелое ранение, от которого умер спустя шесть часов.

Деревни в огне

Геноциду подвергалось и сельское население. В поселок Горваль палачи наведывались несколько раз. Впервые — в сентябре 1941-го. Тогда на колхозном дворе расстреляли 33 человека. Раненых фашисты добивали, закалывая штыками и кинжалами.

Почти два года спустя, в праздник Троицы, приехали эсэсовцы. Они поджигали хаты и охотились на местных жителей, пытавшихся скрыться в лесу. Тех, кому это не удавалось, загоняли в горящие дома. Так были убиты 70 сельчан.

В августе 1942-го беда пришла в деревню Ровное. Сначала ее обстреливали, в том числе из минометов. Некоторые дома загорелись, остальные немцы поджигали собственноручно.

«В деревне стоял стон и плач, душераздирающие крики неслись со всех сторон, — описывала ужасную картину сельчанка Нина Мороз. — Отдельные жители пытались укрыться в блиндажах и канавах. Однако немецкое зверье находило их и также уничтожало. В этот кровавый день фашистские мерзавцы расстреляли 40 и заживо сожгли восемь человек».

В феврале 1943-го каратели атаковали деревню Андреевку. Ее жителей выводили в огороды и после жестких допросов расстреливали целыми семьями. Четырнадцать человек загнали в одну из хат и сожгли.

За два года оккупантами и их пособниками сожжено 68 деревень Речицкого района. Уничтожено более 5300 человек, 179 из них сгорели заживо. Почти две тысячи жителей насильно угнаны в немецкое рабство.

 

Чтобы помнили

Материалы, собранные ЧГК, послужили основой экспозиций, подготовленных работниками Речицкого краеведческого музея совместно с прокуратурой.

— Экспозиция «Без срока давности» представляет собой интерактивную локацию и создана так, чтобы каждый имел возможность полистать материалы, ознакомиться с их содержанием, — отмечает директор музея Наталья Заева. — Мы также проводим передвижную выставку «Геноцид. Трагедия и память», в основу которой легли документы, фотографии и воспоминания очевидцев, хранящиеся в фондах музея. В прошлом году ее посмотрели более десяти тысяч человек. Проекты, посвященные теме геноцида, вызывают неподдельный интерес посетителей и в этом году будут продолжены. Это наш вклад в дело сохранения исторической памяти о самых страшных страницах в истории Беларуси.

Директор музея Наталья Заева.
Директор музея Наталья Заева.

Директор Государственного архива общественных объединений Гомельской области Наталья Абрамова:

— На сегодня у нас почти 500 тысяч единиц хранения, в том числе множество документов, в которых зафиксированы преступления гитлеровских захватчиков. В настоящее время создаем тематический перечень и электронную базу данных. Это огромный труд, требующий колоссальных усилий, поскольку необходимо изучить, а затем оцифровать каждый документ. Большой импульс придало расследование уголовного дела о геноциде, которое ведет Генеральная прокуратура. Работники архива оказывают максимальное содействие в установлении фактов злодеяний, совершенных нацистами в годы Великой Отечественной войны.

prolesk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки на оригинал статьи.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity