Здоровье и красота > Советы психолога

1825

Папа, мама, я – несчастливая семья: чем опасны семейные треугольники и коалиции, рассказала психолог

 +

Если в семейной паре накопилось напряжение, которое долго не находит выхода, и отношения между партнерами грозят разрушиться, в диаду «мама – папа» нередко подтягивается ребенок. Семья начинает существовать в системе дисфункционального треугольника, задача которого – сделать взаимоотношения мужа и жены более устойчивыми, не позволить им распасться. О том, по каким признакам можно понять, что ребенок «спасает» отношения родителей, и какую опасность таят подобные треугольники, порталу sb.by рассказала психолог, психотерапевт Степанида Булгакова (Россия).

Когда в паре есть напряжение, накопившиеся претензии и при этом по каким-то причинам прямое высказывание недовольства партнеру невозможно (например, из-за опасности насилия), в конфликт втягивается третий человек. Нередко этим третьим, через которого муж и жена пытаются разрешить ситуацию, оказывается ребенок как самый слабый и зависимый член системы.

– У ребенка нет выбора, он не может никуда деться из родительской системы. Для того чтобы выжить, он вынужден принимать любые правила игры, – отметила психолог. – Ребенок чутко улавливает сигналы, свидетельствующие о том, что мама и папа не ладят между собой, разочарованы друг другом, задумываются о расставании.

 

Стремясь отвести катастрофу – родительский развод, ребенок отчаянно пытается спасти союз мамы и папы. Например, начинает из рук вон плохо себя вести (в психотерапии это называется демонстрировать «симптом семьи»), и тогда взрослые либо объединяются для помощи «сложному» ребенку, либо перенаправляют на него свою агрессию.

– Во втором случае ребенку приходится особенно несладко, но он готов многое терпеть ради того, чтобы мама и папа остались парой и были с ним рядом. К тому же плохое отношение родителя для ребенка все же лучше, чем равнодушие и игнорирование, – акцентирует Степанида Булгакова.

Распространенный вариант триангуляционных отношений – когда родители по каким-либо причинам не могут вступать в прямую конфронтацию между собой и роль посредника отводится ребенку. Выглядеть это может, например, так: «Передай отцу, что нужно заплатить за учебу», «Скажи матери: если она снова будет орать, я не дам ей денег», «Напомни отцу – пусть оплатит коммуналку, иначе у нас вырубят электричество», «Скажи ей, что я не намерен ехать к ее матери».

Ответственность за последствия тех или иных слов и действий в подобных случаях часто перекидывается как горячая картошка. В конце концов крайним оказывается ребенок – он виноват и в том, что «не так» передал, и в том, что один взрослый не выполнил требования другого.

Еще один частый и не менее разрушительный вариант семейного треугольника – когда ребенок вынужден объединиться с одним родителем против другого. Тогда приходится не только выслушивать, например, от папы, какая мама ленивая и неумеха – плохо следит за порядком в доме и невкусно готовит, но и соглашаться с обвинениями.

– Это глубоко ранит ребенка, заставляет чувствовать себя предателем и виноватым перед мамой. Чувство вины и предательства может быть вытеснено, но оно в любом случае есть, разрушает детскую психику и может иметь крайне негативные последствия во взрослой жизни, – объяснила эксперт.

Ребенок становится на сторону того или иного родителя в зависимости от разных причин, внешних и внутренних. Например, в семье запрещено быть слабым – тогда ребенок объединяется с родителем, более склонным к психологическому доминированию, подавлению окружающих. Аналогичный выбор может быть обусловлен страхом стать объектом родительской агрессии. Родителя с позицией жертвы предпочтет ребенок, который испытывает к нему жалость и сочувствие.

Треугольники, в которых родитель и ребенок начинают «дружить» против другого родителя, опасны для всех участников. Однако наибольший ущерб терпит самый слабый и уязвимый – ребенок. В психологическом смысле он начинает замещать «неугодного» родителя, то есть играет роль, которая ему совсем не по силам. На детскую психику это действует разрушительно.

Если, например, мальчик втянут в коалицию с мамой против папы, ему может быть трудно идентифицировать себя с «плохим» отцом и мужчинами в целом: 

– В результате во взрослом возрасте ему будет очень неуютно в мужском мире, где ценятся активность, инициативность, способность добиваться целей. Не исключено, что он будет тяготеть к однополым отношениям, – добавила Степанида Булгакова.

 

Еще одна опасность коалиции с родителем в том, что ребенок становится на место его партнера. Психолог рассмотрела примеры, как могут проявиться негативные последствия в парах «мать – сын» или «отец – дочь».

– Если мама, например, жалуется сыну, что отец плохо обеспечивает семью, сын уже в подростковом возрасте начинает приносить в дом деньги. Если для матери важно, чтобы муж одевался в определенном стиле или больше времени проводил с ней, сын выполняет эти пожелания: меняет свой имидж, встречает маму с работы, дает советы в серьезных, совсем недетских вопросах (брать ли кредит в банке, менять ли работу, совершать ли дорогостоящую покупку и пр.). Угождающим поведением сын бессознательно пытается убедить мать и доказать отцу, что он – лучший муж для нее, – объяснила психолог.

Коалиция с отцом для дочери чревата проблемами с построением личных отношений:

– Всех претендентов на ее руку и сердце такая девушка будет отвергать, считая недостойными. Главный мужчина ее жизни – обожаемый и возведенный на пьедестал отец. При таких вводных данных все потенциальные кандидаты в мужья рано или поздно потерпят поражение, не выдержав конкуренции с отцом.

Ребенок, который вынужденно стал подпоркой для родительского союза или тем более играет роль эмоционального партнера одного из родителей, во взрослом возрасте, скорее всего, будет стремиться воспроизводить в своей жизни известную ему модель отношений – дисфункциональный треугольник. Переживать и разрешать прямым способом конфликты в диаде такому человеку может быть сложно, поэтому при возникновении напряжения он будет пытаться ослабить его, втягивая в отношения третьего – любовника или любовницу, ребенка.

Специалист подчеркнула, что для ребенка оба родителя одинаково важны, поэтому ситуация, когда ему необходимо выбрать одного и отвернуться от другого, причиняет неимоверные страдания. Ребенок внутренне мечется, до последнего пытается примирить родителей – в ход могут идти девиантное поведение, серьезные проблемы с обучением, иногда даже болезни. Если усилия терпят неудачу, ребенок делает мучительный для себя выбор, но чувствует себя виноватым перед вторым родителем.

– Чувство вины может быть таким сильным, что ребенок, пытаясь спастись от захлестывающей боли, сводит к минимуму контакт с родителем, а то и вовсе обрывает связь – психологически или физически. Бесследно это не проходит.

По словам Степаниды Булгаковой, во взрослом возрасте попытки восстановить общение с родителем будут причинять много боли либо вызывать сильное раздражение.

Тем, кто осознал, что живет в треугольнике, и хочет изменить ситуацию, прежде всего важно разобраться, почему отношения с партнером оказались насквозь пропитаны раздражением и недовольством.

– Поразмыслите, что мешает прямо говорить партнеру о том, что вам не подходит, не устраивает, хотелось бы изменить в отношениях. Распространенная причина – страх одиночества. Многие люди фантазируют в таком духе: я оттолкну от себя мужа/жену подобными разговорами, меня бросят, а построить новые отношения я не смогу, поэтому самое правильное – молчать и терпеть. Но терпение рано или поздно лопнет. Лучше не ждать этого, а учиться строить отношения с партнером в диаде, – резюмировала психолог.

Что именно для этого нужно предпринимать, психолог, психотерапевт Степанида Булгакова расскажет в следующий раз.

Фото freepik.com

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity